Н.А.Чуканов

 

природа

успехов и поражений

(Новое направление развития общественных наук)

 

Изд. БФРГТЗ «СЛОВО»
Лицензия ИД №00102 от 24.08.1999г.
Пописано к печати 27.01.2004г. Тираж 100 экз.

 

 

Содержание

О книге

Об авторе

Реальный и виртуальный мир

 

1. Польза и вред от науки

1.1. О закономерностях и законах

1.2. Три типа научных открытий и теорий

1.3 Естественные и общественные науки

       (Причина отсутствия в общественных науках

       открытий и теорий первого типа)

2. Двойственная природа человека

2.1. Основы общей теории человека

2.2. Секрет успеха для каждого человека

2.3. Социально-техническое проектирование

3. Информационная экономическая теория

(Теория относительной ценности)

Новые идеи в экономической науке

3.1. Что такое экономика?

3.2. Кому и для чего нужна экономическая наука?

3.3. Экономическая теория и практика

3.4. Об информационной экономической теории

3.5. Хозяйственная деятельность и мотивы экономического поведения людей

3.6. Плановая экономика

3.7. Натуральный обмен

3.8. Рыночная экономика

3.9. Основной закон рынка и роль собственника товара

3.10. Эффективность управления экономической деятельностью

3.11. Деньги и стоимость товара

3.12. Деньги коммерческие и некоммерческие

3.13. Сбережения граждан

3.14. Денежная политика государства

3.15. Финансовая система

3.16. Собственность и собственники

3.17. Типы коммерческой собственности

3.18. Себестоимость, прибыль и рентабельность

3. 19. Типы некоммерческой собственности

3.20. Продажа собственности и фондовые рынки

3.21. Труд, занятость и безработица

3.22. Общественные потребности и налогово-бюджетная политика

3.23. Роль государства в рыночной экономике

3.24. Контроль за доходами граждан

3.25. Экономика ­ единый финансово-хозяйственный механизм

3.26. Практическое применение выводов информационной экономической теории

3.27. Основные направления финансово-экономических реформ

3.28. Проблемы перехода от натурально планового хозяйства к рыночному

3.29. Выводы

4. Выход России из многолетнего депрессивного состояния

4.1. Задачи, которые должны были решить рыночные реформы

4.2. Причины поражения экономических реформ в СССР

4.3. Причины поражения реформ в России

4.4. Угроза экономической катастрофы в России

4.5. Эффективные реформы в России

4.5.1. Анализ работы государственной власти в России

4.5.2. Предложение Президенту РФ по созданию эффективной

системы работы государственной власти

4.5.3. Постановление Государственной Думы ФС РФ

4.5.4. Отчет рабочей группы по установлению истинных причин неплатежеспособности

предприятий народного хозяйства и их устранению

при Комитете по экономической политике и предпринимательству

О КНИГЕ

Применение силы в разрешении проблем общества всегда свидетельствует о недостатке разума и мудрости у тех, кто ее использует. Стремление сторонников разных политических идеологий навязать свою волю с помощью силы, в том числе экономической и политической, приводило только к бедствиям и страданиям народов. Причем независимо от системы социальных ценностей, которые они проповедовали (коммунистические, националистические, либерально-демократические).

Главной угрозой безопасности России оказались стратегия слепого копирования того, что есть на Западе, и следование ложной либерально-монетарной экономической идеологии, навязанных ей политической и военной силой. В результате мы получили не лучшее, а худшее: депрессивный и криминальный характер экономики, безнаказанность богатых и влиятельных лиц, безответственность, некомпетентность и коррупцию государственной власти.

От такой стратегии нужно решительно отказаться и вывести страну на путь эффективного и бесконфликтного развития. Для этой цели необходимо использовать новые фундаментальные открытия в общественных науках российского ученого Чуканова Николая Александровича, которые изложены в этой книге. Мы намерены довести их до широкой общественности и государственной власти.

Я считаю, что работы Чуканова открывают новую страницу в мировой науке. Как усилиями Галилея естествознание было переведено в точные науки, также и эта книга переводит общественные науки в такие же точные. Книга дает старт для развития общественных наук в новом направлении. И общественные науки станут таким же эффективным инструментом для проектирования достижения высоких социально-экономических результатов, какими стали естественные науки в технической области. Вместо использования политико-экономических идеологий будут разрабатываться социально-экономические технологии для достижения заранее заданных высоких социальных результатов.

Книга закладывает фундамент для научно-социального прогресса человечества, аналогичного научно-техническому. Рано или поздно не только Россия, но и весь мир будет использовать открытия Чуканова в проектировании эффективной деятельности общества. Его открытиями будет пользоваться каждый, кто хочет добиваться успехов в своей деятельности, независимо от ее характера.

Новое направление развития общественных наук, которое предложено в книге, отличается от всего ранее известного своей практичностью. У таких научных знаний не может быть открытых противников, поскольку выводы таких наук не противоречат ни одному достоверно известному факту. Кто не хочет применять новые знания, не будет достигать успехов. И напротив, использование современных ложных знаний о природе человека и общества и ложных законов, которым якобы подчиняется их деятельность, неотвратимо будет вести к поражениям. Отсюда и название книги: «Природа успехов и поражений».

Эта книга должна нанести сильнейший удар по бесполезному для человечества «объяснительству» и философствованию, поразившими общественные науки, как в свое время работы Коперника и Галилея нанесли поражение схоластике в естественных науках.

Отсутствие истинных научных знаний в общественных науках породило множество политических, национальных и религиозных течений и организаций, якобы знающих, куда нужно вести общество. В книге предлагается поставить фильтр, который не позволял бы пользоваться в практической деятельности общества ложными социальными идеями и проектами. Этой проблеме посвящен первый раздел «Польза и вред от науки».

Автор книги не устает повторять, что нельзя при принятии ответственных решений слепо верить кому-либо. Когда люди слепо верят, их непременно обманывают и их сознанием манипулируют, будь-то рядовые граждане или высокопоставленные государственные деятели. Необходимо знать, а не верить кому-либо. Мы предлагаем проверить научные открытия, изложенные в книге, на соответствие своему жизненному опыту и опыту историческому. Если сомнений не окажется, то их необходимо смело применять в практической деятельности, чтобы достигать высоких результатов.

Книга предназначена стать одним из основных инструментов для проектирования и достижения успехов в любом виде деятельности, в первую очередь, в управлении государством. В ней содержится и Предложение Президенту РФ по кардинальному изменению самой системы работы государственной власти в России.

Народный депутат РСФСР  Д.А. Васильев

ОБ АВТОРе

Николай Александрович Чуканов, автор принципиально нового направления развития общественных наук. Он впервые сформулировал требования, которым должны удовлетворять любые научные работы, претендующие на их использование в практической деятельности. Эти требования жесточайшие: ни один из достоверно известных фактов не должен противоречить выводам научных работ. Он автор информационной экономической теории, в которой впервые сформулировал основной закон рынка, дал определение денег и стоимости товара, разделил деньги на две категории: коммерческие (инвестиционные) и некоммерческие (потребительские). Он предупреждает об опасности для человечества использования любых современных политико-экономических и национальных идей построения общества. Политика государства может быть либо эффективной, либо неэффективной. Но она не должна быть ни либеральной, ни социалистической, ни национальной.

Группа экономистов под руководством Чуканова Н.А. несколько раз почти достигала цели - проведение социально-экономических реформ в России по их сценарию. История их деятельности порой носила детективный характер. Фактами, подтверждающими сильное воздействие их документов не только на решения руководства России, но и на все общество, могут служить выдержки из средств массовой информации конца 1991 года перед стартом российских «рыночных» реформ.

“Известия” от 18 декабря 1991 г. “Распространена ложная информация о планах российского правительства. Ведется расследование”.

“Вот, наконец, и до Москвы дошла “секретная” программа российского  правительства по введению безналичного рубля. По мнению правительства, еще ни разу дезинформация не распространялась так широко и с такой фантастической скоростью.

В шестистраничном (есть более короткие варианты) тексте, лишенном каких-либо реквизитов, излагается достаточно стройная и вполне работоспособная концепция  резкого ограничения денежной массы, как в наличном, так и безналичном обороте. Перечисляются законодательные акты прямого действия, которые необходимо принять для запуска российского варианта финансовой реформы, по жесткости вполне сопоставимые со знаменитой реформой Эрхарда.

“...версия о переходе к безналичным расчетам и замораживанию счетов вызвала настоящую панику среди хозяйственных руководителей и населения и повлекла серьезные последствия. В связи с этим по распоряжению Егора Гайдара было назначено служебное расследование, к которому наряду с экономическими экспертами привлечены работники прокуратуры, МВД и Агентства федеральной безопасности РСФСР”.

“Московские новости” от 22 декабря 1991 г. “Деза”.

“Похоже, сверхзадачей дезинформации было свалить юное правительство России. Во всяком случае, по времени она была точно синхронизирована с другими выступлениями, направленными на подрыв авторитета российской власти. Этой цели дезинформация не достигла. Но как считают специалисты, она процентов на пятнадцать увеличила инфляцию, стала одной из решающих причин нехватки наличных денег, а значит, невыплаты зарплаты, стипендий, пенсий. Кто обрек собственную страну на еще большую разруху собственный народ, на еще большие бедствия? Какая корысть ими двигала, - только ли политическая или к ней примешивалась вульгарная денежная?

У нас уже есть основания назвать некоторые имена, но мы боимся поторопиться. Слишком страшно это обвинение в политическом людоедстве, и мы продолжаем поиск доказательств, которые оберегут нас от ошибок. Надеемся в следующих номерах “МН” познакомить с ними читателя.”

“... Вначале возникло предположение, что этот документ - проект, подготовленный прошлым правительством, а сейчас с опозданием, по ошибке ли, сознательно выпущенный “в люди”.

Но проведенный специалистами анализ показывает, что это специально подготовленная дезинформация. Причем создавалась она экономистами высокого класса. Провокационные пункты искусно вмонтированы в положения, которые действительно являются составными частями реформы правительства нынешнего. Например, свободное ценообразование, либерализация внешнеэкономической деятельности...”

“...По нашим подсчетам, уже сегодня убытки от дезинформации оцениваются в десяток миллиардов рублей, а долгосрочный отрицательный эффект сейчас и не вычислить. Одним словом, у нас появились отравители экономики”.

“Мегаполис-эксперсс” от 26 декабря 1991 г. “Кто стащил “секретную программу” правительства?”

“Хотя был воскресный день, вице-премьер и министр экономики Егор Гайдар срочно прибыл на республиканское телевидение опровергнуть просочившиеся сведения...”

“Хотя копия была далеко не первой, то есть очень грязной, не имела решительно никаких опознавательных пометок (штампов, виз, регистрационного номера, грифа), без труда можно было констатировать следующее: а) это план экономической реформы, состоящий из 56 пунктов; б) работа сделана профессионально и не может быть отнесена к “самопальным” фальшивкам; в) программа выполнена для правительства РСФСР; г) это та самая программа, фрагмент которой разгласило РИА...”

Одним словом, у нас появились “отравители экономики”. Отравители отравителями, мы же после проведения агентурных мероприятий имеем возможность сообщить правительству России и всем заинтересованным лицам, что: а) подлинник, с которого снята цитированная ксерокопия, подготовлен действительно в российском Белом доме; б) нынешнее правительство РСФСР никакого отношения к нему не имеет; в) злоумышленным апокрифом, ставящим цель опорочить кабинет министров, бумага не является.

Все оказалось так просто, что даже не смешно. В преддверии V съезда народных депутатов РСФСР над программой рыночной реформы работала не только команда Егора Гайдара. Одна группа, в которую входили Николай Чуканов и Дмитрий Васильев, программировала, например, под патронажем госсоветника Юрия Скокова. План безинфляционной реформы с жестким регулированием потребления и ограничением наличных расчетов - как раз их дело...”

“Кстати, для особо напуганных: в замораживании доходов нет ничего смертельного, это известный способ сдерживания цен и спасения денег от обесценения. Еще неизвестно, что лучше - иметь вклад замороженным или сгоревшим от гиперинфляции.”

“Коммерсантъ” от 27 декабря 1991 г. “Проект введения российского безналичного рубля: в каждой  шутке есть доля шутки”.

“Однако непосредственное происхождение текста было установлено вовсе не в процессе расследования: в редакцию “Известий” пришел народный депутат СССР А. Соколов и заявил, что ему известны авторы разработки. Это группа специалистов под руководством Николая Чуканова, в которую входили также Михаил Малей, Дмитрий Васильев, Иван Богомолов и Владимир Агафонов.

По информации, полученной “Известиями”(N 302, 20 декабря) авторы рассматривали этот проект как план первоочередных мероприятий в рамках разработанной ими же “Предельно радикальной экономической реформы”. Как утверждает А. Соколов, эта разработка вместе с другими программами реформ российской экономики была выполнена в марте по заказу Бориса Ельцина...”

“Кроме того, нельзя не учитывать, что появление “псевдопроекта” существенно облегчило психологическое восприятие объявленной правительством либерализации цен, поскольку упомянутый скачок цен практически на все товары (“досрочная либерализация”) произошел именно после появления “документа”.

Я убежден, как и многие политические деятели, осведомленные о деятельности Чуканова, если бы реформы в России тогда начались «по сценарию Чуканова», то уже сегодня уровень жизни всех россиян был бы не ниже уровня экономически развитых стран.

Другой факт из его деятельности.

Он спроектировал и обеспечил, используя процедурные возможности депутата Государственной Думы Черемушкина В.П., принятие Постановления Государственной Думой (№1691­III ГД от 22 июня 2001 г.) по самому важному для страны вопросу ­ о необходимости Президенту РФ кардинальным образом изменить экономическую политику в стране. В этом постановлении Президенту РФ предлагалось создать государственную комиссию по поиску истинных причин многолетнего депрессивного состояния экономики России и их устранению. В постановлении предлагалось Президенту РФ возглавить комиссию и включить в ее состав руководителей депутатских объединений в Государственной Думе и членов президиума Государственного совета Российской Федерации. Несмотря на то, что выводы Отчета рабочей группы, который был разработан Чукановым, были прямо противоположны оценкам экономической ситуации в стране правительством, постановление, одобряющее основные выводы этого отчета, было поддержано всеми политическими силами. При голосовании по этому проекту не было ни одного «против» или «воздержавшегося» депутата. В результате такого процесса могла появиться новая более эффективная экономическая политика в России, поддержанная всеми основными политическими силами страны.

И только неприглядная роль депутата Черемушкина не позволила перевести Постановление Государственной Думы в решение Президента РФ. Он отказался вынести на голосование Поручение Председателю ГД по этому вопросу. Черемушкин был приглашен в Государственную Думу Чукановым для помощи ему в работе по выводу страны из многолетнего депрессивного состояния. (Чуканов уступил Черемушкину предложенное ему место в списке кандидатов в депутаты от «Единая Россия» на выборах 1999 года.) Однако тот не только сам не принимал практически никакого участия в работе, но «спустил на тормозах» эффективную технологию принятия решений в органах государственной власти.) Я оцениваю такое поведение депутата ГД, как откровенное предательство.

Некритичность к тем, с кем он собирается сотрудничать, отсутствие каких-либо элементарных навыков в организационной работе, «недипломатичность» и категоричность в разговорах с людьми любого ранга являются главными недостатками Чуканова. Однако нельзя требовать от ученого такого масштаба всех желательных для нас качеств. Он представляет в этой книге свои фундаментальные открытия, а уж другие люди должны взять на себя организационные и «дипломатические» функции, чтобы соединить его фундаментальные открытия с обществом и государственной властью. Необходимо кому-то взять на себя организацию и финансирование развития нового направления развития общественных наук начатого Чукановым в России, иначе такую инициативу могут первыми проявить другие страны. Если же такие организаторы в стране все же появятся, то я уверен, что Россия станет лидером в социально-экономическом прогрессе человечества, как СССР был лидером в космической и атомной промышленности.

Необходимо обратить внимание и на утверждение Чуканова, что излишний интерес к личности автора убивает интерес к содержанию его научных работ. Для человечества важны сами открытия в науке, а не их авторы. По этой причине он никогда не стремился к своей рекламе, хотя имел для этого большие возможности, когда был депутатом Государственной Думы созыва 94-95 гг. Он отрицательно относился и относится ко всем званиям и титулам ученых.

 

Народный депутат СССР А.А. Соколов

 

Реальный и виртуальный мир

Что обеспечивает наш успех? Знания. В любом виде деятельности необходимо знать, что и как необходимо сделать, чтобы добиться нужного результата. Использование ложных знаний неотвратимо ведет к поражениям в любом виде деятельности. Поэтому знания законов поведения природы, человека и общества являются самым эффективным и практичным инструментом в достижении успеха.

 «Весь мир театр, а все люди в нем актеры», так совершенно точно и емко охарактеризовал наш виртуальный мир Шекспир. Разговор между людьми чаще всего носит неоткровенный характер. Каждый из нас пытается сыграть какую-либо роль. Но это означает, что все мы, от рядового гражданина до руководителя любого государства, каждодневно и постоянно сознательно или неосознанно создаем виртуальный мир. Мы привыкли жить в этом виртуальном мире, и не хотим видеть жизнь общества такой, какой она есть на самом деле. Это и не плохо и не хорошо. Такова социальная природа человека.

Когда мы читаем художественную литературу, смотрим фильм или рассказываем увлекательную историю, то несоответствие действительности написанного, сказанного, увиденного и услышанного явление вполне нормальное и необходимое. Задача у всех писателей, режиссеров и актеров одна - воздействовать на наши переживания, настроение и воображение. Создание виртуального мира - главный смысл деятельности всей творческой интеллигенции. Одним из примеров создания виртуальных образов является реклама, в том числе и политическая.

Но если вымысел - главный инструмент для деятельности писателя, режиссера и актера, то для решения проблем человека и общества он оказывается главным фактором наших неудач и поражений. В условиях ложной и недостоверной информации никто не может принять правильных решений.

Влияние виртуального мира на общество приобрело опасный характер для всей жизни на нашей планете. Научно-технический прогресс достиг больших масштабов. Человечество оказалось способным решать технические проблемы только потому, что благодаря усилиям Коперника и Галилея мы в естественных науках научились отделять реальность от вымысла. Но по содержанию социальных технологий остались на уровне средневековья. Мы по-прежнему пользуемся виртуальными представлениями о жизни человека и общества. По-прежнему проблемы общества пытаются решать с помощью силы (вооруженной, экономической и политической), а не с помощью знаний реальных процессов происходящих в обществе.

Для того чтобы не только постоянно говорить о проблемах, но и успешно их решать, нужно знать, как устроен наш реальный мир. А для этого необходимо признать, что реальный мир человека и общества не такой, каким он нам всем кажется. Он совершенно иной. В свое время всем казалось, что солнце вращается вокруг земли, но оказалось все наоборот. Людям казалось, что земля плоская, но она оказалась круглой.

Нам только кажется, что государственные деятели должны и обязаны руководствоваться интересами большинства граждан страны в своей деятельности. Однако в реальной жизни мы все, а не только государственные деятели, руководствуемся при принятии тех или иных решений своими собственными интересами. За виртуальными интересами государств, компаний, предприятий и организаций всегда и везде стояли, стоят, и будут стоять реальные интересы тех людей, которые принимают решения от их имени. У юридических лиц не может быть каких-либо интересов, поскольку они лица неодушевленные. Вопрос только в том, насколько интересы одних людей совпадают или расходятся с интересами других. Найти государственных и политических деятелей с другими мотивами их деятельности – задача не реальная. Это все равно, что искать грибы на хоккейном поле.

Что нужно сделать, чтобы руководители государств, компаний, предприятий и организаций были вынуждены работать на пользу общества? Какие нужно создать условия, при которых их реальные интересы сближались бы с интересами большинства граждан? Как поставить фильтр, который в ответственные моменты не пропускал бы ложную информацию в наше сознание, а, следовательно, создавал необходимые условия для успешной нашей деятельности?

Этим и другим вопросам посвящена эта работа.

В основе ее лежат три фундаментальных открытия, которые позволяют превратить общественные науки в такие же полезные и эффективные, какими являются естественные.

1. Критерий истины

Ни один достоверно известный факт не должен противоречить нашим выводам. И только один единственный, говорит либо о ложности наших знаний, либо об ограниченности их действия.

В естественных науках такое жесткое требование было введено благодаря усилиям Коперника и Галилея. Проверка опытом, экспериментом научных выводов стал критерием истины в естественных науках. Поэтому они относятся к точным наукам и стали главным инструментом для проектирования высоких результатов в деятельности общества. Такая практика в естественных науках предопределила научно-технический прогресс и создала современную цивилизацию.

В общественных науках нет никакого критерия истины. Отсутствует фильтр, который отделял бы истинные научные знания от ложных. По этой причине современные общественные науки не способны предложить обществу решения наиболее важных проблем. Они создают виртуальные образы нашего мира. Более всех в этом направлении преуспела философия.

В частности, сформулированному критерию истины не удовлетворяет ни одна из широко известных экономических теорий. Использование их выводов в практической деятельности неотвратимо приводит к отрицательным результатам. Причем, чем точнее следуют рекомендациям сторонников разных экономических школ, тем хуже результат.

Примером может служить следование либерально-монетарной экономической идеологии. Ни в одной стране мира не был получен высокий положительный результат от реализации выводов этой экономической школы. Напротив, в Аргентине, России и других странах был получен прямо противоположный результат, что свидетельствует о ложности этого направления экономической науки. Если бы Рузвельт в тридцатых годах следовал рекомендациям либерально-монетарной экономической школы, то США, как государство, исчезло с политической карты мира. Однако из-за отсутствия критерия истины эта идеология стала ведущей в мире и постоянно навязывается многим странам в качестве государственной политики, в том числе и через международные организации (ВТО, МВФ, МБРР и др.).

2. Двойственная природа человека

В каждом из нас существуют и поочередно действуют два совершенно разных человека. Один - социальный (коллективный), другой - индивидуальный (эгоистичный). У них разные мотивы деятельности. У индивидуального человека мотивы деятельности находятся внутри нас. У социального человека мотивы деятельности находятся в социальной среде, в которой мы живем и работаем. Эти два разных человека постоянно взаимодействуют друг с другом, что и определяет личность каждого из нас.

Социальные и индивидуальные мотивы могут сближаться или расходиться.

Степень расхождения индивидуальных и социальных мотивов деятельности – главный фактор, который влияет на результаты деятельности людей и их психическое состояние.

Если расхождение высокое, то наступает депрессия. А при превышении определенного предельного уровня человек гибнет (самоубийство или распад личности).

Если социальные и индивидуальные мотивы деятельности у человека совпадают, то он находится в максимально комфортных условиях и добивается высочайших результатов.

На базе этого открытия разработаны основы «Общей теории человека». Она должна заменить современную психологию и социологию. Выводы из этой теории позволяют создавать системы управления в разных областях деятельности общества, позволяющих увеличить эффективность деятельности людей, организаций и государств во много раз.

3. Содержание стоимости и денег

Стоимость товара определяет его ценность по отношению ко всем остальным, численно измеряемая деньгами при многочисленных актах купли и продажи. Доходы граждан (стоимость труда) определяют ценность результатов их деятельности по отношению к результатам деятельности всех остальных. Относительная ценность товаров и труда является их универсальным свойством.

Деньги, как инструмент для численного соизмерения относительной ценности, делятся на коммерческие (инвестиционные) и некоммерческие (потребительские). Уровень инфляции (дефляции) зависит не от всего количества денег, а только от тех, которые тратятся на потребление. Деньги, не участвующие в соизмерении стоимости товаров и труда, превращаются в ценные бумаги и не влияют на результаты деятельности общества.

Стоимость любого товара (цену) нельзя вычислить каким-либо образом. Ее можно лишь измерить. Она должна постоянно меняться в зависимости от места, времени и условий продажи или заключения контракта. Стоимость отдельного товара и стоимость труда каждого человека без стоимости всех других определить невозможно. Цены на все товары и доходы граждан тесно связаны друг с другом. Изменение одних приводит к изменению всех других.

При одних условиях стоимость товаров и труда формируются правильно, а при других ложно. В условиях ложной экономической информации (ложные цены и доходы, инфляция, дефляция и т. д.) все экономические субъекты вынужденно принимают ложные решения, которые приводят к депрессивному состоянию экономики, кризисам и социальным потрясениям.

На этом фундаментальном открытии построена «Информационная экономическая теория». Она ничего не заимствовала у современной экономической науки. Она дает возможность проектировать социально-экономическую политику с целью достижения высоких результатов. Государственная власть, используя выводы информационной экономической теории, обязана создать такие условия, при которых стоимость товаров и доходы граждан стремились бы к их истинной относительной ценности обществу. Проектирование этих условий, проверка их на прочность и надежность должна стать основной задачей при определении экономической политики во всех странах мира. Используя выводы информационной экономической теории, можно поднять в несколько раз эффективность использования экономического потенциала общества.

Эти три открытия переводят общественные науки в такие же точные, как и естественные. Использование выводы из этих открытий в практической деятельности общества позволит организовать социально-экономический прогресс, аналогичный научно-техническому.

Что нужно сделать, чтобы каждому из нас было выгодно заниматься полезной для общества деятельностью и не выгодно вредной? Что нужно сделать, чтобы мы перестали лишь изображать свою деятельность? И вообще можно ли жить в реальном мире, а не в виртуальном, или этого сделать никогда невозможно и с этим необходимо смириться? Можно ли добиться того, чтобы государственные и политические деятели, средства массовой информации перестали нас обманывать?

Нас постоянно ставят в тупик одни и те же вопросы.

Почему мир устроен не так, как нам хотелось бы?

Почему пытаются не с помощью интеллекта, а силовыми методами: войнами, революциями, политическим терроризмом, забастовками, демонстрациями и митингами решать проблемы в государствах и мире?

Почему постоянно возникают международные и межнациональные конфликты?

Почему, то в одной стране, то в другой, а иногда и во многих странах одновременно, происходят финансово-экономические кризисы и социальные катастрофы?

Почему человечество не может решить наиважнейшие для него проблемы: экологические, экономические, борьбы с криминальной деятельностью и с преступными государственными режимами?

Почему доходы людей, приносящих большую пользу обществу, намного ниже доходов тех, кто занимается паразитической и криминальной деятельностью?

Нас не устраивает работа государственной власти. В большинстве государств мира власть не решает проблемы своего народа. Она постоянно занята либо удовлетворением своих амбиций, собственной политической рекламой и борьбой с конкурентами, либо обслуживанием интересов кучки людей, от которых она наиболее зависима.

Нас не устраивает то, как в век научно-технического прогресса устроена жизнь общества, и как решаются проблемы народов. Например, как их решали НАТО и Милошевич в Югославии, Россия и Дудаев в Чечне... Человечество не должно допускать повторения ситуации вокруг Кубы, когда мир стоял перед угрозой начала ядерной войны. Это ли не примеры невежественной и абсурдной политики, корни которой в амбициях определенных лиц.

В последнее столетие в России проведено множество различных крупномасштабных социально-экономических экспериментов: реформы Столыпина, политика военного коммунизма, нэп, пятилетние планы развития народного хозяйства, реформы Хрущева, перестройка Горбачева, реформы Ельцина. В результате этих экспериментов появились уникальные данные, которые позволяют сделать фундаментальные открытия в экономической науке и в науке об управлении обществом. Вскрылись как негативные элементы в управлении жизнью общества в Советском Союзе, так и позитивные. Например, несмотря на репрессивный характер правления Сталина и значительное отставание от западных стран в уровне жизни граждан, Советский Союз в беспрецедентно короткие сроки смог провести индустриализацию страны, а по уровню образования, квалификации труда и развития спорта стать ведущей страной в мире. Это дает представление о потенциальных возможностях развивающихся стран, на которые обычно смотрят свысока. По числу масштабных социальных экспериментов к России может приблизиться только Германия.

Однако такой богатый опыт в проведении социально-экономических экспериментов не только в России, но и в других странах, не был использован для развития общественных наук. Существует громадное количество научных работ и книг на экономические и политические темы. Но ничего нового в них нет, кроме рассказов о том, как устроена жизнь в экономически развитых странах, пропаганды известных политических идеологий или просто схоластики. Все эти работы и книги не отвечают на главный вопрос - как изменить управление жизнедеятельностью современного общества, чтобы обеспечить надежное и безопасное будущее государства и всего человечества. Такую задачу не смог решить и Римский клуб. Его центральный доклад - “Пределы роста” - лишь несколько напугал общественность, но он не привел к изменению способов и методов управления жизнедеятельностью мирового сообщества.

Эта книга - первая попытка посмотреть на общество с позиций здравого смысла, выйти из привычных штампов политико-экономических и философских теорий. Эта книга - альтернатива всем современным политико-экономическим теориям, идеологиям и мировоззрениям, которые не обеспечили человечество надежными знаниями в деле строительства своего будущего.

Так же как в авиации не может быть никаких политических течений, так и в деле построения общества и управлении его жизнедеятельностью их не должно быть. Политика государства может быть либо эффективной (повышать уровень благосостояния граждан и решать проблемы общества), либо - нет. Но она не должна быть ни либеральной, ни социалистической, ни коммунистической, ни капиталистической, ни национальной, ни патриотической. Совершенно справедливы высказывания о необходимости деидеологизации экономики государств и международных отношений.

Дорогой читатель, если ты хочешь добиваться успехов в своей деятельности и эффективно воздействовать на жизнь общества, то я приглашаю тебя на серьезный и откровенный разговор. Профессиональная обязанность ученого - ознакомить тебя с новой точкой зрения на жизнь человека и общество. Книга может лишь подсказать тебе направление действий. Все остальное в твоей власти.

Что следует сделать, чтобы нас не смогли обманывать?

Не нужно слепо верить любым идеям и любым их проповедникам! Кто слепо верит, того непременно обманут. Нужно знать, а не верить кому-либо. Только тогда перестанут манипулировать общественным сознанием. Обманывают только слепо верящих. Человека, который обладает истинными знаниями, обмануть очень сложно.

По нашему твердому убеждению, самое страшное для человечества - невежество. Невежество - это не отсутствие знаний у человека. Невежество - это когда люди не хотят овладевать знаниями, которые им необходимы для принятия важнейших решений. Невежество - это когда люди не хотят отделить истинные знания от ложных, которыми они пользуются в своей практической деятельности.

Все признают, что лучше учиться на чужих ошибках, чем на своих собственных. Однако по неизвестным причинам большинство из нас, в том числе и руководители государств, часто оказываются неспособными учиться не только на чужих, но и на своих собственных. Почему? Неужели так устроена природа человека, что превращает, на первый взгляд, такую простую проблему в неразрешимую? Что мешает нам учиться на ошибках?

Главное препятствие ­ нежелание признавать их. Признаться в своих заблуждениях, даже перед самим собой - одна из самых трудных задач. Она постоянно встает перед каждым из нас. Для этого признания требуется определенное мужество. Но в этом и заключается весь секрет неспособности человека учиться на ошибках, что приводит нередко его и общество к трагедиям. Нет ничего более опасного, чем упорство людей в своих заблуждениях, в первую очередь государственных и политических деятелей.

Трагедия человека заключается не в том, что он чего-то не знает или в чем-то долго заблуждался. Она в том, что он не желает искать знания, которые ему необходимы для принятия ответственных решений и не утруждает себя, чтобы разобраться в истинности или ложности той информации, которую он использует в своей практической деятельности.

Как появляются все неразрешимые проблемы? При этом речь не идет о тех сложностях нашей жизни, которые независимы от нас. Вопрос в том, как мы ставим перед собой и другими людьми проблемы, и как мы пытаемся их решить? При таком понимании неразрешимости проблем они могут появляться и проявлять себя только в трех вариантах. Либо как результат того, что мы признаем проблемы и необходимость их решения, но на самом деле не намерены этого делать, а лишь усердно имитируем свою активность в этом направлении, часто подсознательно. Либо проблемы необоснованно усложняем, создавая тем самым новые. Либо, сами того не подозревая, ставим добровольно перед собой и другими действительно неразрешимые проблемы и затем тратим бессмысленно свои силы и энергию.

Как необходимо ставить проблемы перед собой и другими людьми, и как успешно их решать, повышая значительно коэффициент полезной деятельности каждого из нас и всего общества в целом, используя новые открытия в общественных науках? Этим и другим важнейшим проблемам посвящена эта книга.

В книге формулируются открытые автором фундаментальные законы, которым подчиняется жизнь человека и общества, в том числе описывается и природа различного рода ошибок. Книга предназначена стать инструментом для проектирования и достижения успеха в любом виде деятельности. Она также должна помочь читателю избавиться от информационного хаоса в нашей жизни, который дезориентирует и дестабилизирует общество.

Представленный материал не требует профессиональной специальной подготовки, но рассчитан на серьезного и заинтересованного читателя. Книга посвящена фундаментальным проблемам личности и общества. Поэтому осмысление основных выводов потребует размышлений и сопоставлений со всеми известными фактами, а, следовательно, соответствующих затрат умственной энергии и времени. Желательно перечитывать основные положения несколько раз, подвергая их самой серьезной проверке на соответствие реальной жизни. Поверхностное же прочтение материала не даст того положительного результата, на который он рассчитан. Может получиться как в известной поговорке о паровозе. «Все понятно! Но не понятно только, куда лошадь запрягать?».

Чтение книги и с целью, найти подтверждение своим собственным взглядам на жизнь человека и общества, также не принесет большой пользы. Такая цель не будет способствовать восприятию нового и неизвестного. Для того чтобы книга помогала читателю достичь успеха в своей деятельности, необходимо поставить перед собой иную задачу. Нужно узнать о новых открытиях в общественных науках, которые помогут изменить имеющуюся у читателя точку зрения на жизнь общества, в том числе на свою личную жизнь и на природу собственных ошибок. Именно такая цель изучения материала, изложенного в книге, сможет настроить читателя на восприятие нового и неизвестного. Поэтому от читателя потребуется мужество в признании несостоятельности тех или иных его устоявшихся взглядов на жизнь не только всего общества, но и на свою собственную.

Насколько все, что представлено в этой книге, серьезно и можно ли верить автору?

В серьезной науке ничего не принимается на веру. Научные знания обязаны подвергаться самому сильному сомнению и надежной проверке. И только тогда, когда их не остается, знания становятся истинными, и только тогда они могут быть использованы в практической деятельности. Если же научные знания принимаются безоговорочно на веру, то они превращаются в особый вид религии – в религию «научную». Такой науке покланяются и ею восхищаются, но она не может содействовать успеху в деятельности людей и общества.

По этой причине из всего ниже изложенного можно будет смело применять каждым человеком и обществом в целом только то, что невозможно подвергнуть сомнению при самой серьезной проверке на соответствие выводов реальной жизни. Такая работа и требует соответствующих усилий со стороны читателя. Но значительный последующий успех читателя с лихвой окупит эти затраты умственной энергии и времени.

Те выводы в книге, которые читатель все же сможет подвергнуть сомнению, необходимо будет перепроверять, и добиваться в дальнейшем устранения обнаруженных несоответствий с фактами из жизни человека и общества. Но несоответствий только с достоверными фактами, а не сомнительными. Автор будет благодарен читателям, обнаружившим такие ошибки, и готов к сотрудничеству с ними в любой возможной форме.

Эта книга написана для того, чтобы сформировать новое мировоззрение на жизнь человека и общества. Это мировоззрение должно опираться на истинные знания в общественных науках, с помощью которых можно проектировать эффективную деятельность каждого человека и всего общества. Ни у кого не должно быть сомнений в истинности тех знаний, которыми руководствуются при принятии ответственных решений.

Не надо думать, что предлагается читателю нечто интеллектуально непосильное. Книга рассчитана на людей, обладающих только здравым смыслом.

Автор придерживается твердых убеждений, что все общественные науки должны служить единой цели - стать надежным инструментом в проектировании и достижении высоких результатов в деятельности человека и общества.

Разные области человеческой деятельности обладают и разными законами, которым они строго подчиняются. В этом вопросе мы придерживаемся точки зрения Ричарда Фейнмана, американского физика, лауреата Нобелевской премии, подробно изложенной в его книге “Характер физических законов” (М., “Мир”, 1968). Разные объекты изучения природы обладают своими законами взаимодействия, которые мы можем только подсмотреть у нее. Универсальных законов, которым подчиняется вся природа, не существуют. Люди и все общество являются частью природы, и их разносторонняя деятельность подчиняется своим законам.

Однако есть нечто общее у всех научных знаний, - они могут быть либо истинными, либо ложными. Для всех научных знаний должен быть единый критерий, определяющий их истинность или ложность, а, следовательно, и возможность использования их в практической деятельности людей.

В этой книге представлены на суд читателей два принципиально новых направления развития общественных наук: двойственная природа человека (основы общей теории человека) и информационная экономическая теория. Это первые научные открытия в общественных науках, которые относятся к категории точных наук. Они способны точно определить какие условия приведут к определенному результату (положительному или отрицательному). По этой причине они могут обеспечить процесс проектирования социально-экономических технологий для достижения высоких результатов в разных областях деятельности человека и общества.

Мы готовы к защите своих открытий и взглядов на человека и общество, изложенных в книге, на любых представительных форумах или в органах государственной власти.

Мне очень бы не хотелось, чтобы личности автора придавали большое значение. Для человечества важны сами открытия, а не то, кто их сделал. У закона сохранения энергии нет автора, а у закона сохранения масс их два: Ломоносов и Лавуазье. Но от этого они не лучше и не хуже. Повышенное же внимание к авторам уводит внимание общества от содержания их научных работ.

 

Автор приносит благодарность своим единомышленникам и соратникам: народному депутату РСФСР Васильеву Д.А. и народному депутату СССР Соколову А.А. за ту большую работу, которую они проделали, чтобы обеспечить успех моей научной деятельности. Без их помощи многое могло бы просто не состояться.

Автор признателен также за помощь и за содействие в его деятельности на разных этапах Малею М.Д., Скокову Ю.В., Петрову Ю.В., Сысуеву О.Н., Тархову В.А., Каданникову В.В., Медведеву В.С., Морозову О.В., Илюшину В.В., Суханову Л.Е., Хасбулатову Р.И., Комчатову В.Ф., Кирюшину Г.В., Тетерину В.Н., Шмакову Ю.Н., Агафонову В.П., Безбородову Н.М., Васильеву М.А., Шихареву Ю.И., Батанову В.А., Краснощекову А.Д., Суворову (Богомолову) А.В., Чуйко С.Я., Костюкову А.Е., Смирнову Е.Е., Василенко О.Т., Инюшеву Е.А., Лосюкову Б.С., Волкову А.А., Давыдову В.Я., Лебедеву О.А.

Николай Чуканов

 

1. польза и вред от науки

1.1. О закономерностях и законах

Каждый из нас всегда пытается объяснить тем или иным образом все происходящие или ранее происходившие события и явления. Такое уж универсальное свойство имеет человек - пытаться все объяснить. Когда мы объясняем причины тех или иных событий, происходящих в стране и мире, то такой разговор принимает для нас политический характер. Однако причины одних и тех же событий люди видят разные, что приводит нередко к жарким спорам и дискуссиям.

А возможно ли прийти к единой точке зрения на причины тех или иных событий в жизни человека и общества? Можно! Эта точка зрения научная. В естественных науках нет противников у причин вызывающих те или иные события. Нет противников у причин, приводящих к возникновению аэродинамической подъемной силы, или у причин, приводящих к появлению тока в проводнике.

В своей многосторонней деятельности человек постоянно имеет дело с двумя типами событий и явлений: случайными и закономерными. Например, время смерти каждого человека предсказать невозможно. Смерть каждого человека зависит от множества случайных событий. Болезнь, стихийное бедствие, несчастный случай и так далее. Однако жизнь каждого человека ограничена. Он смертен. То, что для каждого человека раньше или позже наступит смерть, является уже не случайным событием, а законом. Ни один достоверный факт не противоречит этому закону. Поэтому смерть можно предвидеть и необходимо каждому писать завещание своим наследникам, если есть, что завещать. У всех людей в отношении неотвратимости физической смерти человека единая точка зрения.

Многие события для нас сначала кажутся случайными, но после определенного опыта и размышлений мы можем увидеть их закономерность. И, если раньше мы их не могли предвидеть и использовать в практической деятельности, то после того, как они оказались обнаруженными, эти события и явления переставали быть для нас случайными. Появлялась возможность использовать их в практической деятельности. Когда время наступления событий и явлений нам становится известным, то мы можем своевременно к ним готовиться и приспосабливаться к ним. Например, предвидя время стихийного природного бедствия, можно подготовиться к нему соответствующим образом, чтобы оно нанесло минимальный ущерб. Когда мы точно предвидим события и явления в зависимости от причин их появления, то можем либо создавать условия для появления нужных событий, либо не допускать появление не нужных и опасных для нас. Имея в своем распоряжении знания таких закономерностей, можно проектировать свою деятельность с целью достижения высоких результатов. То, что мы относимся к виду «человека разумного» (Homo sapiens), непременно связано с открытием и использованием закономерностей появления событий в гораздо больших масштабах, чем этими способностями обладают другие представители животного мира или наши далекие предки.

Многие суждения о предопределенности судьбы человека и об абсолютном предвидении всего являются несостоятельными, только по одной причине, случайных событий в нашей жизни всегда было и будет очень много. Например, мы случайно можем встретить человека, который в последующем окажет значительное влияние на нашу дальнейшую жизнь. То, что он сможет оказать значительное влияние на нашу жизнь, возможно и будет носить закономерный характер, но наша встреча все равно оказалась случайной, непрогнозируемой. Поэтому предвидеть будущее, как каждого человека, так и всего человечества представляет собой в целом неразрешимую задачу. Астрологи и прорицатели занимаются обманом людей и общества, зарабатывая на этом деньги. Попытка кем-либо жестко регламентировать нашу жизнь оказывалась по той же причине неразрешимой задачей. Из-за существования событий и явлений, носящих для нас случайный характер, каждый из нас обречен на постоянное совершение ошибок в своей жизни. Людей, которые не совершали бы в своей жизни ошибок, не может быть, из-за существования случайных событий и явлений, которые мы не можем предвидеть. Не даром существует поговорка: «Знать бы, где упасть - соломки подселил бы». Но что-то важное и значительное все же можно предвидеть и можно существенным образом повлиять на наше будущее, обеспечивая его более успешный и безопасный характер.

Закономерности, открытые кем-либо, могут быть двух типов. Либо это накапливание опыта путем многочисленных проб и ошибок. Например, народная медицина, ремесла и так далее. Знания таких закономерностей позволяют использовать положительный и отрицательный опыт в практической деятельности. Либо закономерности приобретают научный характер, которые позволяют делать новые, до тех пор не наблюдаемые выводы. Они позволяют проектировать новые технологии. Например, знания законов химии позволяет получать новые материалы, которых не было в природе.

Закономерности могут относиться как к малому числу объектов, так и ко всем объектам определенного класса. Например, зная закономерность поведения конкретного человека, можно предвидеть его поступки и результаты деятельности, а, следовательно, успешно взаимодействовать с ним. Но, зная закономерность поведения всех людей (психология, социология), можно успешно взаимодействовать со всеми людьми без какого-либо исключения. В первом случае мы имеем дело с закономерностями поведения конкретного человека, и они нужны только тем, кто имеет дело с ним. Другим знание этих закономерностей оказывается не нужным. Поэтому значение знаний о закономерностях поведения конкретного человека невелико, ели он не занимает высокий государственный пост. Но знание законов поведения всех людей нужны каждому, чтобы, используя их, достигать значительных успехов в своей деятельности.

Закономерности, которые распространяются на все объекты определенного класса, относятся к фундаментальным научным открытия и теориям. Законы вероятностные, также полезны, как и все другие. Зная точно вероятность появления каких-либо событий, мы можем планировать свою деятельность в определенных направлениях. Например, зная вероятность отказа элементов электрической цепи, то для повышения надежности можно дублировать или троировать электрические цепочки, что во много раз повышает надежность работы электронных систем. Зная вероятность появления каких-либо событий, мы можем принимать решения об участии или не участии в определенных мероприятиях.

По этой причине фундаментальные научные открытия и теории являются самым практичным инструментом в нашей деятельности. Благодаря им появилась возможность научно-технического прогресса, который изменил жизнь на земле. Обладая знаниями законов поведения природы, человека и общества, можно добиваться высочайших результатов в деятельности каждого человека, коллективов, организаций, предприятий и всего общества в целом.

Поскольку речь пойдет о фундаментальных законах поведения человека и общества, то они обязаны точно предвидеть поведение каждого человека и всего общества при определенных условиях. Общественные науки должны давать людям знания того, какие условия приведут к положительным, а какие к отрицательным результатам их деятельности. Тогда общественные науки превратятся в такие же точные и полезные обществу, какими стали естественные науки.

1.2. Три типа научных открытий и теорий

Наше отношение к науке в абсолютном большинстве случаев не соответствует той пользе, которую она может принести. Наука не стала в общественном сознании инструментом для проектирования достижений высоких результатов для деятельности каждого из нас. Несомненно, что когда она становилась таким инструментом, то достигались высочайшие результаты. Именно тогда она превращалась в главный инструмент, который изменил условия жизни на земле, что назвали научно-техническим прогрессом.

Но в большинстве случаев научными работами считают то, что таковыми не являются. Более того, уже известные научные знания используются вовсе не по назначению. Они используются не для проектирования высочайших результатов в деятельности общества, а для приобретения высокого социального статуса. Для получения всевозможных степеней, званий, дипломов, должностей, премий. Только тысячная доля лиц имеющих дипломы инженера могут использовать законы физики и математику в объеме высших учебных заведений в своей практической деятельности. Сотая часть лиц с дипломами инженеров могут использовать знания в объеме средне технического образования в своей практической деятельности. Это речь идет всего лишь о тех научных знаниях в области естественных наук истинность которых не вызывает каких-либо сомнений.

Но самая большая проблема в науке: научными работами принято называть то, что не может быть успешно использовано в практической деятельности человека и общества. Не все то, что принято сегодня называть «научными работами», являются полезными для общества. Необходимо сформировать точку зрения, которая позволила бы правильно ориентироваться в их ценности. Все научные открытия и теории можно разделить на три типа, кардинально отличающихся друг от друга по их практическому значению. К сожалению, такое важнейшее деление научных открытий и теорий по их ценности для общества до сих пор отсутствовало. А это, в свою очередь, приводило к серьезным ошибкам при их использовании в практической деятельности. Такие ошибки особенно опасны, если происходили и происходят на государственном и международном уровнях.

К первому типу относятся научные открытия и теории, ставшие инструментом для проектирования и достижения высоких результатов. Например, электромагнитная теория поля стала инструментом для проектирования генераторов электрического тока. Если бы она не была известна, то сегодня мы жили без электричества. Электромагнитная теория поля оказала громадное влияние на развитие всего человечества. К открытиям и теориям первого типа относятся также классическая, релятивистская и квантовая механика, периодический закон Менделеева, законы аэродинамики и термодинамики и многие, многие другие. Ученые, сделавшие такие открытия и создававшие теории первого типа, пользуются большим и заслуженным авторитетом у всего человечества. Без их открытий не было бы создано множество современных изобретений и технологий. Наука первого типа используется в качестве главного инструмента при проектировании и достижении высоких результатов в деятельности общества. У такой науки нет, и не может быть открытых противников. В структуре науки первого типа всегда содержится: «Если будут реализованы определенные условия, то неотвратимо будет получен и однозначный результат. Если будут реализованы иные условия, то будет получен соответствующий уже этим условиям другой однозначный результат». Такого типа науки относятся к точным наукам, то есть они пригодны для проектирования высоких результатов в деятельности общества.

Ко второму типу относятся теории, носящие описательный или эмпирический характер. Например, эволюционная теория происхождения видов Дарвина. Она прекрасно описывает, как происходила эволюция в органическом мире. Но теория Дарвина до сих пор не стала инструментом для практической деятельности. С ее помощью не проектируются и не создаются новые виды растений и животных. Если бы человечество не знало этой теории, то наш мир оказался бы с теми же самыми видами, которые имеются сегодня.

Современная экономическая наука в основном также относится ко второму типу наук, поскольку носит описательный и эмпирический характер. Она не пригодна для достижения высоких результатов при проектировании экономической политики государств и международных организаций с целью достижения высоких результатов. Такая наука не отвечает на вопрос: при каких условиях будет получен нужный для общества однозначный экономический результат, а при каких его нельзя получить и по какой причине.

К третьему типу относятся ложные теории, использование которых в практической деятельности приводят к непредсказуемым результатам. Например, теория прибавочной стоимости К. Маркса, изложенная в «Капитале». Согласно этой теории прибыль предприятий представляет собой прибавочный труд рабочих, присваемый классом собственников ­ капиталистов. Отсюда следует, что неизбежен антагонистический характер взаимоотношений собственника и наемного труда. Поскольку собственник, согласно этой теории, ничего полезного для общества не делает, а лишь присваивает труд рабочего, эксплуатируя пролетариат, то его необходимо ликвидировать как класс, что значительно повысило бы эффективность экономической деятельности. Такая теория сильнейшим образом повлияла на жизнь мирового сообщества. Она стала главным оружием в уничтожении класса собственников в государствах с численностью населения, составлявшей почти половину всего человечества. Однако она не привела к повышению эффективности экономической деятельности общества. Если бы не была известна теория прибавочной стоимости, то история в двадцатом веке была бы совершенно иной. Какой? Неизвестно. Но совершенно определенно можно утверждать, что не было бы коммунистических стран и коммунистических партий, действиями которых руководила идея классовой борьбы, направленной на уничтожение класса собственников-эксплуататоров.

К теориям третьего типа относится и либерально-монетарная экономическая теория чикагского производства, которая заняла сегодня ведущие позиции в мире. Точное следование рекомендациям сторонников этой экономической школы приводило повсюду к отрицательным результатам. Например, экономическое положение в Аргентине и России стали результатами использования рекомендаций экономистов, сторонников либерально-монетарной экономической идеологии.

Несомненно, что нет ничего в мире полезнее и практичнее, чем использование научных открытий и теорий первого типа. Они стали инструментом для проектирования и достижения высоких результатов в деятельности общества. Использование таких научных открытий и теорий обеспечило научно-технический прогресс. Коперник и Галилей, Ньютон и Менделеев, Фарадей и Эйнштейн, и многие другие авторы научных открытий и теорий первого типа вооружили человечество знаниями, без которых невозможно было бы представить современный мир. По этой причине научные теории первого типа стали предметами для изучения учащимися и студентами во всех странах мира. Эти знания превращают их в конструкторов и технологов, способных осуществлять проектную работу и добиваться успеха в своей деятельности. Научные теории первого типа, в отличие от двух других, являются инструментом для проектирования и достижения заранее заданного высокого результата. Поэтому при обсуждении научных работ первого типа могут возникать только два вопроса. Первый ­ соответствие выводов научных работ всем достоверно известным фактам. То есть проверка научных выводов на их истинность или ложность. Второй вопрос ­ возможность использования таких научных работ в практической деятельности. Остальные вопросы философского, религиозного и политического характера ученых не должны волновать.

Научиться отличать научные открытия и теории первого типа от второго и третьего ­ самая ответственная задача для каждого человека и всего общества. Такое умение позволит не смешивать наиболее ценные достижения человеческого разума, которые позволяют нам достигать успехов в различных направлениях деятельности от бесполезного, а иногда и опасного для общества, наукообразия. Это также важно, как необходимо научиться отличать съедобные грибы от ядовитых, прежде чем их собирать в лесу. Как только мы научимся отличать научные знания первого типа от остальных, так сразу же прозреем и перестанем совершать многие ошибки. Мы не будем следовать ложным социальным и экономическим идеям и теориям разного толка. И напротив, будем в состоянии быстро увидеть и использовать то, что значительно повысит эффективность нашей деятельности.

Итак, при использовании каких-либо научных знаний и социальных идей в своей практической деятельности, необходимо, в первую очередь, ответить на вопрос: к какому типу они относятся? Правильный ответ на этот вопрос позволит избежать множества последующих ошибок, часто «роковых». Каков должен быть механизм распознания истинности или ложности социальных идей и теорий, а также их пригодность для проектирования жизнедеятельности человека и общества с целью достижения высоких результатов? Необходимо дать ответ на этот важнейший вопрос.

1.3. Естественные и общественные науки

(Причина отсутствия в общественных науках

открытий и теорий первого типа)

Благодаря естественным наукам, человечество узнало о фундаментальных законах, действующих в природе. Ученые в естественных науках открыли многие тайны нашего мира, что позволило осуществить научно-технический прогресс, который и создал современную цивилизацию. Но научные открытия и теории в общественных науках, к сожалению, не относятся к первому типу. Ни одна из известных современных теорий в общественных науках не используется успешно в проектировании для достижения высоких социальных результатов, то есть в практической деятельности общества. Они либо носят описательный характер, то есть относятся к теориям второго типа и не оказывают заметного влияния на жизнь общества. Либо при их использовании превращаются в теории третьего типа, в ложные теории, несущие большую угрозу безопасности человечеству.

Нынешнее социально-экономическое устройство общества ­ это всего лишь результат многочисленных исторических проб и ошибок. У одних стран он оказался более удачным, чем у других. Но современную систему управления жизнедеятельностью общества никто не строил по заранее разработанному проекту с использованием научных знаний в общественных науках. Так появились, например, современные финансовые, денежные и налогово-бюджетные системы в разных странах. Сегодня опасно следовать рекомендациям любых современных теорий в общественных науках, и об этом нам говорит весь опыт прошлых ошибок, игнорируемый до сих пор. Поэтому и появилась всем известная поговорка: «История учит только тому, что ничему не учит».

Например, большую опасность сегодня несет навязывание многим странам либерально-монетарных идей чикагской экономической школы. Ни в одной стране мира использование этих экономических идей не привело к заметным успехам. Напротив, во многих странах получен отрицательный результат от следования рекомендациям сторонников этой школы. Причем чем точнее следуют рекомендациям, тем хуже результат. Однако, с завидным упорством либерально-монетарная идеология управления экономическими процессами постоянно, в том числе и через международные организации (МВФ, ВТО), навязывается многим странам. Это ложная идеология породила мощное, но также ложное, антиглобалистское движение. Это только один из многочисленных примеров игнорирования государственными деятелями опыта ошибок.

Напротив, наиболее успешные экономические реформы Рузвельта в США и Эрхарда в послевоенной Германии не опирались на какие-либо экономические доктрины. Хотя последний и был экономистом, но экономическая политика, которую он проводил в стране, не соответствовала известным экономическим теориям. К сожалению, у Эрхарда не оказалось теоретических трудов, которые впоследствии имели бы фундаментальное значение, а его интуитивные знания не смогли повлиять на развитие экономической науки. Широко известные социальные идеи и теории, которые в той или иной мере сегодня используют в практической деятельности во всем мире, приводят, как правило, к непредсказуемым результатам. Недаром существует поговорка: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Отсутствие в общественных науках теорий первого типа породило множество политических, экономических и философских мифов о природе человека и общества, следование которым приводит к неизбежным ошибкам и к поражениям, как государственной политики, так и деятельности каждого человека.

В чем же заключается причина отсутствия в общественных науках законов и теорий первого типа? Почему отношение к общественным наукам у нас иное, чем к естественным? Сравнение положение дел в естественных и общественных науках поможет раскрыть секрет появления этой важнейшей причины, а, следовательно, и устранить ее.

Естественные науки, в отличие от общественных, принято считать точными науками. Они не подвержены влиянию каких-либо религий, политических и философских мировоззрений. Нет никакой политической или философской мысли в законе сохранения энергии или законе всемирного тяготения.

Законы, которые предлагают ученые, могут быть либо истинными, если они помогают нам точно предвидеть поведение природы, человека и общества и использовать это предвидение в своей практической деятельности, либо ложными, если они этого делать не могут. Но они не должны отражать какое-либо иное мировоззрение (политическое, философское, религиозное или еще какое-либо).

Законы в естественных науках - имеются в виду Великие фундаментальные законы - никем не выводились логически из каких-либо философских теорий. Их открывали Великие ученые, сумевшие первыми увидеть, подсмотреть у природы связь между определенными параметрами нашего мира.

Ньютон первый увидел и открыл для всего человечества связь между массой тела, силой на нее воздействующей и ускорением, что и оказалось фундаментом для построения классической механики. Менделеев первый увидел и открыл периодический закон изменения свойств химических элементов и тем самым дал старт прогрессу химической науке и химическим технологиям. Никакими философскими размышлениями, никакой логикой нельзя было прийти к выводу о том, что чем точнее мы знаем координаты элементарной частицы, тем меньше мы можем знать ее скорость и, напротив, чем точнее мы знаем скорость элементарной частицы, тем меньше мы можем знать ее местоположение. Это и зафиксировано законом, названным принципом неопределенности Гейзенберга. Открытие же такого закона стало возможным только благодаря многочисленным экспериментам в физических лабораториях, без которых нельзя было бы его открыть при любых умственных напряжениях.

На этих и множестве других примерах можно увидеть, что ученых в естественных науках не волнует вопрос, почему природа подчиняется тем, а не иным законам. Их волнует только, как устроен наш мир, каким законам он подчиняется. Их волнует одно - могут ли они точно предвидеть поведение природы, и как можно использовать это предвидение в практической деятельности?

Фундаментальные законы нашего мира, частью которого являются человек и все мировое сообщество, не могут быть хорошими или плохими. Они не могут быть нравственными или безнравственными, моральными или аморальными. Закон всемирного тяготения не обвиняют в том, что люди разбиваются, падая с высоты, согласно этому закону. Использование знаний законов природы для создания соответствующих технологий и достижения определенных целей может быть моральным и аморальным, нравственным и безнравственным. На основе законов ядерной физики создавались атомные и водородные бомбы, атомные электростанции и ледоколы, в соответствии с ними произошла и Чернобыльская трагедия.

Однако такое положение в естественных науках было не всегда. До Коперника и Галилея естественные науки были зависимыми от религиозного объяснения происхождения природы. Религия, исходя из своих догматов сотворения мира Богом, строго следила за тем, чтобы не появлялась ересь, способная подорвать веру в божественное сотворение мира. За такую ересь ученых отправляли на костер. И только под влиянием Коперника и Галилея, поддержки обществом их выводов, противоречащих догматам религии, церковь перестала вмешиваться в процесс производства знаний в естественных науках. Это была победа человеческого разума над средневековым мракобесием инквизиции. Церковь вынуждена была оставить ученым изучение природы. Благодаря усилиям Галилея удалось победить схоластику в естественных науках. За эту борьбу против схоластики и за отстаивание гелиоцентрической системы мира его подвергли суду инквизиции. Решение этого суда было отменено лишь в 1992 году папой Иоанном Павлом Вторым.

Начиная с Коперника и Галилея, в естественных науках был выработан единственный критерий истины. Истинным стало считаться лишь то, что помогало правильно предвидеть, и это предвидение подтверждалось опытом, экспериментом. Например, зная массу и силу, приложенную к ней, по закону Ньютона можно стало точно предсказывать ускорение тела и проектировать процессы их движения. Благодаря фундаментальным законам, открытым в естественных науках, способным точно предвидеть поведение природы, появились изобретения и технологии, использующие эти знания. Появились электрические машины, ядерные реакторы, самолеты, телевидение, компьютеры. Правда, появились и военные технологии, предназначенные для уничтожения людей.

Сбросив груз схоластики и религиозного объяснения устройства и происхождения мира, неспособных точно предвидеть поведение природы, естественные науки начали бурно развиваться, что стало характеризовать их как точные науки. Всё это предопределило открытие Великих фундаментальных законов в различных областях естественных наук и дало старт научно-техническому прогрессу.

Без введения в естественных науках во времена Коперника и Галилея в качестве единого критерия истины - точного предвидения поведения природы, проверяемого опытом, мы не получили бы эффективных нынешних технологий, не было бы и самого научно-технического прогресса. Мы до сих пор не могли бы отделить истинные знания о характере поведения природы от ложных, то есть находились бы сегодня по уровню технического развития на уровне средневековья. Именно этот выбранный и единый для всех в науке критерий истины - точное предвидение, проверяемое опытом, оспорить который невозможно - обеспечил единство взглядов ученых на характер физических законов и восприятие мировым сообществом этих знаний. Он стал фильтром, отделяющим истинные знания в естественных науках от ложных.

Только благодаря такому критерию истинности или ложности научных выводов не подвергаются сомнению Великие фундаментальные законы природы, хотя и допускается ограниченность их применения. Так, законы классической механики не подвергаются и не будут подвергнуты в будущем сомнению, хотя и была выявлена непригодность их применения при скоростях, близких к скорости света. Закон сохранения массы также подвергся корректировке. Появились понятия массы покоя и массы движения, но это относится уже к более широким рамкам изучения природы, чем это определяется законами классической механики.

При дальнейшем накоплении опыта при изучении микромира и Вселенной возможны всякие неожиданности, противоречащие фундаментальным общеизвестным законам. Если таковое и произойдёт, то оно будет относиться к совершенно иной области поведения природы, чем это определяется уже открытыми законами. Новые знания не будут способны уничтожить и поставить под сомнение те знания, которые уже позволили нам осуществлять научно-технический прогресс.

Однако в общественных науках до сих пор не определен такой же единый для всех и объективный критерий истинности или ложности выводов ученых. В общественных науках отсутствует фильтр, отделяющий истинные знания от ложных.

Отсутствие критерия истинности или ложности научных выводов является той неизвестной причиной, которая предопределила ложный характер развития всех общественных наук. Она не позволила появиться научным открытиям и теориям первого типа в социально-экономической области.

В этом и состоит главное отличие естественных наук от общественных, приведшее к громадному расхождению по их ценности для общества. Именно по этой причине общество до сих пор использует в своей практической деятельности самые разнообразные ложные социально-экономические идеи и проекты без какой-либо проверки их на прочность и надежность. Законы и теории в общественных науках, если мы хотим избежать постоянно повторяемые ошибки («хотели как лучше, а получилось как всегда»), обязаны точно предвидеть социальные и экономические результаты деятельности человека и общества в зависимости от условий, в которых она проходит. Обладая таким свойством, они, так же, как и научные знания в естественных науках, превратятся в самый эффективный инструмент для проектирования и принятия ответственных решений.

Особое внимание необходимо обратить на тот факт, что поскольку в общественных науках не оказалось надежного фильтра, который отделял бы истинные знания от ложных, то во многих государствах постоянно навязывают силой (вооруженной, экономической и политической) реализацию ложных социальных идей построения и управления обществом и экономикой. Это приводило и приводит к социальным потрясениям, международным конфликтам, войнам и политическому терроризму. Нужно признать, что в области управления обществом человечество недалеко ушло от средневекового уровня, если до сих пор пытается решать свои проблемы с помощью силы, а не с помощью научных знаний. Постоянно увеличивающийся разрыв между научно-техническим прогрессом и качеством управления жизнедеятельностью общества несет самую большую угрозу безопасности миру. Не преодолев этот разрыв, не повысив значительно качество управления, человечество не сможет справиться с опасными для всего общества последствиями научно-технического прогресса. Для ликвидации такого разрыва необходимы научные открытия и теории первого типа и в общественных науках, чтобы организовать научно-социальный прогресс аналогичный научно-техническому.

Сложилось довольно распространенное мнение о неспособности общественных наук стать таким же надежным инструментом в деятельности общества, как и естественные науки. Обосновывается это мнение якобы тем, что человек и общество являются особым объектом изучения. В качестве примера можно привести высказывание Д. Сороса по этой проблеме («Алхимия финансов»): «Структура событий, в которых нет мыслящих участников, является простой: один факт следует за другим в бесконечной причинно-следственной цепи. Присутствие мыслящих участников чрезвычайно усложняет структуру событий: мышление участников влияет на ход событий, а ход событий влияет на их мышление. Еще больше усложняет вопрос то, что участники влияют и воздействуют друг на друга».

В этом утверждении и доводах Д. Сороса, которые основываются только на нынешнем состоянии дел в общественных науках, проявляется весь вред для общества такого типа философских суждений. Они отрицают возможность стать и общественным наукам таким же точным и полезным инструментом в практической деятельности, как и естественные. Такие суждения отрицают саму возможность создания и в общественных науках теорий первого типа, и обрекают человечество на бездеятельность в этом направлении. Причем в самом важном для нас направлении - в точном предвидении последствий от решений, принимаемых человеком и органами государственной власти. Как могут существовать институты управления обществом, которые не способны точно предвидеть последствия от своих решений? В этой работе будут приведены первые научные открытия и теории в общественных науках, которые относятся к научным работам первого типа и опровергают такое распространенное мнение о их возможностях.

Насколько легкомысленно подходят государственные деятели к принятию на вооружение различных социально-экономических идей, не поддается объяснению с точки зрения простого здравого смысла. Были ли в мировой практике серьезные защиты на надежность и прочность, на соответствие реальной жизни разных социально-экономических идей, прежде чем их использовали в практической деятельности? Такую проверку никто и нигде до сих пор не осуществлял и не пытался организовать. Их навязывали обществу с помощью политической, экономической или вооруженной силы.

Кто и когда провел проверку на соответствие реальной жизни трудовой теории стоимости, благодаря которой частные собственники были объявлены эксплуататорами, присваивающими прибавочную стоимость, создаваемую трудом наемных рабочих? Разве кто вкладывал труд в морские побережья с комфортным климатом, обеспечивающих высокую стоимость проживания в этих местах и обеспечивающих высокие доходы собственников? А кто проверял на прочность идеи современных либеральных монетаристов, сторонников чикагской экономической школы? Там, где в полной мере пользовались их рекомендациями, везде получали отрицательный результат. Если бы Президент США Рузвельт в тридцатых годах прошлого столетия использовал рекомендации нынешних сторонников либерально-монетарной идеологии, то США исчезло бы как государство с политической карты мира.

Не хотелось бы, чтобы у читателя сложилось мнение, что такое силовое навязывание обществу социально-экономических идей связано с определенными личностями ученых, государственных и политических деятелей. Такой вывод оказался бы серьезной ошибкой, что неотвратимо приводит к обсуждению этих личностей (Маркса, Ленина, Сталина, Ницше, Гитлера, Бен Ладена, Фридмана, Гайдара, Чубайса и т.д.), а не к вскрытию неэффективности самого механизма принятия государственных и политических решений. Причем независимо от индивидуальных достоинств и недостатков тех деятелей, которые в нем принимали участие ранее, принимают сегодня или примут участие в будущем.

Поиск виновных самое бесперспективное дело из всех возможных. Например, в мировой практике ни разу не была поставлена для решения задача ­ поиск истинных причин финансовых и экономических кризисов и «обвалов», чтобы впоследствии их можно было устранить и не допускать повторения. До сих пор финансово-экономические кризисы воспринимаются не как результат неустойчивой работы современной системы управления финансовой и экономической деятельностью, а как стихийные природные бедствия. Необходим не поиск виновных, а иной более эффективный механизм принятия решений.

Если средства массовой информации в России требовали нахождения истинных причин гибели атомной подводной лодки «Курск», то почему никто не требует от государственной власти организовать поиск истинных причин многолетнего депрессивного и криминального состояния экономики России? Хотя робкая попытка такого предложения была сделана Президенту РФ в Постановлении Государственной Думы РФ (№1691­III ГД от 22 июня 2001 года), за которое проголосовали практически все фракции. Не было ни одного «против» и «воздержавшегося» депутата. Однако, несмотря на то, что никакой реакции от Президента РФ и его администрации не последовало, это Постановление ГД благополучно все замолчали и забыли. Почему все, без какого-либо исключения (средства массовой информации, государственные и политические деятели), ведут себя так пассивно в самом важном для страны деле? Но если так ведут себя все, то это означает, что в этих событиях проявляется неизвестный социальный закон, которому все подчиняются, и его действие нельзя подменять виной кого-либо, в том числе и руководителей государства. В разделе «Социально-техническое проектирование», будет вскрыта объективная причина такого закономерного поведения всех и предложены меры для ее устранения.

Отсутствие открытых противников - универсальное свойство всех действительно научных знаний, знаний первого типа. Нельзя привести ни одного достоверного факта, который бы противоречил им. Например, отсутствуют достоверные факты, противоречащие периодическому закону Менделеева или закону сохранения энергии. Как только они обнаруживались в естественных науках, ученые приходили в сильнейшее волнение, осуществляли поиск новых знаний и совершали новые открытия.

Таким же требованиям должны удовлетворять и научные знания в общественных науках. Ни один из достоверно известных фактов не должен противоречить выводам теорий и открытий. И в этих науках должны появиться законы, обладающие фундаментальным значением, не подверженными какому-либо сомнению, способными позволять нам точно предвидеть последствия тех или иных мер, принимаемых человеком и государственной властью. Причем, последствий как положительных, так и отрицательных. Знание таких законов позволит во много раз понизить количество и уровень совершаемых ошибок в обществе.

Предлагаемые мировому сообществу законы и теории в общественных науках обязаны так же подвергаться оценке на их истинность или ложность, как это делается в естественных науках. И в этих науках должно появиться жесточайшее требование к их истинности. Нельзя же в общественных науках обходиться без фильтра, который поставил бы шлагбаум на пути использования ложных социальных и политико-экономических идей и проектов в практической деятельности. Нельзя «заглатывать» обществу все, что увлекательно и наукообразно изложено. Истинными могут быть лишь те знания, которые доказали свою способность точно предвидеть, - какие из предлагаемых мер приведут к достижению поставленных социальных и экономических целей, а какие не смогут этого сделать, и по какой причине. Нельзя использовать в практической деятельности социальные идеи и проекты, которые не доказали свою дееспособность, которые не прошли полноценную проверку на их прочность и надежность.

Законы не обязательно должны иметь численное выражение, к которым применимы математические методы. Так, периодический закон Менделеева определяет только свойства химических элементов в зависимости от их расположения в таблице. Но, тем не менее, он оказался фундаментом для построения всей химической науки.

Поскольку в общественных науках отсутствует фильтр, способный отделить ложные знания от истинных, то государственные деятели во всех странах мира вынуждены использовать ложные знания при принятии ответственных решений. Отсутствие такого фильтра не позволяет им находить эффективные решения важнейших проблем общества и является главной причиной практически всех совершаемых ошибок на государственном и международном уровнях.

Точное предвидение последствий тех или иных социальных решений органов государственной власти и международных организаций сегодня заменено «объяснительствами» разного идеологического происхождения (политического, национального и религиозного). У общества нет иммунитета против политических идей не просто ошибочных, но даже античеловечных. Вспомним идеи гитлеровских нацистов или идеи марксистов, потрясших мир войнами, революциями и кровавыми расправами с инакомыслящими гражданами. Вспомним эксперимент «красных кхмеров» в Камбодже, в котором было уничтожено почти две трети населения страны. А разве разрушение экономического и интеллектуального потенциала в России и в других странах бывшей социалистической системы под воздействием современных либерально-монетарных идей не является таким же негативным примером влияния ложных социально-экономических идей на жизнь общества?

Если мы хотим избежать непредсказуемого развития событий, то независимо от занимаемого нами социального положения в обществе, необходимо до конца осознать роль политических, экономических, философских и национальных теорий в жизни общества. Это не просто одни из множества теорий в разных отраслях человеческого познания. Их влияние на жизнь мирового сообщества более сильное, чем влияние всех остальных.

Недооценивать влияние социальных идей и теорий на жизнь общества чрезвычайно опасно. Можно привести высказывание по этому поводу одного из известных экономистов Дж. М. Кейнса: “... Идеи экономистов и политических мыслителей и тогда, когда они правы, и тогда, когда они ошибаются, более могущественные, чем обычно думают. В действительности, мир почти только этим и управляется. Люди - практики, которые считают себя совершенно неподверженными интеллектуальным влияниям, обычно являются рабами какого-нибудь экономиста прошлого. Сумасшедшие, стоящие у власти, которые слышат голоса с небес, извлекают источники своего безумия из творений какого-нибудь академического писаки, сочинявшего несколько лет назад. Я уверен, что мощь корыстных интересов значительно преувеличивают по сравнению с постепенным просачиванием идей. Правда, это происходит не немедленно, а по истечении известного периода времени... Но, рано или поздно, именно от идей, а не от корыстных интересов, исходит опасность, как для блага, так и для зла.

Нельзя не согласиться с утверждением, что нет ничего полезнее и практичнее истинных теорий (теорий первого типа) и нет ничего страшнее и опаснее ложных (теорий третьего типа). Мы совершенно справедливо с большим уважением относимся к физикам-теоретикам и с раздражением - к экономистам-теоретикам, по проектам которых проводились какие-либо экономические преобразования.

Но если согласиться с Кейнсом в том, что миром правят не люди, стоящие у власти, а идеи, которые кто-то подбросил в их головы, то насколько велика опасность, когда обществом правят ложные социально-экономические идеи.

Любой человек, который уже имеет какие-либо суждения о жизни общества и оценивает положительно или отрицательно решения органов власти, непременно использует ту или иную политическую точку зрения, с которой он смотрит на жизнь общества в целом.

Выбранная человеком точка зрения, которая позволяет ему увидеть что-то общее, закономерное в жизни конкретных людей, домашних хозяйств, предприятий, государственных и международных институтов, во множестве конкретных происходящих событий, не сваливается на этого человека с неба. Чтобы она появилась, необходим чей-то напряженный многолетний труд. Она вырабатывается конкретными людьми, образующими экономические и философские школы, а потом уже попадает тем или иным образом в наше сознание и в сознание государственных деятелей, принимающих конкретные решения. У истоков этих точек зрения стоят общественные науки. Социальные идеи и теории, претендующие без всяких на то оснований на роль истинных, попав в сознание государственных деятелей, финансистов, журналистов, политиков, общественных деятелей и рядовых граждан (безразлично, каким способом они туда попали), определяют жизнь общества и принятие ответственных решений органами власти. Без них невозможно иметь ни правильные, ни ложные суждения о жизни общества. Граждане, в том числе и руководители государств, не могут, как это принято считать, иметь собственные точки зрения на жизнь общества, как не могут они иметь свои точки зрения в физике или химии. Они могут лишь использовать то, что кем-то уже наработано многолетним трудом, независимо от качества этих разработок.

Если общество осознало опасность, например, распространения нелицензированных лекарственных препаратов, не доказавших свою безвредность и полезность, то как же можно легкомысленно относиться к свободе распространения различных социальных идей устройства и управления жизнедеятельностью общества, особенно в век научно-технического прогресса?! Свобода распространения социально-политических идей опасна для общества. Об этом нам говорит опыт распространения национал-социализма, коммунизма, исламского фундаментализма и радикального либерализма. Это не означает, что нужно ввести запрет на поиск новых социальных идей. Напротив, необходимо обеспечить свободу и благоприятные условия для их создания, а также сделать доступной процедуру надежной защиты на соответствие их реальной жизни и историческому опыту. Но без надежной процедуры защиты на безвредность для общества, нельзя позволять им свободно распространяться. Как проводить такие защиты, это особая тема для обсуждения, и она не будет затрагиваться в этой книге. Ее должны спроектировать и реализовать те, кто будет проводить такие защиты, обеспечив их надежность и авторитетность. Но они обязаны быть, иначе невозможно избежать трагических ошибок.

Конечно, в своей практической деятельности мы вольны пользоваться любыми социально-экономическими идеями построения и управления жизнедеятельностью человека и общества, но результат (и отрицательный и положительный) будет неотвратим. Он будет так же неотвратим, как и гибель человека, игнорирующего закон всемирного тяготения и решившего, что ему можно выпрыгнуть с балкона и полетать подобно птице.

Информационные вирусы ложных социальных идей, заразившие сегодня сознание государственных, политических, общественных деятелей, аналитиков, политологов и журналистов, и являются главной опасностью для нашего будущего. Эти вирусы обладают удивительной способностью убеждать каждого в истинности того, что есть у него в голове и в ложности того, что есть у других, если это противоречит его «единственно» правильной, как ему кажется, точке зрения. Убежденность в правильности своих взглядов и ложности других является главной причиной всех революций, войн, вооруженных конфликтов, непримиримых политических, национальных, межгосударственных конфликтов.

Общество не может прийти сегодня к согласию и миру в вопросе строительства своего будущего на почве сегодняшних социальных идей и догматов, поскольку они изначально противостоят друг другу. Путем переговоров и компромиссов можно лишь временно ослабить противоречия между ними, можно временно объединиться в борьбе с общим противником, но найти согласие невозможно. Так США, Англия и СССР образовали союз в войне против фашизма, но, как только он был повержен, началась затяжная «холодная война» уже между бывшими союзниками.

Различие в точках зрения на пути развития общества обусловлено отсутствием в общественных науках фундаментальных общепризнанных законов первого типа и подменой их различными политико-экономическими и философскими постулатами. Отсюда и появляются непримиримые сторонники и противники капитализма, социализма, исламского фундаментализма и других социальных идей, будоражащих все общество. Отсюда появляются и противоборствующие политико-экономические школы либералов и государственников. Отсюда и извечное противостояние в России «западников» и «почвенников». Отсюда появились сторонники и противники глобализации экономики. Нет же разных точек зрения на законы и теории, которыми пользуются в технике при строительстве самолетов и космических объектов?!

Сторонники тех или иных социальных теорий и мировоззрений отбирают для доказательства своей правоты лишь те факты из жизни общества, которые этому способствуют, и, напротив, замалчивают противоречащие их взглядам. Так, экономисты-государственники приводят удачные примеры вмешательства государства в хозяйственную деятельность (например, опыт Рузвельта в США) и замалчивают отрицательные. Либералы действуют с точностью наоборот.

Власть социальных идей гораздо сильнее и могущественнее, чем государственная, финансовая, информационная, криминальная вместе взятые, поскольку они стоят над ними и питают их.

Не существующие или надуманные центры управляют миром, как это многие считают, будь-то «большая семерка», финансово-олигархические, сионистские, масонские организации, а самоуверенные «писаки», создающие идеи построения общества и их сторонники, обеспечивающие завоевание ими сознания граждан, в том числе и сознание государственных деятелей. От ложных социальных идей, сумевших завоевать общественное сознание или способных это сделать в будущем, исходит главная опасность для человечества.

Именно политико-экономические, национальные и религиозные теории и идеи построения и управления жизнедеятельностью общества, определяя заранее непримиримые точки зрения у граждан, являются источником воинствующего социального радикализма, национализма, суверенизации, тоталитаризма. Именно они являются источником агрессивной экспансии, например, исламского фундаментализма, коммунизма и радикального либерализма. Именно сторонники политико-экономических теорий, обладающих неограниченной властью над умами государственных деятелей, не позволяют общественным наукам встать с головы на ноги, а, следовательно, и не дают человечеству самой возможности вступить на путь безопасного и устойчивого развития.

Появление фундаментальных законов и теорий первого типа в общественных науках будет означать конец таковой деятельности, как прекратилась деятельность схоластов в естественных науках. Задумаемся, почему наиболее прогрессивные направления в общественных науках не стали катализаторами их развития? Почему психология не пошла по пути разработки фундаментальной теории, используя открытие русским физиологом И.П. Павловым процесса образования условных рефлексов и отрыва их от реальной действительности? Почему социология не стала развиваться в направлении, указанным французским ученым Г. Лебоном еще в конце девятнадцатого века. Ответ на поставленные вопросы один: указанные направления развития общественных наук угрожали и угрожают господствующим политическим, национальным и религиозным идеологиям построения и управления жизнедеятельностью человека и общества.

По существу во времена Коперника и Галилея человечество порвало путы средневекового мракобесия и схоластики только в естествознании. В области же социальных и экономических отношений мы продолжаем жить в эпоху средневековья. Политико-экономические, национальные и религиозные лжетеории управления жизнедеятельностью человека и общества, схоластика общественных наук опутали сознание человечества. В обществе привычно называют белое чёрным, а чёрное белым. Только исследование политико-экономической терминологии на ее истинное содержание могло бы вскрыть поразительную бессмысленность и отрыв ее от реальной жизни.

В качестве доказательства ниже приведены несколько примеров.

1. Слово «реформа» означает по своему содержанию не всякие преобразования, а только прогрессивные, дающих положительный результат. Однако, несмотря на разрушительный характер экономических преобразований в России, по силе сравнимых с ведением крупномасштабных войн, их называют «рыночными реформами», курс которых необходимо сохранить. По существу из уст государственных и политических деятелей, которые употребляли и продолжают употреблять это выражение, если пользоваться простым здравым смыслом, постоянно слышен призыв к сохранению процесса разрушения экономического и интеллектуального потенциала страны, вместо того, чтобы признать поражение экономических реформ и начать поиск их истинных причин.

2. Азартных игроков на финансовых и фондовых биржах принято называть инвесторами, как будто они, покупая друг у друга акции и другие ценные бумаги предприятий, вкладывают деньги в развитие экономики. С таким же успехом и игроков в казино можно назвать инвесторами. Слово «игроки», в отличие от «инвесторов», в основном точно отражает суть современных спекулятивных процессов, происходящих  на фондовых и финансовых рынках.

3. В России, в экономике которой в середине 90­х годов три четверти производимой промышленной продукции не оплачивалось деньгами (неплатежи и бартер), подсчитывали показатели прибыли и рентабельности предприятий. Как могут существовать денежные показатели предприятий без оплаты товаров деньгами? Происходил и происходит до сих пор в России отрыв денежных показателей работы предприятий от их истинного содержания, что приводит к ложной нерентабельности и ложной неэффективности большинства предприятий страны, в первую очередь шахт и предприятий сельского хозяйства, а, следовательно, к их ложным банкротствам.

Экономическая наука до сих пор даже не сформулировала задачу, которая она должна решать в качестве основной: какие необходимо создать условия, которые привели бы в соответствие доходы граждан с результатами их деятельности на пользу общества, поскольку только от активной и эффективной деятельности людей зависит благополучие общества.

Чудовищно, что в век атомной энергетики, космических полетов и компьютеров мы пытаемся разрешить силой денег, оружия, митингов и забастовок проблемы правильности или ложности различных идей построения и управления жизнедеятельностью общества! А разве избиратель на самых «демократических» выборах государственной власти способен распознать истинность или ложность идей, которые несут обществу политические лидеры? А сами эти лидеры могут определить то же самое, если они слепо верят своим «умным» идеологам, экономистам и экспертам?

Опыт истории показывает неспособность народа на всеобщих выборах правильно определить путь развития страны. Например, Гитлер пришел к власти путем демократических выборов, результаты которых никто не ставит под сомнение. Напротив, Эрхард, который был поставлен во главе экономических преобразований оккупационной военной администрацией США в Германии, провел самые успешные в истории социально-ориентированные экономические реформы. Народ может лишь оценить результаты воздействия реализации политических теорий и идей на его жизнь и не более того. А оценить на выборах, кто способен, а кто не способен эффективно управлять жизнедеятельностью общества, он не имеет возможностей в современных условиях.

Отсюда вывод: чтобы избежать вооруженных конфликтов, войн, революций и постоянных «демократических» ошибок, необходим иной механизм, нежели сила денег, оружия, митингов и всенародные голосования для определения эффективной политики в государствах.

Нужен иной механизм разрешения социальных и экономических проблем в мировом сообществе. Не силой денег и оружия, не силой воинствующей политической рекламы должны выбираться пути развития общества, а совершенно иными методами.

Это путь процедуры независимой экспертизы и защиты социальных идей, а также научных знаний и социальных проектов, на их прочность и надежность, прежде чем их можно было бы использовать государственным деятелям. После таких защит ни у кого не должно остаться сомнений в эффективности социальных идей и истинности или ложности научных знаний, как нет сомнений в истинности законов физики или аэродинамики. Требования к таким защитам должны быть жесточайшие: ни один из достоверно известных фактов не должен противоречить выводам научных знаний. По этой причине ни у кого не должно быть сомнений в том, что используемые государственными деятелями научные знания в общественных науках способны помочь им правильно предвидеть последствия своей деятельности или бездеятельности. Точное предвидение результатов деятельности человека и общества в зависимости от условий, в которых она проходит, должно превратить и общественные науки в такой же практичный инструмент для разработки новых эффективных социальных технологий, какими являются естественные науки.

Создание государственной, общественной и международной процедуры независимой экспертизы и защиты научных знаний на предмет их способности точно предвидеть последствия действий органов власти будет первой из социально-экономических технологий, способной вывести человечество из социально-исторического тупика конца второго тысячелетия.

Никто не должен иметь право применять в практической деятельности любые социальные идеи и проекты, не прошедшие соответствующую процедуру защиты на их прочность и надежность.

Только установив фильтр, не пропускающий ложные знания к использованию их в практической деятельности, как это происходит в естественных науках, можно проложить путь к благосостоянию каждого человека и к безопасному будущему всего мирового сообщества.

Путь в безопасное будущее - это путь изобретения новых эффективных социальных и экономических технологий строительства и управления жизнедеятельностью человека и общества, используя фундаментальные законы в общественных науках первого типа, которые не подвержены какому-либо сомнению.

Необходимо позаимствовать у научно-технического прогресса технологии производства знаний, изобретений, отбор вариантов решений задач, отбор людей, способных проектировать перспективные методы управления государством и международным сообществом.

Задача не в том, чтобы убедить государственных и политических деятелей в необходимости проведения ими разумной государственной политики и в использовании цивилизованных методов разрешения возникающих конфликтов. Такая задача утопична. Необходимо создать условия, при которых стало бы невозможным проводить любую, даже самую правильную государственную политику, без процедуры ее независимой экспертизы и защиты с привлечением самых сильных оппонентов и авторитетнейших в обществе судей. Нужно покончить с безответственными социальными экспериментами над обществом. Кто и где доказал, что знания, которыми пользуются эксперты Международного валютного фонда (МВФ) и Всемирной торговой организации (ВТО) при формировании требований к правительствам разных государств являются истинными, а не ложными? Кто, где и когда испытывал на прочность знания российских реформаторов-либералов прежде, чем доверить им проведение крупномасштабных экономических преобразований в стране?

Без процедуры независимой экспертизы и защиты научных знаний и проектов управления жизнедеятельностью общества даже появившиеся в общественных науках истинные знания никем не будут востребованы. При сегодняшней системе прихода к власти с помощью политической рекламы на всеобщих выборах и условиях ее функционирования, порождающие безответственность власти за результаты своей деятельности или бездеятельности, истинные знания в общественных науках государственным деятелям не будут нужны, независимо от их индивидуальных достоинств и недостатков. Сегодня всем государственным деятелям нужно лишь то, что способствует созданию их собственной политической рекламы. Без такой рекламы в современных условиях каждый государственный и политический деятель обречен на поражение. Деятельность каждого руководителя государства и международного института, даже помимо их воли, подчинена, в первую очередь, созданию собственной политической рекламы, а не стремлению достичь полезного для общества результата. Как это не печально, но такова реальность. Она создана «демократической» системой безответственности руководителей государств и международных организаций за результаты своей деятельности или бездеятельности, и в этом нет их вины. Сама «демократическая» система прихода к власти и условия ее функционирования создают неэффективную систему управления обществом.

Поразительный факт: государства и фирмы тратят громадные средства на производство и отбор знаний и технологий в научно-технических областях. Они осуществляют в этих целях промышленный шпионаж. А в социально-экономических направлениях новые знания никто из государственных деятелей не ищет. Кроме одиночек - энтузиастов никто не озабочен действительным поиском наиболее перспективных социально-экономических технологий.

Сегодня всем необходимо признать, что у нас нет иммунитета против ложных политико-экономических, национальных и религиозных идей построения и управления обществом, проникающих и уже проникших в сознание граждан планеты. Мы должны понять эту опасность. В России уже появилась крылатая фраза о «непредсказуемости своего прошлого», поскольку оно, это прошлое, постоянно меняется в зависимости от политической идеологии, которую взяли на вооружение очередные руководители государства.

Конечно, надо осознать всю болезненность самой процедуры освобождения общества от ложных политико-экономических, национальных и религиозных идей построения своего будущего. Предпочтения той или иной политической идеологии у граждан формировались в течение длительного времени. Не трудно понять новое, трудно отрешиться от старого. Обществу невероятно трудно отказаться от привычных политических точек зрения, вошедших в наше сознание.

При этом нужно осознать и тот непреложный факт, что каждая социальная теория, поскольку она завоевала сознание значительной части граждан, построена непременно на истинных фактах из жизни общества. Иначе они никем не были бы востребованы. Коммунистическая идея была воспринята лишь потому, что слишком далеко зашла социальная беззащитность значительной части народа во всех странах мира и безответственность государственной власти в девятнадцатом и в начале двадцатого века. Само существование коммунистических стран заставило страны Запада включить в программу действий органов власти механизмы социальной защиты. Сегодня идея построения «социального общества» мало у кого вызывает сомнение, хотя есть еще особо ретивые противники этой идеи, сторонники идеи само выживания граждан без вмешательства государства. Этим воинствующим радикальным либералам видно недостаточно исторического опыта потрясений, которые пережил мир от революций, гражданских войн и народных бунтов.

Идеи либералов опираются на действительно негативное влияние государства на рыночный механизм, так как чиновники не способны учесть и соизмерить громадное количество индивидуальных потребностей граждан и предприятий, которые должны быть удовлетворены производством и распределением товаров. Идеи государственников опираются на действительную неспособность свободных рынков самостоятельно функционировать. Они не способны удовлетворять те потребности граждан, которые они не могут выразить индивидуально. Примитивная идея либералов в определении функции государства - не более чем «сторожа в экономике», не выдерживает никакой критики.

Государственная власть обязана управлять жизнедеятельностью общества, добиваясь создания условий, при которых обеспечивается наивысшая социальная и экономическая эффективность общественного производства и распределения.

Граждане, видя ущербность или достоинства различных политических точек зрения на мир, выбирают из них ту, которая ближе к их реальной жизни. Переубедить их перейти от одной точки зрения к другой - задача очень сложная.

Итак, первый шаг, который должен сделать каждый, кто ощутил опасность для себя и своих близких непредсказуемого развития событий - признать, сначала хотя бы для самого себя, неспособность какой-либо из широко известных политико-экономических, национальных и религиозных идей построения и управления жизнедеятельностью человека и общества быть эффективной, а затем и перестать их поддерживать. Каждая из них, обладая сегодня своим достоинством, на практике доказала свою несостоятельность в целом.

Необходимо государственным деятелям отказаться от использования в практической деятельности любых социальных идей и проектов без их независимой экспертизы и защиты с привлечением наиболее сильных оппонентов.

Общественности же необходимо перестать поддерживать любых государственных деятелей, которые не хотят начать процедуру открытых защит на прочность и надежность всех наиболее значимых вариантов государственной политики и выбора из них наиболее эффективных.

Только открытые независимые экспертизы и защиты, а не взаимные обвинения политиков друг друга, могут отобрать из всех социальных идей и проектов нечто ценное и привести общество к единым знаниям законов, которым подчиняется жизнь человека и общества. Только единые для всех научные знания, как и в естественных науках, способные правильно предвидеть результаты тех или иных направлений действий общества, и единая цель - обеспечить безопасный и устойчивый путь развития - могут отобрать те социально-экономические технологии, которые способны достичь успеха, отбросив ложные. Политика государства должна отбираться не по признаку «правая» она или «левая», «либеральная» или «государственная», «эволюционная» или «радикальная». К ней должно предъявляться единственное требование: политика государства должна быть социально и экономически эффективной.

Кто должен спроектировать и организовать такие экспертизы и защиты на надежность и прочность различных социально-экономических идей и проектов? Сегодня нет подобных институтов в мировом сообществе. Нужны энтузиасты из различных областей человеческой деятельности, чтобы начать такое наиважнейшее для всего человечества дело. Такую экспертизу и защиту могут инициировать государственные деятели, используя имеющиеся у них процедуры и регламент принятия решений. Особую надежду мы возлагаем на ученых - естественников с мировым именем, а также на бизнесменов, причастных к научно-техническому прогрессу. Они несут невольную ответственность за отрицательные последствия от результатов научно-технического прогресса для мирового сообщества. Они не должны отстраняться от решения социальных проблем человечества. Обладая громадным опытом в области технологий производства и использования научных знаний, они смогли бы внести большой вклад в дело распознания обществом истинности и ложности различных социальных идей, теорий и проектов. В СССР уже была аналогичная ситуация, когда физики помогли генетикам победить “лысенковщину”. Общество по достоинству оценит инициативу социально-ответственных людей, которые первые спроектируют и организуют защиты социально-экономических идей и проектов государственной и международной политики на их прочность и надежность.

Такие открытые процедуры защит приведут неотвратимо (под воздействием общественного мнения) и к аналогичному рассмотрению разных проектов основных направлений государственной политики и выбора из них наиболее эффективных на уровень глав государств.

Эти экспертизы и защиты обязаны иметь не только адвокатов различных теорий, идей и проектов, но и самых сильных оппонентов, а также судей из наиболее авторитетных людей в обществе. Необходимо дать возможность ученым, идеологам проектантам, сторонникам тех или иных социальных идей, защитить, а противникам - разбить их. Имитация этого процесса - затея бессмысленная и опасная. То, что не поддается разрушению самыми яростными оппонентами, и останется как единое наследство от предыдущего времени. Обнажится после отбраковки и пустота в наших знаниях, которую сегодня занимают борющиеся между собой политико-экономические, национальные и религиозные идеи построения и управления жизнедеятельностью общества. Такие защиты дадут старт для производства новых знаний в общественных науках. Они станут первыми из «прорывных» социально-экономических технологий.

Человечеству остро необходимы научные теории первого типа и в общественных науках, с помощью которых можно было бы проектировать и создавать социальные технологии, приводящих к высоким результатам. Также как после Коперника и Галилея естественные науки создавались практически заново в противовес средневековой схоластике, также необходимо начать создавать заново общественные науки первого типа, взамен схоластики современных социально-экономических идей и теорий.

Работа по созданию в общественных науках научных теорий первого типа уже привела к открытиям, которые в недалеком будущем непременно изменят современный мир так же, как это сделали теории в естественных науках. Этим открытиям и посвящена эта книга. Тот, кто первый воспользуется новыми социальными открытиями и теориями первого типа в свой практической деятельности, после самой серьезной проверки их на прочность и надежность, тот и окажется в лидерах научно-социального прогресса.

Настоящая работа – попытка положить начало созданию теорий первого типа и в общественных науках, которые стали бы надежным инструментом в проектировании деятельности человека и общества с целью достижения высочайших социально-экономических результатов и обеспечить научно-социальный прогресс, аналогичный научно-техническому.

Главным открытием в общественных науках, которое изложено в этой книге, стало открытие двойственной природы человека. Это открытие позволяет создать вместо двух самостоятельных наук, психологии и социологии, одну ­ общую теорию человека, которая способна учитывать взаимодействие человека индивидуального (психология) с человеком общественным (социология). Такая теория позволит создавать новые системы управления жизнедеятельностью человека и общества. Она позволит решить те проблемы каждого человека и общества в целом, которые сегодня оказались неразрешимыми.

В книге изложена также информационная экономическая теория (Теория относительной ценности). Она практически ничего не заимствовала у современной экономической науки. В фундамент этой теории заложено:

­ определение истинного содержания стоимости товаров и денег;

­ введение деления денег на коммерческие и некоммерческие;

- законы эффективности планового и рыночного управления хозяйственной деятельностью;

­ основной закон рынка.

В отличие от схоластики современной экономической науки информационная экономическая теория относится к теориям первого типа, способной обеспечить знаниями для проектирования экономической политики государств с заранее заданными высокими результатами. Информационная экономическая теория позволяет найти истинные причины финансово-экономических кризисов и устранить их.

Однако использование научных теорий первого типа может носить и антиобщественный характер. С помощью информационной экономической теории можно спроектировать и спровоцировать самый сильный в истории человечества финансово-экономический кризис, используя неустойчивый характер современной мировой финансовой системы. Это также возможно, как и с помощью знаний физиков создавались атомная и водородная бомбы.

Ниже на суд читателей представлены эти две социальные теории, и приведены примеры возможностей их использования в практической деятельности, как каждым человеком, так и всем обществом. Конечно, каждый читатель увидит некоторое сходство с уже имеющимися точками зрения на жизнь человека и общество. Но это сходство только внешнее. Главное же отличие от всего известного заключается в том, что новая точка зрения позволяет проектировать успех в деятельности человека и общества, чего в других до сих пор не было. Это отличие - в практичности представленных в книге новых теорий и открытий.

 

2. Двойственная природа человека

2.1. Основы общей теории человека

Как элементарные частицы имеют двойственную природу (корпускулярно-волновую), так и человек имеет аналогичную двойственную природу. В каждом из нас действуют два совершенно разных человека. Один человек разумный (индивидуальный, эгоистичный), а другой человек неразумный (социальный, коллективный). Они постоянно взаимодействуют друг с другом, что характеризует личность в целом. Удачное их взаимодействие предопределяет успех деятельности человека, а неудачное приводит к раздвоению личности и к поражениям.

Открытие двойственной природы человека произошло недавно. Предстоит еще напряженная и длительная работа в этом направлении. Однако, по нашему мнению, необходимо ознакомить общество с основными идеями в том виде, в котором это представляется возможным на данном этапе. С помощью этих идей уже можно значительно поднять эффективность деятельности каждого человека и всего общества.

Для того чтобы понять, о чем пойдет речь, вспомним открытия, к которым пришел русский физиолог И. Павлов. Принято считать, что главным в результатах исследований Павлова было открытие им механизма образования условных рефлексов. Однако это не так. Как он описывал свои эксперименты? Когда собаке давали пищу и в это же время зажигали свет, то через некоторое время у собаки происходило выделение слюны при включении света и тогда, когда ей не давали пищи. Происходил отрыв условных рефлексов от того, что их образовывало. Пищи нет, а у собаки выделяется слюна. Не только механизм образования условных рефлексов оказался главным открытием Павлова, но и отрыв от того, что их образовывает. Павлов пошел дальше в своих исследованиях. Он обнаружил отрыв второй сигнальной системы от действительности. Наш язык способен жить самостоятельной жизнью, негативно влияя на поведение людей и всего общества. Отсюда и появляется ложный язык, язык дезинформации, который дестабилизирует жизнь каждого человека и всего общества.

Встает вопрос, а почему мы постоянно замечаем, но не придаем решающего значения отрыву нашего языка от реальной жизни? Почему мы чаще всего предпочитаем подчиняться словам, а не достоверным фактам при принятии важнейших решений, что предопределяет неразумный характер принятия решений и нашего поведения?

Суть открытия двойственной природы человека и заключается в том, что в каждый момент времени в каждом из нас проявляется и действует либо человек индивидуальный (разумный), либо человек социальный (неразумный), которых и обслуживают соответствующие им два совершенно разных типа языка нашего общения. Язык, обслуживающий деятельность нас, как людей социальных, постоянно стремится к отрыву от реальной жизни, дезинформируя окружающих. Язык же, обслуживающий деятельность нас, как людей индивидуальных, не обладает таким свойством. Он не способен отрываться от действительности.

Наука психология призвана изучать законы поведения человека индивидуального, а социология ­ человека социального. В связи с тем, что человек социальный и индивидуальный тесно связаны и постоянно взаимодействуют друг с другом, что характеризует личность в целом, по этой причине не должно быть двух самостоятельных наук: психологии и социологии. Должна быть одна наука, учитывающая и механизмы взаимодействия человека индивидуального разумного с человеком социальным (коллективным) неразумным в каждом из нас. Такая наука должна иметь название «Общая теория человека». Создание такой теории, в основе которой будет открытие двойственной природы человека, является сегодня главным направлением моей деятельности.

Почему необходимо все-таки говорить о существовании двух совершенно разных людей в каждом человеке? Потому что ценности, которые руководят действиями человека индивидуального (разумного) и человека социального (неразумного) в каждом из нас оказываются принципиально разного свойства. Эти ценности могут либо совпадать или не противоречить друг другу, либо конфликтовать.

Ценности человека индивидуального находятся внутри нас, и они формируются в процессе всей нашей жизни. Человек индивидуальный стремится удовлетворять только свои потребности. Это то, что принято называть эгоизмом. Потребности человека индивидуального побуждают нас к самостоятельному выбору целей и действий. По этой причине человек индивидуальный оказывается человеком разумным. Изменение ценностей человека индивидуального разумного носит эволюционный, медленный характер. Изменить их быстро невозможно, поскольку они формируются собственным жизненным опытом, а не опытом других людей. Все попытки, быстро перевоспитать людей, обречены на неудачу. Можно лишь изменить условия, в которых действует человек индивидуальный, заставляя его, с уже сформировавшимися ценностями, приспосабливаться к ним. Недаром существуют поговорки: «Сколько волка не корми, все равно в лес смотрит». «Горбатого могила исправит».

Человек же социальный, в каждом из нас, не имеет своих собственных ценностей. Они находятся вне нас. Они формируются в обществе в виде моральных и нравственных ценностей, традиций, законов, правил поведения, политических, религиозных и национальных идеологий, требований, предъявляемым к членам социальных групп. Например, требования, которые предъявляются к членам коллектива предприятия или преступной группировки. Отступление от этих ценностей в пользу ценностей индивидуальных осуждается и наказывается обществом или социальной группой. Поскольку эти ценности находятся вне нас, по этой причине человек социальный является человеком неразумным в каждом из нас. Как обычно принято говорить, что к таким неразумным действиям и решениям нас вынуждают обстоятельства, которым мы не можем не подчиняться, как существа общественные, коллективные. Человек, живя в обществе, не может быть свободным от него. По этой причине коллективного мышления не может быть по своей природе, поскольку мышление человека относится к деятельности человека разумного, индивидуального. Часто называют коллективным мышлением коллективную деятельность в каком либо направлении. Например, деятельность людей в конструкторских организациях по проектированию новых образцов техники. Но в этих организациях мышление конструкторов носит всегда и непременно индивидуальный характер, но это мышление объединено планируемыми руководством задачами и коллективным обсуждением результатов индивидуального мышления, что и обеспечивает коллективную деятельность по созданию новой техники.

Социальные ценности могут относиться к народам, группам людей, объединенных чем-то общим. Это может быть государство, политическая партия, религиозное или общественное объединение, коллектив предприятия, команда спортсменов, парламент, группа подростков, террористическая организация, семья, дружеская компания и так далее. Взаимоотношения между членами социальной группы, коллектива, общества в целом строятся в соответствии с социальным статусом их членов. По этой причине главным мотивом поведения человека социального, в отличие от человека индивидуального, является только повышение или сохранение своего социального статуса в том или ином объединении людей, формализованных и неформализованных. Постоянная борьба за повышение или сохранение своего социального статуса составляет главный смысл деятельности человека социального (коллективного) в каждом из нас. Социальный человек постоянно находится в борьбе со своими конкурентами за тот или иной статус. Это вечная борьба всех друг с другом, так как занять какое-либо высокое социальное положение в обществе человек может только в том случае, когда он победит своих конкурентов. Такая борьба начинается с самого детства у каждого человека и не прекращается всю жизнь. Победа одних означает поражение других. Отсюда и вечный конфликт поколений. Представители нового поколения стремятся занять высокие места в социальной иерархии общества, которые заняты старшим поколением, и оно не желает их оставлять без «боя».

Ценности социальные заставляют нас каждого подчинять свои действия, как человека индивидуального, существующим в обществе правилами, законами, идеологиями независимо от того, нравятся они нам или нет, чтобы повышать или сохранять свой социальный статус. Хотя ценности социальные могут быть как полезными для жизни общества, так и вредными. Так, например, ценности, устанавливаемые в преступных группировках или ценности, которые пытались навязать народу национал-социалисты и коммунисты, а сегодня то же самое пытаются сделать исламские фундаменталисты и радикальные либералы, оказывают разрушительное влияние на жизнь общества.

Ценности человека социального, в отличие от ценностей человека индивидуального, могут меняться достаточно быстро. Они зависят от изменений в социальном устройстве общества или при переходе из одной социальной группы в другую. Человек может менять работу, вид деятельности, гражданство и место жительства, что неотвратимо ведет к изменению требований, предъявляемых к занятию им соответствующего места в социальной иерархии общества. Может меняться государственная политика, которая изменяет требования к занятию и сохранению определенного социального статуса. Так, несмотря на криминальный характер доходов в России, «новые русские» приобрели высокий социальный статус. Изменившиеся социальные ценности привели в России мало известных людей, не имевших до этого каких-либо заслуг перед обществом, но быстро адаптировавшихся к новым условиям, на высокие государственные должности.

Образование социальных ценностей до сих пор носит стихийный, неуправляемый характер. Они рождались в головах отдельных людей, а затем завоевывали сознание общества или социальных групп. Вопрос об образовании социальных ценностей один из самых важных, так как эти ценности обеспечивают общественный характер деятельности человека. Этот вопрос требует специального рассмотрения и напряженной исследовательской работы. Знание этих законов позволило бы разрушать достаточно быстро и просто существующие вредные для общества ценности, которыми руководствуются многие: при стремлении занять высокие посты и должности, не добиваясь полезных для общества результатов; при стремлении увеличивать свои доходы за счет паразитической и криминальной деятельности. К таким ценностям относятся и ценности в радикально-экстремистских организациях, преступных группировках и так далее. И напротив знания механизмов образования социальных ценностей позволило бы сформулировать четко и ясно прогрессивные ценности и эффективные условия, принуждающие всех им следовать.

Человек социальный обеспечивает удовлетворение коллективных, общественных потребностей. Он обеспечивает жизнь человека в обществе или социальной группе. Он приспосабливает действия человека индивидуального, эгоистичного, разумного к требованиям общества и социальной группы, в которой он вынужден действовать и жить, чтобы занять соответствующее место в социальной иерархии. Он принуждает работать человека эгоистического разумного над проблемами общества. Таким образом, происходит взаимодействие человека социального и человека индивидуального в каждом из нас. Человек, живя в обществе, не может быть свободным от него. Он непременно находится в тех или иных рамках социальных ограничений, которые устанавливаются в той или иной социальной среде. Все попытки быть свободным от действующих в обществе и социальных группах ценностей наказывается самым жестоким образом. Человек социальный в каждом из нас ставит рамки и ограничения для действий человека индивидуального, а также ставит перед ним задачи, который он должен решать для повышения или сохранения своего социального статуса.

Главным мотивом поведения человека социального (коллективного), неразумного является стремление его занять более высокое место в социальной иерархии общества и социальной группе. Он постоянно оценивает себя и других людей относительно друг друга по шкале ценностей, существующих в социальной среде, в которой он живет и действует.

Главным мотивом поведения человека индивидуального, эгоистического, разумного является стремление к удовлетворению собственных потребностей. Он постоянно ищет варианты своей деятельности в этом направлении и пытается выбирать из них наиболее эффективные, чтобы добиться нужного результата. Человек индивидуальный оценивает не людей относительно друг друга, как это делает человек социальный в каждом из нас, а только результаты их деятельности.

Чем больше человек индивидуальный приводит свои действия в соответствие с социальными ценностями, тем успешней его деятельность и наоборот. Игнорирование социальных ценностей наказывается обществом, в той или иной форме, и достаточно жестоко.

Как только мы производим оценку одних людей относительно других, в том числе и себя относительно других, так в это же самое время в нас проявляется и начинает действовать человек социальный, человек неразумный. «Плохой» или «хороший», «умный» или «глупый», «смелый» или «трусливый», «сильный» или «слабый», «добрый» или «жестокий», «влиятельный» или «невлиятельный», «способный» или «неспособный», «начальник» или «подчиненный», «президент», «министр», «депутат» или «рядовой гражданин» ­ все это характеристики человека социального, человека неразумного. Они оценивают одних людей относительно других. Человек социальный ­ это человек, который действует совместно с другими людьми в соответствии со своим социальным  статусом и под воздействием социальных ценностей с единственной целью ­ повышения или сохранения своего статуса в обществе или социальной группе, а не с целью решения проблем других членов общества или членов социальных групп, если только социальные ценности не превратились в индивидуальные ценности.

Но как только речь заходит о том, как добиться какого-либо конкретного результата в деятельности людей, то в это же самое время в нас проявляется и начинает действовать уже человек индивидуальный, человек разумный. Человек индивидуальный, в отличие от человека социального, не может быть «плохим» или «хорошим», «умным» или «глупым», «способным» или «неспособным», «президентом страны» или «рядовым гражданином». Он либо знает, как добиться результата, либо не знает. Он либо умеет что-то сделать, либо не умеет. Человек индивидуальный оценивает не людей относительно друг друга, в том числе и себя относительно других, а только результаты их деятельности. Хорошими или плохими у человека индивидуального бывают только результаты, а не сами люди.

Человека индивидуального, эгоистичного, разумного не волнуют проблемы других людей, если они не связаны с его личными. Человеку социальному, неразумному напротив не безразличны проблемы других, в первую очередь, проблемы своих близких и друзей.

Для человека индивидуального жизнь кончается в момент его физической смерти, так как с ее наступлением исчезают всякие индивидуальные потребности. Человеку индивидуальному, эгоистическому безразлична жизнь оставшихся и последующих поколений. Он стремится к продлению только своей физической жизни.

Жизнь же человека социального не оканчивается в момент его физической смерти. Человек социальный заботится о том, что будет после него, и как он будет потом выглядеть в глазах других людей. Человек социальный оставляет завещание на случай своей смерти. Человек социальный заботится о том, что будет после его физической смерти только потому, что он не умирает до тех пор, пока помнят о нем и его делах. Человек социальный заботится о продлении жизни своих близких, своей социальной организации и всего человечества, так как с разрушением социальной среды, в которой он жил и работал и со смертью всех кончается и жизнь его, как человека социального. Что будет в мире после гибели всего человечества, человека социального также мало волнует, как и человека индивидуального не волнует, что будет после его физической смерти.

Человек, как человек социальный, с самого детства ведет отчаянную борьбу с другими за повышение своей значимости в обществе. Ценности, которые могут руководить человеком социальным, ­ разные: должности, звания, оценки, которые получают ученики и студенты, первенство в науке, искусстве, спорте и многие, многие другие. Наиболее ярким проявлением ценностей человека социального является стремление к увеличению доходов, к приобретению престижных вещей и модной одежды. С какой целью богатая старуха одевает бриллианты? Бриллианты старухи показывают ей самой и окружающим ее место в социальной иерархии общества. Она богата. А это значит, что к ней будут относиться с соответствующим ее богатству почтением. За то, чтобы показать свое высокое место в социальной иерархии, люди тратят громадное количество своей энергии, а также деньги на дорогие марки машин, на драгоценности, на модную одежду, на престижное жилье и вещи. Согласно основному мотиву поведения человека социального, люди, не создавшие что-либо значительного в науке, стремятся стать академиками и докторами наук. Этот же мотив заставляет многих становиться политиками и отчаянно бороться на выборах в органы государственной власти. Жизнь каждого из нас независимо от рода деятельности, как человека социального, без какого-либо исключения, - это постоянная борьба за повышение или сохранение своего социального статуса. Такая борьба и заставляет каждого человека подчинять свои индивидуальные, эгоистичные потребности социальным ценностям.

Человек индивидуальный стремится к удовлетворению только своих личных потребностей. Самые устойчивые из них - безусловные рефлексы, которые появляются с момента рождения (генетически обусловленные). На базе них в результате эволюции человека образуются новые индивидуальные потребности, например, стремление к научной деятельности, игре в шахматы, сочинению музыки и так далее. Механизм образования новых индивидуальных потребностей ­ предмет самостоятельных научных исследований. Для того чтобы его открыть потребуется большая и напряженная исследовательская работа. Отметим лишь самое важное, что многие социальные ценности становятся индивидуальными, как результат всей предыдущей жизни человека.

Формирование таких индивидуальных ценностей у человека, которые совпадали бы с полезными для общества социальными ценностями, стало бы возможным, если будут открыты механизмы образования индивидуальных и социальных ценностей.

Ценности индивидуального и социального человека - это то, что принято называть эгоистичными и коллективными ценностями. Чем больше они совпадают или меньше противоречат друг другу, тем в более комфортном состоянии находится человек. Чем больше они конфликтуют, тем больше дискомфорт, выше уровень и продолжительность подавленного, депрессивного состояния. Предельная степень несовместимости социальных ценностей и индивидуальных приводит к гибели человека. Либо он «чахнет», пораженный депрессивным состоянием, либо кончает жизнь самоубийством, когда ему становится невыносимым терпеть такое конфликтное состояние ценностей у себя, как человека индивидуального, и требований, предъявляемых к нему, как человеку социальному. Причем такое состояние не зависит от положения человека. Человек может занимать невысокое социальное положение в обществе и, тем не менее, быть довольным своей жизнью, если социальные и индивидуальные ценности у него совпадают. И напротив, многие высокопоставленные и состоятельные люди находятся в депрессивном состоянии и кончают жизнь самоубийством. Наивысшим успехом можно считать тот случай, когда индивидуальные ценности совпадают с социальными. Можно привести высказывание ученых о таком совпадении. «Я не знаю, за что мне платят деньги. Мне дают возможность заниматься любимым делом и за это еще платят».

Человек индивидуальный, поскольку ему нужно самостоятельно ставить перед собой цель и планировать свою деятельность по ее достижению, действует разумно. Он ищет необходимые ему знания, исследует разные варианты своих действий и пытается найти наиболее эффективные.

Человек социальный, напротив, самостоятельно не может выбирать путь достижения результата своей деятельности, поскольку действия его предопределены извне. По этой причине он действует неразумно. Каждый из нас, независимо от места занимаемого в социальной иерархии общества, человек неразумный, как человек социальный. Человек социальный не ищет варианты свих действий и не находит из них наиболее эффективные. Но он ставит рамки для деятельности человека индивидуального, человека разумного. Руководствуясь социальными ценностями, для того чтобы повысить или сохранить свой социальный статус, он ставит перед собой и перед другими, как людьми индивидуальными, задачи, который они вынуждены решать, чтобы достигать удовлетворения своих эгоистичных целей.

Человек индивидуальный стремится добиться конкретного результата от своей деятельности, чтобы удовлетворить свои потребности. Человека же социального интересует только повышение или сохранение своего социального статуса в обществе и социальной группе, а, следовательно, оценка социальной средой его личности. Причем часто это происходит во вред удовлетворению его индивидуальных потребностей. Человеку чаще всего приходится жертвовать своим личным, ради общественного, чтобы повышать свою значимость в обществе. Человек социальный хочет выглядеть соответствующим образом. Он не озабочен тем, чтобы что-то сделать и добиться какого-либо иного результата, чем повышение своего социальный статус в той или иной социальной среде. Такая задача и является главной, которую постоянно решает человек социальный в каждом из нас.

Мы являемся членами многих социальных сред: членами семьи, коллектива, где работаем, дружеской компании, гражданами государства и так далее, и вынуждены подчиняться правилам и ценностям, которые в них установились. Эти ценности могут противоречить друг другу, что приводит к конфликтным ситуациям. Например, семья и дружеская компания, семья и работа.

Хотя человек социальный в каждом из нас вынужден следовать лишь тем целям и правилам, которые диктует та или иная социальная организация, однако человек индивидуальный, человек разумный может выбирать социальные ценности, которым он должен подчиняться. Он может одни социальные ценности предпочесть другим. Например, стремление быть богатым может уступить место стремлению занять высокую государственную должность, или стремлению стать ученым и внести свой вклад в науку. Стремление занять высокое место в иерархии ученых может выражаться и в получении внешних атрибутов ученого (научных званий, степеней, дипломов, премий), но оно может уступить место и стремлению сделать открытия в науке, проигнорировав все внешние атрибуты ученого. Стремление занять более высокий социальный статус приводит к смене гражданства, места работы, жительства, вида деятельности, дружеской компании и семьи.

Без человека социального, человека неразумного общество не могло бы существовать. Человек индивидуальный, разумный не может обеспечить жизнь общества, поскольку цель его действий эгоистичная ­ удовлетворение только своих потребностей. Чтобы его заставить работать на социальные цели, необходимы условия, которые диктует ему человек социальный. Сам же человек социальный в каждом из нас не способен решать не только проблемы общества, но и свои собственные. Это может делать только человек индивидуальный, человек разумный, деятельность которого находится под контролем человека социального в каждом из нас. Человек социальный ставит задачи, которые вынужден решать человек разумный, эгоистичный, чтобы обеспечить удовлетворение своих индивидуальных потребностей.

Человек социальный в большинстве случаев актер, поскольку ему необходимо соответствующим образом выглядеть в глазах других людей. Он постоянно играет ту или иную роль: начальника, подчиненного, главы государства, чиновника от которого непременно должно очень многое зависеть, ученого, мудрого и просвещенного человека. Студент на экзамене играет роль знающего, а преподаватель играет роль беспристрастного судьи студентов. Все депутаты, министры, руководители государств играют роль выразителей интересов избирателей и государства, независимо от их действительных устремлений, намерений и результатов деятельности. «Весь мир театр, а все люди в нем актеры» ­ это сказано Шекспиром только о человеке социальном, но это высказывание не относится к человеку индивидуальному, эгоистичному.

Когда мы заняты деятельностью, от которой нам необходимо получить определенный результат, то мы перестаем играть какую-либо роль. Мы перестаем быть актерами. Человек же, который озабочен только тем, как он выглядит в обществе, человек актер, человек неразумный не способен находить наиболее эффективные решения своих проблем и проблем общества, в том числе и высокопоставленные государственные деятели. Это также невозможно, как и отремонтировать автомобиль, беспокоясь о том, чтобы не запачкать костюм.

Как только человек начинает думать о том, как он будет выглядеть в глазах других людей, он становится социальным человеком, человеком неразумным, не способным самостоятельно решать действительно важные свои проблемы и проблемы общественные. Но в отличие от человека индивидуального, он способен действовать совместно с другими людьми. Он способен подчиняться управляющим командам и принуждать человека индивидуального, в том числе и в самом себе, работать на социальные цели, независимо от их характера.

Человек индивидуальный положительно относится к тому, чтобы кто-то выявлял его ошибки и просчеты, так как знания своих ошибок помогают ему исправлять их и добиваться более высоких результатов в своей деятельности. Человек социальный, напротив, видит в каждом, кто вскрывает его ошибки и просчеты, недруга и врага, поскольку вскрытие ошибок понижает его социальный статус в обществе или социальной группе. Человек социальный, в отличии от человека индивидуального, не способен учиться даже на своих ошибках.

Человек социальный чрезвычайно обидчив. Ему присуще восприятие похвалы, лести и подхалимства. Человек индивидуальный, напротив, необидчив и ему неприятна лесть, поскольку она несет лишь дезинформацию и мешает добиваться нужных ему результатов. Для него главное интерес окружающих к результатам его деятельности, а не к его личности. И напротив, как только каждый из нас стремится выглядеть в выгодном свете в обществе, он становится человеком неразумным и падким до славы, похвалы и лести. Отсюда и одно из главных испытаний для человека ­ пройти «медные трубы»

Поскольку ценности человека социального находятся вне него, то сама попытка поставить под сомнение существующие социальные ценности ведет к конфликту человека с социальной средой, в которой и установились эти ценности.

Человек социальный - это винтик в общественном организме. Некоторым законам поведения человека социального посвящена работа французского ученого Г. Лебона «Психология народов и масс» (1895 г). В ней отстаивается главный тезис о неразумности и отсутствии логики в поведении человека социального в каждом из нас, который способен подчиняться самым разнообразным идеям и командам. Причем независимо от индивидуальных качеств и социального положения человека, будь то выдающийся ученый, государственный деятель или обычный, рядовой гражданин. Наиболее ярким проявлением такого неразумного поведения является поведение человека в толпе.

Человек социальный в каждом из нас по своей природе некритичный, поскольку он не ставит под сомнение свои действия и живет верой в те или иные социальные ценности, которые кем-то и когда-то были установлены. В соответствии с этими ценностями он и осуществляет свое продвижение в жизни по социальной лестнице в той социальной среде, в которой вынужден жить и работать. Но именно по этой причине стала возможна коллективная, общественная деятельность, которая построена на подчинении действий одних людей командам других. Если бы каждый открыто критично относился к своему руководству и установленным социальным ценностям и правилам, то такое поведение разрушительно воздействовало бы на саму социальную среду, на общественный характер нашей деятельности.

Человек социальный вынужден поступать не так, как ему хотелось бы, а как требует от него социальная среда, в которой он вынужден жить и работать, чтобы успешно бороться за свой социальный статус. Многие принимают решения, с которыми они внутренне не согласны, но к таким решениям их вынуждает борьба за свой статус. Как принято говорить, что к таким действиям и поступкам нас вынуждают обстоятельства.

Социальные ценности во многом же и заставляют человека не делать зла другим людям: воровать, обманывать, предавать, убивать. Они заставляют его оказывать помощь пострадавшим, финансировать социально значимые проекты, помогать бедным, больным и детям. Социальные ценности ведут человека на подвиги и самопожертвование. Каждый человек, как человек социальный постоянно оценивает себя со стороны, глазами своих друзей, близких, сотрудников по работе и общества в целом. Но эти же социальные ценности заставляют человека лгать, воровать, предавать и убивать, чтобы занять более высокое социальное положение в обществе. Но такое поведение является главной причиной поражений из-за несовместимости социальных и индивидуальных ценностей, которыми руководствуется человек в своей жизни.

Поведение человека социального лживо, если социальные и индивидуальные ценности у человека расходятся. Подчиненный показывает начальнику свое почтение, хотя в душе может и презирать его. Журналисты постоянно лгут своим читателям, хотя, может быть, и не хотели бы этого делать. Но если они этого не делали бы, тогда не смогли бы сделать материалы, которые понравились редактору и вызвали интерес у читателей. Журналисту же, как человеку социальному, нужно выглядеть соответствующим образом перед теми, от кого зависит его положение в редакции. Поэтому независимых журналистов не может быть по определению, так как, живя и работая в определенной социальной среде, нельзя быть свободным от нее. По этой причине и говорят о многих, что они «ради красного словца, не пожалеют мать и отца».

У человека социального в каждом из нас свои требования к языку общения, к одежде к мебели, вещам, а у человека индивидуального ­ другие. Они служат для достижения принципиально разных целей.

Для человека социального они служат для того, чтобы он соответствующим образом выглядел в глазах других людей. Как только нашими действиями начинает руководить желание выглядеть значительным, умным, мудрым, влиятельным, богатым, смелым, сильным, удачливым, красивым, так в это же самое время в нас начинает действовать человек социальный, человек неразумный. Отсюда и требования к одежде и вещам. Они должны быть высоко оценены средой, в которой живет человек социальный, но не самим человеком. Престижные вещи предназначены именно для таких целей, для показа окружающим и себе самому, как человеку социальному, в достижении успехов в жизни.

Требование к языку общения, к одежде, к вещам у человека индивидуального, человека разумного иные. Они практичные. Они должны содействовать удовлетворению его личных потребностей. Одежда, вещи и мебель должны создавать только удобство и комфорт для человека индивидуального в его деятельности и жизни. Например, одежда, в которой мы ходим дома или одеваем в туристический поход, когда не нужно выглядеть соответствующим образом в глазах других людей, кардинально отличается от одежды, которую мы одеваем, когда идем на какое-либо торжественное мероприятие.

Особенно необходимо обратить внимание на язык нашего общения с окружающими. Язык, обслуживающий человека индивидуального, должен нести максимально точную информацию, так как она необходима ему для практической деятельности в достижении нужного результата. Язык человека индивидуального беден, но максимально точен. К такому языку относится язык бытовой, производственный, профессиональный.

Язык же человека социального обязан обслуживать его таким образом, чтобы он выглядел в глазах слушающих и читающих в выгодном свете. Требования к такому языку совершенно иные, чем требования к языку бытовому и производственному. Язык человека социального должен производить высокое впечатление на соответствующую социальную среду. Он должен влиять на читателей и слушателей в нужном для него направлении. Поэтому язык человека социального обязан удовлетворять требованиям социальной среды (начальству, сотрудникам по работе, избирателям, членам бандформирований или подростковой группировки, читателям, зрителям и так далее). У такого языка нет требований к точности передаваемой информации, поэтому он отрывается от реальной жизни и превращается в язык дезинформации. К такому языку относится политический, дипломатический и публичный язык, язык художественной литературы и язык деятелей искусства.

Язык научный, которым не пользуются в качестве инструмента для проектирования в достижении нужного результата, также превращается в язык социальный, например язык дипломных проектов, кандидатских и докторских диссертаций. Языки современных политических учений и современных общественных наук, в том числе и философские языки, которые не предназначены для проектирования достижения высоких результатов, также относятся к языкам обслуживающих человека социального. Отсюда и появляются лженаучные теории в общественных науках. У такого «научного» языка нет требований к истинности и точности.

Эти языки отрываются от реальной жизни и используются для того, чтобы показать интеллектуальную состоятельность человека социального, порой совершенно бессознательно. Поэтому отрыв второй сигнальной системы от реальной жизни, который обнаружил Павлов, происходит только у человека социального, но не у человека индивидуального. Человек индивидуальный сразу же замечает такой отрыв и корректирует свой язык. Язык человека социального в каждом из нас ­ это в основном язык дезинформации.

Для того чтобы убедиться в существовании двух типов языка, можно вспомнить наши призывы к собеседнику: «Давай поговорим откровенно!» Значит, до этого мы говорили неоткровенно, и это зачем-то нам было необходимо. Откровенный язык обслуживает людей индивидуальных, поскольку им нужна точная информация для совместного достижения нужного результата. Неоткровенный язык нужен людям социальным, поскольку им необходимо выглядеть соответствующим образом в глазах собеседника, слушателя, читателя.

Когда мы разговариваем с другими людьми или что-то пишем для них, то у нас может быть только одна из двух целей:

­ либо мы хотим сообщить истинную информацию, чтобы ее использовали в практической деятельности для достижения нужного нам результата, как людям индивидуальным;

­ либо мы желаем выглядеть в глазах собеседника или читателей, часто бессознательно, в выгодном для нас свете или стремимся на них воздействовать в нужном для нас направлении, как людям социальным.

Вся наша деятельность состоит из двух видов. Первый вид ­ это деятельность, направленная на повышение или сохранение своего социального статуса в той или иной иерархии социальных ценностей. Второй ­ это достижение конкретного результата от деятельности в системе своих индивидуальных ценностей.

Если для достижения результата необходима коллективная деятельность многих людей, то необходимо создать условия, при которых их индивидуальные ценности удовлетворялись за счет их участия в этой деятельности. Например, получаемый доход от участия в коллективной деятельности. Или подбор людей, которые имеют одинаковые индивидуальные ценности. Например, игра в футбол или баскетбол. Как правило, добиться результата коллективной деятельности можно только за счет стимулирования деятельности многих. Этим стимулом является получаемый доход. Поэтому в большинстве случаев коллективная деятельность приобретает экономический характер.

Необходимо отметить, что, исходя из двойственной природы человека, коллективного мышления, о котором столько много говорят, не существует. Мышление всегда процесс индивидуальный, поскольку человек социальный – человек неразумный. Выработать какое-либо решение на коллективных собраниях является неразрешимой задачей. Собрание может лишь принять или отклонить какое-либо решение. Предложение по принятию или отклонению решений всегда исходят из индивидуального мышления инициаторов. В производственной деятельности преобладающим является достижение конкретного результата в деятельности людей. Стимулами этой деятельности может быть либо сам производственный результат, либо опосредованный результат, например ­ получаемый доход. В государственной, политической и общественной деятельности в сложившейся социально-политических системах преобладающей является деятельность по повышению или сохранению социального статуса, а не достижение какого-либо полезного для общества результата. По этой причине деятельность государственных, политических, общественных и международных организаций оказывается крайне неэффективной. Практически все выступления политических деятелей, аналитиков и ученых в средствах массовой информации используются для повышения своего собственного социального статуса, а не информирования зрителей, слушателей и читателей об истинном положении дел в том или ином вопросе. Для повышений коэффициента полезной деятельности общества необходимо коренным образом изменить сложившиеся в мире крайне неэффективные социально-политические системы, в том числе и «демократические».

Какие основные выводы для использования в практической деятельности можно сделать из открытия двойственной природы человека?

1. Как только мы начинаем оценивать людей относительно друг друга, в том числе и себя относительно других, то в нас начинает действовать человек социальный, человек неразумный, неспособный решать не только проблемы общественные, но и свои собственные.

И, напротив, как только мы начинаем оценивать результаты деятельности людей, общества и свои собственные, так в это же самое время в нас начинает действовать человек индивидуальный, человек разумный, способный находить решения, как общественных проблем, так и своих собственных.

Одновременно в двух состояниях: в состоянии человека социального и человека индивидуального мы находиться не можем. Либо в одном, либо в другом.

2. Когда мы разговариваем или обращаемся к человеку, необходимо знать, с каким человеком мы имеем дело: социальным (неразумным) или индивидуальным (разумным). Если мы имеем дело с человеком индивидуальным, который хочет совместно с нами добиться конкретного результата от сотрудничества, то с таким человеком можно говорить откровенно, можно смело вскрывать его ошибки и просчеты, какую бы высокую должность он ни занимал. Он только будет рад такому откровенному разговору. Необходимо забыть о должностях, званиях и других социальных отличиях своих и собеседника. И напротив, если этот же человек находится в состоянии социального человека, то откровенный разговор с ним будет приводить к прямо противоположному результату. В этом случае необходимо быть дипломатом и разговаривать с ним в тоне начальника и подчиненного, строго соблюдая субординацию. Но рассчитывать на разумную его деятельность не следует. С таким человеком необходимо разговаривать, как с ребенком, который порой бывает капризным, упрямым, падким до похвалы и лести.

3. Главным мотивом принятия решений руководителями государств, лидерами политических партий, религиозных объединений и всех социальных групп, сознательно или бессознательно, поскольку они в этом качестве представляют собой людей социальных, людей неразумных, является повышение или сохранение своего собственного социального статуса, а не интересы граждан и членов социальных групп, если только социальные ценности не превратились в индивидуальные. Это закон двойственной природы человека, которому подчиняются все, в том числе и все руководители государств, и изменить его невозможно! Практически все войны, революции, религиозные и национальные конфликты ведутся с целью повышения или сохранения высокого социального статуса лидеров государств, политических и религиозных объединений. Такая борьба уже давно была замечена обществом. Но она не воспринималась и не воспринимается до сих пор, как главный мотив, формирующий реальную политику всех государств, политических партий, национальных и религиозных объединений. Только интересы тех людей, которые готовят и принимают решения, стремящихся повысить или сохранить свой социальный статус, влияют на цели, ради которых эти решения принимаются. Эти интересы могут либо совпадать и работать на пользу большинства, либо приходить в противоречие с их интересами.

По этой причине необходимо ввести новую, более эффективную систему принятия решений, которая совместила бы интересы государственных и политических деятелей, как людей социальных, стремящихся повысить свой социальный статус, с интересами большинства народа. Согласно двойственной природе человека, иных путей значительного повышения эффективности работы государственной власти не существует. Если какое-либо решение понижает социальный статус руководителя государства, хотя и полезное для народа, то оно никогда не будет добровольно им принято. Игнорирование в проектировании своей деятельности повышения или понижения социального статуса партнеров приводит человека неизбежно к ошибкам и поражениям.

Нынешняя демократическая система прихода к власти в государствах и ее функционирование не удовлетворяет этим требованиям. По этой причине она не эффективна, как и все остальные известные человечеству (монархия и диктатура). Очевидно, что необходим поиск более эффективной системы управления жизнедеятельностью общества, а не объявлять «демократию» самоценностью и навязывать ее силой всем странам, как это пытается сегодня сделать администрация США. Подробное освящение этого вывода и использование его в практической деятельности государственной властью будет приведено ниже в разделе «Эффективное управление жизнедеятельностью общества».

4. Использование открытия двойственной природы человека приведет к правильной оценке той информации, которую мы используем в практической деятельности. Использование информации от человека социального при принятии важных решений неотвратимо ведет нас к ошибочным решениям и к поражениям, поскольку этот язык по своей природе не предназначен для передачи истинной информации. Он оторван от реальной действительности и постоянно несет ложную информацию. Ложная информация – основной источник наших ошибок как личных, так и всего общества.

Язык человека социального, стремящегося выглядеть в выгодном для себя свете перед слушающими или читающими, отрывается от реальной жизни, живет самостоятельной жизнью и превращается в язык дезинформации. Но, не имея истинной и полной информации, принять правильные решения невозможно. Руководители всех государств, использующих информацию от людей социальных, обречены на совершение ошибок при принятии важнейших решений. Переданная им информация неотвратимо превращается в дезинформацию из-за желания человека социального выглядеть перед руководителем государства в выгодном для себя свете. Необходимо принять строгие и жестокие меры, а также создание соответствующего психологического настроя, которые принудили бы людей поставлять главе государства истинную информацию и не скрывать ее от него. Без таких мер руководители государств, как и руководители предприятий и организаций будут закономерно использовать ложную информацию от своих подчиненных при принятии важнейших решений.

5. Степень конфликтности в каждом из нас ценностей человека индивидуального (эгоистичного) и социальных ценностей, которым мы вынуждены подчиняться, является главной причиной либо депрессивного, либо комфортного состояния. Предельная степень их конфликтности приводит человека к самоубийству, независимо от его социального положения в обществе. Необходимо выбирать те социальные ценности, которые не приводили бы к конфликту с нашими индивидуальными ценностями, поскольку индивидуальные ценности быстро изменить невозможно. Лучше менее высокое социальное положение в обществе, чем дискомфорт и постоянное депрессивное состояние, связанное с увеличением степени конфликтности наших социальных и индивидуальных ценностей. Чем больше нам приходится скрывать от окружающих свои действительные цели и намерения, чем больше нам приходится их обманывать, тем в более конфликтном состоянии с окружающими нас людьми мы находимся. При высокой степени скрытности, необходимо срочно менять направления нашей деятельности на более полезную для общества или сменить социальную среду, в которой мы должны жить и работать, даже пожертвовав для этого своим высоким социальным статусом.

6. Когда мы обсуждаем достоинства или недостатки той или иной личности, в том числе государственных, общественных и политических деятелей («плохой» или «хороший», «умный» или «глупый» и так далее), в нас проявляется человек социальный, человек неразумный. Такого человека легко обмануть. Когда мы начинаем обсуждать действительные результаты, которые достигла та или иная личность, тогда в нас проявляется человек практичный и разумный, человек индивидуальный. Такого человека очень сложно обмануть.

Использование первого, второго, четвертого, пятого и шестого выводов в практической деятельности будет приведено ниже в разделе «Секрет успеха для каждого человека».

2.2. Секрет успеха для каждого человека

Используя открытие двойственной природы человека, можно каждому значительно повысить эффективность своей деятельности, добиваясь больших успехов, и избегать «роковых» ошибок и поражений.

Почему одни люди добиваются успеха в своей деятельности и жизни, а другие нет? При этом, затрачивая гораздо меньше сил и энергии, что вызывает у неудачников сильное раздражение, порой переходящее в ненависть. Обычно такую разницу в усилиях относят к врожденным способностям. Однако такое мнение чаще всего не подтверждается практикой. Вспомним, физик Альберт Эйнштейн, математик Эварист Галуа и многие другие ученые, стали выдающимися учеными вопреки мнению окружающих об их способностях. Можно приводить множество примеров, когда людей, впоследствии ставшими знаменитостями, относили к категории неспособных. Нет и какой либо сильной зависимости между отметками студентов в вузах и успехами в их профессиональной последующей деятельности.

Очевидно, что речь должна идти, в первую очередь, о коэффициенте полезной деятельности (кпд) каждого человека и общества в целом, а не о способностях или о менталитете народа. Вопрос должен быть поставлен так: от чего зависит кпд деятельности общества и каждого человека, и по каким причинам у одних он больше, а у других меньше. Нужно научиться увеличивать эффективность деятельности, а не относить все на врожденные способности человека или на исторические условия.

Как перестать, бесполезно тратить свои силы и время? Как с минимальными усилиями достигать значительных результатов? А если тратить большие усилия, то и результаты должны быть непременно высокими. Для достижения успехов необходимо использовать открытие двойственной природы деятельности человека.

Основное направление в достижении успеха должно стать стремление уменьшить конфликтность наших социальных и индивидуальных ценностей, каким бы видом деятельности мы не занимались. Необходимо получать удовольствие от того, что мы делаем, либо от самой деятельности, либо от того, что мы получаем от нее. В первую очередь, нужно самым тщательным образом изучить вопрос о степени конфликтности наших ценностей как человека индивидуального и ценностей социальных, которым мы вынуждены подчиняться, как люди социальные. Если противоречия значительны, то необходимы серьезная переоценка направлений нашей деятельности в обществе в пользу более полезной для общества. Поскольку ценности индивидуальные мы не можем быстро изменить, то для того, чтобы убрать конфликты этих ценностей с ценностями социальными, необходимо изменить последние, которым мы вынуждены подчиняться, как люди социальные. Изменение этих ценностей нам подвластно практически в любой момент, если мы обладаем какой-либо свободой выбора в направлениях нашей деятельности. Нужно выбрать иное направление в достижении своего социального успеха. Например, стремление стать богатым на стремление достичь более высокого профессионального успеха. Или сменить социальную среду деятельности человека (сменить гражданство, место работы, место жительства, компанию друзей, семью и так далее).

Другое направление в достижении успеха. Лучше уменьшить свои притязания на социальный статус, если невозможно, по каким-либо объективным причинам, сменить направление своей деятельности, и тем самым уменьшить степень конфликтности между ценностями индивидуальными и социальными. И напротив нужно ограничить стремление к удовлетворению индивидуальных потребностей, подчинив их ограничениям той социальной среды, в которой мы вынуждены жить и работать, если невозможно ее сменить. Если человек игнорирует социальные ценности, то он неотвратимо получает большие проблемы от общества и социальной группы, в которой вынужден жить и работать. Социальная среда, если ее не сменить, наказывает тем или иным образом, и непременно достаточно эффективно и жестоко, тех, кто игнорирует установленные ею ценности, иначе она становится нежизнеспособной. Необходимо смириться с тем, что изменить нельзя.

Чем больше мы скрываем от окружающих свои истинные цели и замыслы, и чем больше мы вынуждены обманывать других, тем в более конфликтной ситуации и враждебном окружении мы находимся. Это сигналы о конфликтности наших индивидуальных и социальных ценностей. Скрытность и ложь лишь отключает такие сигналы и заставляет нас упорствовать в своих заблуждениях, что приводит к ложным решениям и поведению человека. Считать, что ложь, обман, скрытность и предательство общественных интересов ­ это нормальное поведение человека, это то же самое, что и отключать боль с помощью всяких средств, которая сигнализирует нам о неблагополучии со здоровьем и необходимости принятия каких-либо мер для лечения болезни. Честность человека, в первую очередь перед самим собой, это путь к успеху, а ложь и обман прямой путь к поражению.

Вторую по значимости проблему, которую необходимо решить, можно назвать формулой успеха: только обладая достаточно полной и достоверной информацией можно принять правильные решения. И, напротив, не имея полной и достоверной информации, нельзя принять эффективных решений и добиться успеха в любом виде деятельности, в том числе и в управлении государством.

Использование ложной информации, которая приводит нас к ложно поставленным целям и к ложно выбранным направлениям наших действий является основной причиной неудач, после выбора человеком индивидуальным, человеком разумным социальных ценностей и подчинения им. Будь то неудача бизнесмена, инженера, ученого или главы государства. Добиться успеха можно только тогда, когда мы сумеем отделить истинную информацию от ложной при принятии тех или иных ответственных решений.

Информация, которую мы получаем от окружающих, передается нам с помощью письменного или устного языка. Секрет успеха заключается в том, чтобы научиться использовать для принятия решений только такой язык общения и сообщений, который приспособлен для передачи полной и достоверной информации, то есть язык человека индивидуального, и исключить из этого процесса язык человека социального.

Язык человека социального постоянно стремится оторваться от реальной жизни и превращается в язык дезинформации. Он предназначен для того, чтобы человек выглядел в выгодном свете перед окружающими или для воздействия на них в соответствии со своими целями, (а не с целями слушающих и читающих). Язык человека социального не предназначен для передачи истинной информации. Еще раз повторю наиболее яркий пример. Когда мы призываем собеседника: говорить откровенно, значит, до этого мы были убеждены в том, что разговаривали неоткровенно. Неоткровенный, ложный язык, язык человека социального, стремящегося выглядеть в выгодном свете перед слушателями или читателями, является источником, который поставляет нам ложную информацию, что и предопределяет большинство наших ошибочных решений и поступков, каким бы видом деятельности мы ни занимались.

Начальник, если он не предпримет специальных мер, будет неотвратимо получать от своих подчиненных дезинформацию, поскольку они хотят выглядеть перед ним в выгодном для себя свете. Секрет многих успехов Сталина в руководстве страной и состоит в том, что он смог создать такие условия, при которых в его кабинете при обсуждении каких-либо проблем его нельзя было обманывать. За дезинформацию, которую ему поставляли, он наказывал самым суровым образом. По этой причине разведка СССР была лучшей в мире. Сталин знал о положении в стране и мире, намного лучше, чем современные руководители государств, хотя и руководил страной в основном из своего кабинета.

Получить от человека полную и достоверную информацию, оказывается наиболее сложной, наиболее важной и вечно обсуждаемой проблемой в обществе. Почему и каким образом к нам приходит ложная информация, независимо от того, какое мы занимаем положение в обществе и какой деятельностью заняты?

В основе секрета распознания ложной и истинной информации лежит наш язык, который может обслуживать разную направленность передачи информации. В одном случае нам выгодно говорить то, что есть на самом деле, а в другом случае такое требование становится вредным для нас. Представьте себе политика, который сказал бы честно и откровенно, что он не знает, как решать важнейшие проблемы общества. С этого момента он перестал бы быть политиком, так как его обязанность - вести за собой какую-то часть избирателей. Политик перед обществом не может быть честным и откровенным, так же как и студент не может быть честным и откровенным перед преподавателем на экзамене. Важнейшей характеристикой типа языка является его восприятие. Когда люди объединены единой целью, когда стремятся действительно добиться одного и того же результата от своей совместной деятельности, то они понимают друг друга «с полуслова». Напротив, когда цели их совестной деятельности в действительности расходятся, хотя внешне этого и не заметно, то они постоянно спорят друг с другом и не могут найти общий язык. Им требуется постоянно расшифровка отдельных слов и понятий. Хотя истинная причина их непонимания друг друга заключается в несовпадении целей их общения. Разговор людей социальных всегда предполагает повышение оценки своей значимости и понижение собеседника.

Для того чтобы понять суть проблемы и научиться ее решать, необходимо сосредоточиться на самом распространенном виде деятельности людей, которая знакома каждому из нас. Это учеба в школе и учебных заведениях. Но то, что будет изложено относительно современной системы образования, справедливо для любого вида деятельности человека: будь то научная, экономическая, государственная, политическая и любая другая, в том числе и наше поведение в семье.

В процессе учебы мы постоянно сталкиваемся со способными и неспособными учениками и студентами. Многие педагоги пытались доказать и не без успеха своей практической деятельностью, что под таким явлением кроется просто несовершенство современной системы образования. Вместо того чтобы искать пути кардинальной ее реформы, мы с завидным упорством продолжаем делить школьников и студентов на способных и неспособных.

Мы не замечаем того, что учащиеся и студенты постоянно заняты достижением двух совершенно разных результатов: как что-то сделать для себя, и как выглядеть хорошим студентом или учащимся. Когда студент сдает экзамен преподавателю, то он все свои усилия тратит на то, чтобы выглядеть перед преподавателем знающим и получить более высокую отметку. Заинтересован ли студент в том, чтобы передать правильную информацию о своих знаниях преподавателю на экзамене? Конечно, нет! Какой «дурак» - студент на экзамене будет добровольно говорить о том, чего он не знает и не понимает. Следовательно, сама сдача экзаменов не имеет ничего общего с процессом получения знаний. Экзамен оказывается лишь, по мнению большинства людей, кнутом, который заставляет студентов учиться в процессе всего семестра. Мол, без экзаменов студенты не станут учиться.

Но зададимся простым вопросом. Можно ли в принципе передавать знания по принуждению от одного человека к другому? Нет! Знания передаются от одного человека к другому только в том случае, если тот, кто обладает знаниями, хочет их передать, а другой, кто их не имеет, хочет их получить. Все остальное является лишь имитацией процесса учебы. Эффективность такой системы обучения очень низкая. Такая система приводит лишь к знакомству учащихся с предметом обучения, но не предназначена для того, чтобы знания стали главным инструментом для достижения успехов в профессиональной последующей деятельности.

Современная система образования в основном построена на стремлении учащихся получать более высокие оценки от преподавателей. Оценки, как правило, имеют пятибалльную шкалу. Какую роль они играют? С их помощью преподаватели соизмеряют учащихся относительно друг друга. Они делят учащихся на «хороших», «плохих» и «середняков». Но это и есть социальная оценка учащихся в области образования. По этой причине школьники и студенты учатся в основном для того, чтобы выглядеть соответствующим образом в глазах преподавателей, родителей и окружающих, а не для того, чтобы знания стали для них эффективным инструментом в их будущей практической деятельности, то есть инструментом для человека индивидуального в достижении им успеха. В современной системе образования не происходит оценка знаний на предмет «умеет» или «не умеет» студент их использовать в проектировании и планировании своей профессиональной деятельности. Само существование «хороших» и «плохих» оценок в системе образования заставляет школьников и студентов становиться людьми социальными, людьми неразумными, стремящимися не приобрести знания, а соответствующим образом выглядеть в глазах других людей. Отсюда и выражения: «сдал экзамены», т.е. себе ничего не оставил, «прошли предмет», прошли мимо и ничего не заметили полезного для себя.

Зададимся вопросом, почему пятибалльная оценка нам не нужна, когда мы учимся ездить на велосипеде или учимся плавать? Почему не оценивают по пятибалльной оценке детей в спортивных секциях? Они ведь тоже учатся играть в футбол, баскетбол, волейбол, хоккей. Потому что в этих случаях необходим конкретный результат, а не деление детей по пятибалльной системе на «хороших» или «плохих». Дети стремятся хорошо играть, так как в спортивной секции невозможно выглядеть хорошо, не добиваясь высокого спортивного результата.

Настоящие знания могут приобретаться учащимися и студентами только в том случае, если они будут учиться для себя, а не для преподавателей, родителей или окружающих. Необходимы не социальные ценности в виде «плохих» и «хороших» оценок преподавателей для мотиваций учащихся, а индивидуальные. Это и любопытство, и осознания ими необходимости использования знаний в своей будущей деятельности. Однако простой отказ от «хороших» и «плохих» оценок, без создания новой системы мотиваций, приведет лишь к полному разрушению существующей системы образования без создания новой более эффективной.

Абсолютное количество конфликтов в обществе и неудач в деятельности людей происходит из-за того, что мы не научились разделять решение двух важных, но совершенно разных для нас вопросов: как сделать что-то и добиться нужного результата, и как выглядеть соответствующим образом в обществе. Как что-то сделать совместно с другими, чтобы добиться нужного результата, требует передачи истинной информации от одних участников процесса другим. Такие отношения складываются в конструкторских бюро, где проектируются новые образцы техники. Напротив, требование человека социального ­ соответствующим образом выглядеть в обществе ­ принуждает всех к сокрытию истинных целей, мотивов поступков и решений, а, следовательно, и истинной информации, поскольку она мешает приобрести им соответствующий социальный статус, и, как следствие, принуждает нас к дезинформации окружающих. Такие отношения складываются в современной политической среде и в органах государственной власти. Это то, что принято называть «политиканством».

Добиться результата от совместной деятельности и выгодно выглядеть при этом в обществе необходимо каждому человеку. То, что нужно что-то сделать, чтобы добиться совместно с другими людьми высокого результата - вполне очевидно. Но человек живет в обществе, и он вынужден выглядеть в глазах других людей так, как это, на его взгляд, необходимо. В одной ситуации нам нужно выглядеть умным, мудрым, знающим. В другой ситуации напротив нужно скрывать, что мы что-то знаем или что-то не умеем делать. Все люди актеры, потому что они хотят выглядеть определенным образом в определенной ситуации в глазах других людей.

Но мы не всегда и актеры. Мы перестаем быть актерами, когда заняты делом, от которого ожидаем результат. Конструкторы и технологи, когда они совместно заняты проектированием какого-либо изделия, вынуждены обмениваться истинной информацией друг с другом, так как заинтересованы в положительном результатах их совместной деятельности.

Только наличие единой конкретно (а не абстрактно) сформулированной цели, которую хотят достичь в действительности участники какого-либо процесса, принуждает их поставлять друг другу истинную информацию. Следовательно, для того, чтобы оценить истинность или ложность получаемой нами тем или иным способом информации, необходимо в первую очередь выяснить с какой целью она передается или распространяется. Если в этом вопросе не сделать ошибок, то можно точно определить возможность ее использования в практической деятельности. Если информация исходит из социальных целей ее источника, то такой информацией нельзя доверять и пользоваться в практической деятельности без самой тщательной ее проверки. Если информация поставляется с целью добиться какого-либо результата от совместной деятельности, то такая информация не может быть специально созданной дезинформацией. Хотя она и может быть ложной, но совершенно по другим причинам ­ искренним заблуждением источника информации. Вероятность ложности такого характера информации резко падает. Она будет способствовать в большинстве случаев достижению положительного результата при ее использовании. Поэтому вопрос о той цели, которую преследуют те, кто поставляет нам любую информацию, является центральным в повышении коэффициента полезной деятельности каждого человека и всего общества. По этой причине необходимо, прежде чем пользоваться любой информации, потратить достаточное количество времени для выяснения истинной, а не декларативной мотивации источника информации.

Нельзя пользоваться любой информацией, в том числе и научной, если не ясно с какой целью она производилась. Очевидно, что научной информацией, изложенных в кандидатских и докторских диссертациях, пользоваться нельзя, не перепроверив все самым тщательным образом, так как главная цель всех диссертаций является повышение социального статуса их авторов. Главе государства нельзя доверять своим приближенным, так как основная цель их сообщений ­ выглядеть самим в выгодном свете перед ним. Главной задачей руководителя любого государства или руководителя фирмы, предприятия, организации во всей своей деятельности должно стать создание системы получения истинной информации, которая может поставляться только человеком индивидуальным, заинтересованным в ее истинности для достижения своего личного успеха. Самое большое наказание от руководителя должно быть наказание подчиненных за поставку ложной информации или за сокрытие наиболее важной.

Главный вывод из всего изложенного состоит в том, что повысить свою социальную значимость в обществе гораздо проще и требует гораздо меньших затрат энергии, если добиваться высокого результата от свой деятельности, привлекая для этого более «знающих» и «умеющих» людей, а не более покладистых или преданных. Если же традиционно пытаться с помощью лжи, обмана и дезинформации окружающих повысить свой социальный статус, не имея положительных результатов, то для этого потребуется значительно больше сил и энергии. При этом вероятность поражения возрастает многократно.

Достичь серьезного успеха можно только в том случае, если разделить деятельность человека индивидуального и человека социального в каждом из нас. Сначала включить в действие человека индивидуального, желающего достичь результата от своей деятельности, способного к разумной деятельности, ищущему истинную информацию для принятия решений, человека необидчивого и некапризного, а уже затем, включать в работу человека социального, человека неразумного, стремящегося использовать достигнутый результат в деле повышения или сохранения своего социального статуса. Когда мы приступаем к решению какой-либо проблемы, то мы должны перестать думать о том, как будем выглядеть в том или другом случае, или о своей выгоде от решения проблем. И только после нахождения вариантов решения проблем, должны подумать обо всем остальном и соответствующим образом скорректировать путь решения проблем с учетом наших социальных выгод. После нахождения решения проблемы можно использовать и дезинформацию ради повышения или сохранения своего социального статуса.

Если же делать все наоборот, то добиться высокого результата будет невозможно. Мы заранее будем ставить перед собой неразрешимую проблему, так как требования к тому, чтобы выглядеть выгодно в обществе, запрещает искать истинную информацию для принятия решений, которые приводили бы к нужному результату. Одновременно решать проблему и думать о том, что можно получить от ее решения, является неразрешимой задачей, поскольку мы можем действовать поочередно либо как человек индивидуальный, разумный, либо как человек социальный, человек неразумный. Сначала необходимо подумать, как сделать, и лишь после этого можно будет подумать, как следует выглядеть, и что можно получить для себя лично от решения проблемы. Но ни в коем случае ни наоборот. В этом весь секрет успеха каждого из нас независимо от рода нашей деятельности, начиная от главы государства и кончая рядовым гражданином. Руководителям государства, предприятий или каких-либо организаций для достижения успеха нужно рассматривать свои полномочия руководителя только с точки зрения, как их использовать для достижения высокого результата в работе государства, предприятия или организации. И лишь после нахождения наиболее удачных вариантов нужно подумать о влиянии этих результатов на свой социальный статус. Такой порядок поиска решений проблем позволит выбирать может быть не самые эффективные решения, но приводящие к положительным результатам и позволяющим повысить или сохранить свой социальный статус в обществе или социальной группе, затрачивая значительно меньше энергии и средств для этой же цели.

Если люди стремятся достигнуть высокого положения в обществе, не добиваясь высоких результатов от своей деятельности, то они обрекают себя на неотвратимую неудачу. Они будут постоянно находиться в дискомфортном состоянии, У них постоянно будут враги, с которыми им постоянно нужно будет воевать. Рано или поздно они кому-нибудь все же проиграют и окажутся у «разбитого корыта».

По этой же причине невозможно ответить на извечно российские вопросы: кто виноват, и что делать. Ответ на вопрос кто виноват – это вопрос о социальном статусе того или иного человека. Ответ на вопрос что делать - это вопрос к человеку индивидуальному, запрещающему оценку людей. Либо можно найти виновных, но тогда нельзя будет найти ответ на вопрос, что делать. Либо можно найти ответ на вопрос, что делать, тогда невозможно будет найти истинных виновных.

Всегда и в любом деле, если начинается поиск виновных, то никогда не добиваются результата. Совершенно справедлива поговорка, которую часто употребляют в технике, зная ложность поведения человека социального, то есть своего начальства. Перед испытаниями новых изделий обычно говорят, что может быть лишь два результата испытаний: либо награждение непричастных, либо наказание невиновных, потому что награждение и наказание ­ действия начальства, соответствующие их статусу человека социального, оценивающего одних людей относительно других. Такой человек не стремиться к соответствию своих решений реальному положению дел.

2.3. Социально-техническое проектирование

Используя открытие двойственной природы человека, можно решить и проблему эффективности управления жизнедеятельностью общества.

Перед государственными деятелями традиционно стояла основная задача: эффективно реагировать на возникающие перед обществом проблемы, иначе они, как люди высокого социального статуса, не смогли бы выглядеть в выгодном свете в обществе. Попытки реагирования власти, как людей социальных, на возникающие проблемы методом многочисленных проб и ошибок, удачные и неудачные, обусловили эволюционный путь развития общества, что и привело к созданию современных социально-экономических и политических систем. Практически ни один из государственных деятелей в действительности никогда не ставил перед собой задачи в качестве основной ­ подъем благосостояния большинства граждан свой страны. Единственной их целью было повышение или сохранения своего высокого социального статуса в стране и мире в том или ином качестве. Эта цель иногда совпадала с интересами большинства, но чаще всего этого не происходило, что и приводило к отрыву интересов руководителей государства от интересов большинства граждан их стран.

Обеспечить управление обществом при решении задачи повышения или сохранения своей социальной значимости государственными деятелями возможно только в том случае, если у власти есть авторитет или сила. Их отсутствие неотвратимо вело к появлению конкурентов, которые, используя слабость власти в своих корыстных целях, разрушали государство. По этой причине государственные деятели, как люди социальные, вынуждены, в первую очередь, заботиться о своем авторитете, а уж затем о решении проблем общества. Например, действия Президента и Конгресса США, последовавшие после событий 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, были направлены, в первую очередь, не на эффективную борьбу с терроризмом, а на поднятие престижа власти при внезапно возникших трагических обстоятельствах. Власть США действовала так, чтобы никто не усомнился в ее силе, и, более того, использовала сложившуюся ситуацию главным образом для усиления своего влияния в мире (Афганистан, Ирак).

Власть, занятая своими проблемами, повышением своего авторитета и силы, чаще всего не прикладывает достаточно сил и энергии для решения проблем общества или вовсе игнорирует их. Для того чтобы нерешенные проблемы общества не создавали угрозу самой власти, она вынуждена традиционно искать виновных и применять силу. Диктаторские режимы в беднейших странах являются примером максимального отрыва интересов власти от интересов общества.

Итак, главным направлением действий власти было и остается до сих пор – немедленное реагирование на внезапно появляющиеся проблемы общества, как людей с высоким социальным статусом. У власти не было задач проектирования своей политики для того, чтобы эти проблемы не возникали. Но только при проектировании заранее заданного высокого результата работы власти, как людям индивидуальным, требуются истинные научные знания, знания первого типа. Социальным людям, которые способны лишь реагировать на проблемы в обществе с целью повышения своей социальной значимости, истинные научных знаний не требуются. По этой причине и не было сформулированы со стороны государственной власти требования к научным исследованиям в области общественных науках, которые могли бы превратить их в точные науки, в главный инструмент для проектирования эффективной государственной политики.

При анализе современного состояния общества можно установить, что вследствие отсутствия проектирования систем управления жизнедеятельностью общества (проектировались лишь доходы государства и его расходы) общественные науки не оказали значительного влияния на социально-экономическое устройство мира. Все основные инструменты управления жизнедеятельностью общества (финансовые, денежные и налоговые системы, формы собственности, функции органов государственной власти) появились как результат естественного отбора, а не благодаря целенаправленным действиям государственных деятелей. Этот отбор сопровождался войнами, экономическими кризисами и социальными потрясениями.

Однако такая традиционная деятельность государственной власти – реагирование на возникающие в обществе проблемы с целью поднятия своего престижа, и пассивная роль общественных наук, не могли и не могут качественно повысить эффективность управления жизнедеятельностью общества. Современный уровень управления государствами и мировым сообществом далеко отстал от уровня научно-технического прогресса. Сложившаяся система функционирования власти, независимо от личностей государственных деятелей, не приспособлена для постановки и решения новых перспективных задач. Например, власть во всех странах вынуждена традиционно тратить громадные средства на бесперспективную борьбу правоохранительных органов с криминалом и коррупцией. Однако она не способна бесконфликтно (проведя амнистию) устранить основную причину, провоцирующую экономические преступления. А именно, возможность использования преступных доходов для обогащения и повышения социального статуса людей, получающих преступные доходы.

Об острой необходимости перехода к принципиально новой системе управления жизнью общества говорят сегодня нерешенные тяжелейшие проблемы. До сих пор нет даже подходов к решению проблем техногенных катастроф, разрушения окружающей среды и исчерпания невосполнимых природных ресурсов. Общество не может эффективно противостоять терроризму, международным, национальным и религиозным конфликтам. В большинстве стран мира не решены проблемы бедности и социальной защищенности, что приводит к социальным потрясениям. Мировая финансовая система работает в неустойчивом режиме, готовая в любое время обрушиться и привести к финансово-экономической катастрофе, во многом превосходящей Великую депрессию тридцатых годов прошлого столетия.

Непригодность традиционных инструментов для управления жизнедеятельностью общества выявилась и при переходе многих стран от государственного планового ведения хозяйства к рыночным отношениям. Страны, осуществлявшие такой переход, попали в долгосрочное депрессивное и криминальное состояние вместо того, чтобы добиться ожидаемого значительного повышения эффективности работы народного хозяйства. При отсутствии надежных экономических знаний единственно возможный в таких условиях метод слепого копирования того, что есть в экономически развитых странах, привел к логическому результату ­ к копированию в основном худшего, а не лучшего, что есть в этих странах.

Пришло время, когда власть должна не только эффективно реагировать на проблемы общества, но и предвидеть их, а, следовательно, и предупреждать их появление. Для этого им необходимо изменить требования, которые предъявляют они сегодня к общественным наукам. Эти науки должны не столько объяснять и описывать происходившие и происходящие события, сколько точно предвидеть последствия от тех или иных действий или бездействия государственной власти. Традиционное управление жизнью общества, основанное только на повышении или сохранения социального статуса государственных и политических деятелей, ­ безнадежно устарело. Необходимо перейти к новой системе, в основе которой лежит социально-техническое проектирование государственной политики для достижения четко сформулированного высокого результата работы государственной власти. То есть необходимо включить интересы человека индивидуального в каждом государственном деятеле, способного к разумной деятельности, к поиску и нахождению эффективных путей решения проблем общества. Только при таком социально-техническом проектировании государственные деятели будут ощущать нехватку знаний для решений проблем общества, как их ощущают при проектировании новых образцов техники. Только в этом случае они займутся их поиском, и изменят свои требования к общественным наукам. Им будут остро необходимы ученые и проектанты, обладающих научными знаниями первого типа, которые должны стать главным инструментом для проектирования политики государства с целью достижения высоких социально-экономических результатов.

В чем суть социально-технического проектирования?

При таком проектировании высшие органы власти не должны сами осуществлять поиск решения проблем общества. Этим должны заниматься не политики, а профессиональные проектанты государственной политики. Необходимо вместо нынешних научных центров в области общественных науках создать конструкторские бюро по проектированию государственной политики. Эти проектные учреждения должны работать в таком же серьезном режиме, как и конструкторские бюро в технической области. Они не должны находиться в органах государственной власти. Высшая государственная власть должна стать заказчиком у проектантов. Проектам нельзя доверять принимать государственные решения, иначе они будут работать для себя, а не для общества. Должно произойти разделение труда в системе управления государством на заказчиков, проектантов и исполнителей. Высшие органы власти должны выполнять функции заказчика и сконцентрировать свое внимание на правильной постановке задач, поиске проектантов, способных решить эти задачи, и на контроле за реализацией выбранного ими проекта исполнительной властью. Они, как выразители интересов народа, должны сказать проектантам, какой результат деятельности общества необходимо достичь при проектировании ими внутренней и внешней политики государства.

Этот результат должен быть сформулирован не на социально-политическом языке, а на точном, социально-техническом. В таком задании должны быть указаны, например, следующие конкретные параметры, которые необходимо достичь к определенному сроку: процент повышения среднего уровня доходов граждан и степень их расслоения, уровень социальной защиты, уровень опасности возникновения техногенных катастроф, уровень образования и квалификации труда и т.п. Но в этом задании не должно быть лишних требований, например, следованию какой-либо политической доктрине, параметров налогово-бюджетной, финансовой и денежной систем, механизмов управления собственностью и других требований, которые являются средствами для достижения цели и будут лишь неоправданно ограничивать возможности проектантов. Например, народ по большому счету волнует не сама по себе форма собственности предприятий, а эффективная их работа, что и должно отражаться в техническом задании. Варианты решения проблем собственности, в том числе и о преимуществах той или иной ее формы в разных отраслях народного хозяйства, должны предлагать проектанты, аргументируя их только эффективностью работы предприятий в конкретных социально-экономических условиях.

Кроме руководства страны никто не может дать заказ специалистам на проектирование государственной политики, которая приводила бы к наивысшим результатам. А без государственного заказа (и соответствующего финансирования) проектанты не смогут приступить к такой сложнейшей и ответственейшей работе. Подготовка социально-технического задания проектантам на разработку государственной политики должно стать основной и самой ответственной обязанностью высших органов государственной власти и главы государства. С другой стороны, самим проектантам нельзя доверять постановку задач, иначе они будут разрабатывать то, что более выгодно им, а не обществу и руководству государства.

Достижение высоких результатов работы власти способно повысить социальный статус государственных деятелей в гораздо большей мере, чем любая из нынешних политических технологий и применение силы власти для подавления оппозиции. А это означает, что высокопоставленные лица в государственной власти включат в себе работу человека индивидуального, разумного, нацеленного на достижение высокого социального результата для общества.

Новая система управления жизнью общества требует последовательности действий, принятых при проектировании и изготовлении наукоемкой продукции. Сначала формируется техническое задание, и оно утверждается заказчиком. Затем организовывают и финансируют проведение проектных работ. После их завершения проводят защиту проектов, проверяют их на надежность и отсутствие ошибок. Выбирается для реализации наиболее эффективный вариант, и исполнительные органы власти реализуют его. По ходу реализации вносят в него необходимые доработки. В этой последовательности действий высшим органам власти отведена главная роль, роль заказчика проекта, который формирует цели государственной политики, принимает решения и контролирует их выполнение. В тоже время власть освобождает себя от поиска самих методов решения социально-экономических задач и не вмешивается в процесс проектирования государственной политики, также как она не вмешивается и в процесс проектирования наукоемких технологий, поскольку эта сфера деятельности профессионалов проектантов.

Основная причина многолетнего депрессивного состояния экономики России и других бывших социалистических государств заключается именно в том, что, начав реформы, высшие органы власти не определили однозначно, какие параметры жизнедеятельности общества и в какие сроки необходимо достичь экономистам, проектантам государственной политики. Отсутствие социально-технических параметров, как главных ориентиров движения общества в нужном направлении, привело к безответственности проектантов. Оно не позволило во время определить ложный ход экономических реформ и приступить к поиску истинных причин их негативных последствий. Такого поиска до сих пор не было проведено ни в одной из стран СНГ и Восточной Европы. Власть в России и других странах СНГ вынуждена традиционно лишь реагировать на постоянно возникающие проблемы, создавая для их решения соответствующие структуры. Отсюда с ростом проблем возник беспрецедентный (даже для истории России) рост бюрократического аппарата, который не столько решает проблемы, сколько способствует созданию новых. Без социально-технического проектирования невозможно найти правильный путь развития России, а поэтому у нее не будет благоприятного будущего.

Итак, при социально-техническом проектировании на первый план выходит определение и утверждение высшими органами государственной власти социально-технических высоких параметров жизнедеятельности общества для проектантов государственной политики, а не следованию определенной политико-экономической идеологии. Для этого им не нужно иметь специальных знаний высокого уровня, так как они являются заказчиками, а не проектантами. Проектантам же необходимо создать условия для успешной работы, и они должны нести ответственность за качество проектирования государственной политики. При этом власть должна обеспечить жесткую конкуренцию между проектантами, чтобы из всех возможных вариантов она, как заказчик, смогла выбрать наиболее эффективный. Отсутствие жесткой конкуренции при проектировании внутренней и внешней политики государства уже приводила, приводит, и будет снова приводить к безответственности проектантов государственной политики во всех странах мира.

Для проектирования достижения высоких социальных параметров потребуются надежные знания в общественных науках качественно более высокого уровня, чем это имеет место сегодня, и в первую очередь, качество знаний в экономической науке Эволюционный путь развития общества, путь проб и ошибок не предъявлял к ним высоких требований. Без высокого уровня знаний невозможно спроектировать что-либо новое с заранее заданными высокими параметрами, например, при проектировании новейших образцов техники. Поэтому необходимо будет организовать поиск новых знаний в общественных науках и создать благоприятные условия для их появления так же, как это делалось при создании космической техники или ядерного оружия. Надежные и проверенные знания в общественных науках должны вытеснить традиционное применение политической, экономической и вооруженной силы для решения проблем общества. Применение властью США экономической, политической и вооруженной силы в разрешении проблем мирового сообщества указывает на отсутствие у нее соответствующего уровня знаний.

Для этого необходимо создавать заново конструкторские центры и организации по проектированию государственной политики нового типа, которые находились бы не в органах государственной власти, чтобы не допустить их сращивания. Ни один из современных экономических и политических центров, которых расплодилось в огромных количествах во всех странах, не способен к такой деятельности. Их проекты отличаются от настоящих проектов так же, как проекты дипломников в вузах отличаются от проектов главных конструкторов.

Был ли в мировой практике опыт социально-технического проектирования? Такой положительный опыт был в СССР. Создание систем образования, повышения квалификации труда, развития науки и спорта, которые не имели аналогов в истории, стало результатом использования, именно, методов социально-технического проектирования. Однако эти достижения СССР не являются преимуществом якобы социалистической экономической системы. Проектирование государственной политики для достижения четко поставленных целей в разных областях деятельности общества власть может и обязана организовать в любой экономической системе (о чем свидетельствует вся история успешных преобразований, в том числе и в социалистических странах).

Государственная политика, одобренная парламентом, разработанная лучшими интеллектуальными силами на конкурсной основе по техническому заданию, утвержденному руководителем государства, позволит не только эффективно реагировать на проблемы общества, но предвидеть и не допускать их появления. Социально-техническое проектирование государственной политики, направленное на удовлетворение потребностей всех основных социальных групп населения, позволит бесконфликтно провести преобразования и обеспечит авторитет и устойчивость власти качественно более высокого уровня и при гораздо меньших ее усилиях в этом направлении, чем это происходит в современных условиях. Только по этой причине Рузвельт был на посту Президента США три срока. Общество не захочет менять главу государства, который уже обеспечил быстрый путь развития страны, какие бы не были ограничения в действующей Конституции. Ее всегда можно изменить, консолидируя общество высокими результатами работы власти. От добра добра не ищут.

Новая система управления жизнью общества, направленная на достижение наивысших результатов деятельности общества, и не противоречащая повышению или сохранению высокого социального статуса руководителей государства, смогла бы дать старт научно-социальному прогрессу, аналогичному тому, какой мы наблюдали в научно-технической области.

Вопрос состоит в том, кто первый в мире решится пойти на качественное изменение управления жизнью общества и первым перейдет на систему социально-технического проектирования государственной политики, а, следовательно, и окажется лидером социально-экономического прогресса. Наиболее благоприятные условия для такого перехода сложились в России. В стране образовался громадный разрыв между уровнем квалификации труда, главного показателя потенциальных возможностей любой страны, и средним уровнем жизни, что позволяет при его ликвидации достичь быстро высоких результатов. Уровень образования и квалификации труда в России до сих пор еще не опустился ниже, чем в экономически развитых государствах, а уровень доходов во много раз ниже. Политическая ситуация также благоприятствует введению социально-технического проектирования. Российские граждане давно ждут от власти значительных, радикальных изменений в ее работе. Российский народ хочет видеть во главе страны человека, который способен был бы, наконец-то, навести экономический и социальный порядок в стране после разрушительных социальных экспериментов над обществом.

Используя социально-техническое проектирование, Президент России может и должен вывести страну в лидеры научно-социального прогресса, как она уже была лидером в научно-технической области, образовании и спорте.

 

3. ИНФОРМАЦИОННАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ

(ТЕОРИЯ ОТНОСИТЕЛЬНОЙ ЦЕННОСТИ)

Новые идеи в экономической науке

1. Аксиома: Не имея полной и достоверной экономической информации, хозяйствующие субъекты не могут принять правильные решения. При ложной информации, которая постоянно воспроизводится в обществе, они вынуждены принимать ошибочные решения. Например, при ложных ценах на товары, при инфляции (дефляции), при формировании денежных показателей предприятий с учетом долгов за поставленную, но неоплаченную потребителем, продукцию.

2. Аксиома: Единственным мотивом для экономической деятельности, который должен рассматриваться экономической наукой, является получаемый гражданином доход за результат своей деятельности. Экономические показатели (прибыль и рентабельность) предприятий сами по себе не могут рассматриваться в качестве мотива для экономической деятельности. Экономических интересов у предприятий и компаний не может быть по определению. Интересом могут обладать только физические, а не неодушевленные юридические лица.

Согласно этому положению, предприятия и компании не должны рассматриваться в качестве субъектов хозяйственной деятельности. Они всего лишь объекты хозяйственной деятельности для физических лиц (собственников, администрации и наемных трудящихся), стремящихся увеличить свои доходы, а не субъекты. Субъектами хозяйственной деятельности могут быть только физические лица. За интересами предприятий и компаний всегда скрываются интересы конкретных лиц, которые принимают или влияют на решения, принимаемые от имени юридических лиц. Все экономические показатели и доходы юридических лиц в экономической науке необходимо рассматривать лишь по степени их влияния на доходы физических лиц, принимающих или влияющих на принятие тех или иных решений от имени предприятий (прибыль предприятий, убытки, налоги, амортизационные отчисления, банкротство).

Существующая правовая практика, признающая юридические лица в качестве хозяйствующих субъектов размывает ответственность физических лиц, принимающих решения от имени предприятий, что негативно влияет на эффективность работы не только самих предприятий, но и всей экономики в целом.

Влияние неэкономических интересов (престижность профессий, стремление к творческой работе и т.д.) экономической наукой не должно рассматриваться. Влияние этих интересов на поведение людей должно быть предметом для изучения и рассмотрения другими общественными науками.

3. Аксиома: Несоответствие соотношения доходов граждан результатам их деятельности на пользу общества является основной болезнью любой экономической системы.

Абсолютного соответствия достичь невозможно, как невозможно добиться и ста процентов коэффициента полезной деятельности любой машины. При определенных условиях несоответствие соотношения доходов граждан результатам их деятельности может достигать таких размеров, при которых все экономические решения хозяйствующих субъектов с целью повышения своих доходов в целом становятся ложными, и они дестабилизируют экономическую жизнь общества (финансово-экономические кризисы и социальные потрясения).

4. Главная задача экономической науки: выявить, какие условия, создаваемые органами государственной власти и международными организациями, увеличивают соответствие соотношений доходов граждан результатам их деятельности на пользу общества, а какие напротив уменьшают?

5. Определение стоимости товара и денег.

Стоимость каждого товара определяет его ценность (полезность) обществу по отношению ко всем остальным, численно измеряемой деньгами при оплате товара покупателем. Отсюда и экономическая категория ­ цена товара. Ценность - категория не абстрактная, а конкретно определяемая каждым покупателем. Стоимость товара величина относительная. Стоимость отдельного товара без стоимости всех остальных измерить невозможно. Ложная стоимость (ложные цены) отдельных товаров искажает стоимость всех остальных. Стоимость товара определяется только в момент его оплаты реальными денежными средствами.

Деньги в рыночной экономике являются инструментом для численного соизмерения ценности одних товаров по отношению ко всем остальным.

Такое определение стоимости товаров и денег в рыночной экономике позволяет правильно оценить сложившуюся экономическую ситуацию.

Если стоимость товаров искажена ложным механизмом образования цен на относительно небольшое количество товаров, то их постепенное исправление нормализует экономическую ситуацию.

Если же механизм образования цен ложный на большинство товаров, то необходимо принять одновременно комплекс взаимоувязанных мер, что относится к понятию радикальной экономической реформы. Отдельные, самые правильные, на первый взгляд, меры (борьба с инфляцией, банкротство предприятий, принудительный характер ликвидации неденежных отношений и неплатежей, строгое наказание за неуплату налогов, ликвидация неэффективной государственной собственности и т. д.), но принятые не в комплексе со всеми остальными, не только не улучшат экономическое положение в стране, но, напротив, они способны дестабилизировать работу производительных сил.

Для того чтобы изменить экономическое положение в России, в экономике которой большая часть цен на промышленную продукцию носит ложный характер (они не подчинились платежеспособному спросу и носят по-прежнему затратный характер ­ себестоимость плюс планируемая прибыль), необходимо принять одновременно комплекс взаимоувязанных мер. Меры в отдельных отраслях народного хозяйства и изменения каких-то параметров в финансовой и налогово-бюджетной системе не могут привести к успеху, так как все экономические показатели работы предприятий оказались ложными. Они не дадут возможности сформироваться ценам на абсолютное количество товаров, соответствующим равенству спроса и предложений, то есть истинной относительной ценности товаров обществу. Экономика России нуждается в проведении комплексной реформы, которая сформирует правильное соотношение цен и обеспечит хозяйствующих субъектов истинной экономической информацией для принятия ими эффективных решений. Не признание необходимости такого комплексного варианта решения экономических проблем грозит продолжением деградации экономики с непредсказуемыми последствиями.

Другой принципиальный вывод из определения денег и стоимости товаров: денежная и финансовая система должны обслуживать народное хозяйство, а не наоборот, как это установилось в мировой практике под влиянием неомонетаристов, поскольку деньги являются лишь инструментом для измерения ценности товаров по отношению друг к другу и не могут иметь какого-либо самостоятельного значения. Они не должны отрываться от процессов купли и продажи товаров, процессов соизмерения ценностей товаров обществу. Необходима серьезная реформа мировой финансовой системы, с переводом работы национальных банков во всех государствах на некоммерческий характер работы. Денежная политика национальных банков должна быть независимой от формирования бюджета. Руководство национальных банков обязано нести ответственность перед высшими органами государственной власти только за эффективное обслуживание народного хозяйства деньгами. Решение всех остальных задач в области денежной политики для национальных банков должны быть признаны ложными. Поэтому национальные банки не должен иметь собственных доходов.

6. Определение коммерческих и некоммерческих денег.

Все деньги необходимо различать по целям, на которые они расходуются, и разделить их на коммерческие (инвестиционные) и некоммерческие (потребительские).

Коммерческие (инвестиционные) деньги тратят с целью производства доходов для их собственников. Когда их тратят, то планируют, какой и когда они смогут принести доход в будущем.

Некоммерческие (потребительские) деньги тратят с целью удовлетворения конкретных потребностей граждан и общества (семейные, государственные бюджеты). Когда их тратят, то не планируют, какой конкретно доход они принесут в будущем.

Деньги, которые тратят коммерческие предприятия в своей деятельности, и деньги домашних хозяйств, которые они тратят для производства доходов, относятся к коммерческим. Когда их тратят, то планируют, какой доход и когда они должны принести собственникам денег. Деньги, которые тратят домашние хозяйства на свои нужды, деньги бюджетов разных уровней и некоммерческих предприятий относятся к некоммерческим (потребительским).

Коммерческие и некоммерческие деньги постоянно переходят друг в друга. Их нельзя различить по какому либо внешнему признаку. Их можно различить только по целям, для достижения которых их тратят.

Согласно такому делению денег, необходимо снять налоги на те денежные средства, которые тратятся для производства доходов в обществе. Коммерческие (инвестиционные) денежные средства предприятий не должны подлежать налогообложению, кроме регулирующих в целях повышения себестоимости товаров (алкоголь, природные ресурсы, таможенные пошлины).

Деление денег на коммерческие (инвестиционные) и на некоммерческие (потребительские) позволит более эффективно организовать налогово-бюджетную и денежную политику государства. Количество коммерческих денег в народном хозяйстве не влияет на покупательную способность граждан. Оно не оказывает влияния на цены потребительских товаров, а, следовательно, и на уровень инфляции или дефляции. В то же время от количества коммерческих (инвестиционных) денег зависит объем ресурсов общества, используемых производительными силами. Они определяют степень их использования в общественном производстве. От количества коммерческих денег (суммарного объема кредитов) не зависит напрямую уровень инфляции.

Отсюда бюджеты всех уровней должны формироваться только за счет части потребительских денег домашних хозяйств (подоходного налога). Налогом с целью формирования бюджетов государства нельзя облагать деньги предприятий и ту часть денег домашних хозяйств, которые они направляют для производства доходов для себя. Государство должны содержать граждане, но не предприятия. Предприятия – необходимо рассматривать, как инструмент по производству доходов для собственников, администрации и наемных трудящихся. Государство своей налоговой политикой не должно им мешать производить доходы для себя и для всего общества, так как они платят налоги со своих доходов. С этой точки зрения налоговую политику в США необходимо признать как наиболее эффективную, так как федеральный бюджет формируется в основном за счет подоходного налога.

В России создана за время реформ одна из самых неэффективных налоговых систем в мире, так как основным источником налоговых поступлений в бюджеты всех уровней являются деньги предприятий. Но их деньги являются коммерческими, а бюджетные деньги потребительскими. Предприятия при такой налоговой политике лишаются денег для своего развития, а в потребительском секторе постоянно увеличивается количество денег за счет бюджетных расходов, что приводит к неконтролируемой инфляции даже без эмиссии денег, а борьба с инфляции приводит к острейшему дефициту инвестиций. Если отменить налоги на коммерческие денежные средства, то такая политика создаст максимально благоприятный климат для развития всех отраслей народного хозяйства, в том числе и для малого бизнеса.

Согласно делению денег на коммерческие и некоммерческие, основным источником инвестиций в народном хозяйстве должны стать национальные банки. Коммерческих денег должно быть неограниченное количество, столько, сколько требует народное хозяйство. Кредитные ставки должны быть дешевыми. Но получатели кредитов должны нести жесткую персональную ответственность за их своевременное погашение, чтобы они не могли переходить в потребительский сектор и не способствовать развитию инфляционных процессов.

7. Основной закон рынка: В рыночной экономике существует неотвратимая сила - ответственность собственников товаров за их реализацию, принуждающая продавцов снижать свои цены до уровня признания их покупателями.

Этот закон должен стать фундаментом всей экономической науки, так как определяет главную силу, которая приводит цены на рынке в состояние равенства спроса и предложений. Ответственность собственников предприятий за результаты их работы наводит величайший порядок в системе цен. Действие основного закона рынка обеспечивает соответствие результатов деятельности предприятий количеству денег, которыми оплачиваются производимые ими товары и услуги. Интерес собственников и их ответственность за результаты работы предприятий заставляют все цены снижаться до уровня признания их покупателями. Если цены не будут снижаться до уровня признания их покупателями, то собственник товаров будет нести максимальный убыток от их нереализации.

Под воздействием основного закона рынка цены на все товары приходят в состояние равновесия - равенства спроса и предложений. Это самый удивительный механизм в общественном производстве, который изобрело человечество в результате своей многовековой хозяйственной деятельности. Он обеспечивает согласие продавцов и покупателей в количестве денег для того, чтобы товар был продан и оплачен покупателем в допустимый для каждого товара срок, что и обеспечивает общественный рыночный характер экономической деятельности всех разрозненных производителей и потребителей.

Основной закон рынка вскрывает главную полезную роль собственника – его ответственность своим личным имуществом за результаты работы предприятий, - что и приводит цены на все товары и услуги к равенству спроса и предложений. Без этой центральной для общественного производства полезной роли собственника, истинно рыночный характер работы экономики обеспечить невозможно. Невозможно обществу правильно деньгами оценить результат деятельности предприятий на пользу общества. Поэтому необходимо признать, что определение собственника, как эксплуататора, который ничего не делает, а лишь присваивает прибавочную стоимость, создаваемую наемным трудом, является ложной и приводит к ложным социальным идеям социализма и коммунизма. Собственник, если экономическая жизнь происходит в нормальных условиях, играет центральную роль, он несет ответственность своим имуществом за результаты работы предприятий.

Современная экономическая наука постоянно декларирует о преимуществах экономики с частной собственностью, но не вскрывает механизма влияния интереса собственника на эффективность общественного производства и распределения. Он по-прежнему в современной экономической науке играет роль эксплуататора, который, ничего не делая, присваивает прибыль предприятий.

Используя выводы, следующие из основного закона рынка, можно повысить эффективность работы производительных сил в любой стране мира. Для этого необходимо исключить из хозяйствующих субъектов безответственных собственников, которые сегодня распространены в экономике всех стран. Это, в первую очередь юридические лица, которые не могут обладать интересом собственника, так как они лица неодушевленные, а также обладатели акций, которые не ответственны своим личным имуществом за результаты работы предприятий и компаний и не участвуют в принятии каких-либо решений, затрагивающие эффективность работы предприятий.

Введение ответственности личным имуществом, например залогом, всех обладателей акций за результаты работы предприятий прекратит существование паразитических доходов от спекуляций на фондовых рынках. Стоимость акций будет соответствовать реальной прогнозируемой доходности работы предприятий. Прекратятся финансовые кризисы, вызванные дестабилизирующей ролью игроков фондовых и финансовых рынков, которые реагируют в большей степени не на реальную доходность предприятий и компаний, а на различные иные факторы. В экономике не должно быть места финансовым игрокам. В ней должны быть только хозяйствующие субъекты, ответственные за результат своей деятельности или бездеятельности.

Знание основного закона рынка позволило бы избежать главной ошибки реформаторов в России и других странах при переходе от плановой системы к рыночной. Эта ошибка заключалась в том, что при решении главного вопроса для рыночной экономики - вопроса о новом собственнике предприятий - была произведена подмена частного собственника собственником в виде юридического лица. Приватизация предприятий была подменена их акционированием. Акционирование предприятий не привело к ответственности собственников своим личным имуществом за результаты работы предприятий. Предприятия стали бесхозными, что привело к всеобщей криминализации народного хозяйства и к поражению рыночных реформ. В промышленности не появилась неотвратимая сила - интерес и ответственность частных собственников (физических лиц) за реализацию товаров, которая заставила бы цены на продукцию предприятий снижаться до уровня признания их потребителями. Основной закон рынка в промышленности России до сих пор не работает из-за отсутствия ответственных собственников промышленных предприятий и финансовых учреждений за результаты их работы. По этой причине цены на промышленную продукцию оказались свободными не только от государства, но и от всего общества. Они стали жить своей собственной жизнью и заблокировали образование новых более эффективных денежных (рыночных) хозяйственных связей, что парализовало работу большей части промышленности. При попытке перейти на рыночные отношения оказался сохраненным затратный, нерыночный механизм ценообразования на большинство промышленных товаров. По этой причине на смену всеобщего дефицита товаров пришел еще более разрушительный дефицит платежеспособного спроса.

Рыночные реформы в России и в большинстве других стран бывшей социалистической системы оказались несостоятельными из-за того, что не заработал основной закон рынка - цены на промышленную продукцию не подчинились платежеспособному спросу потребителей. Они не стремятся к равенству спроса и предложений и сохранили затратный, нерыночный механизм образования (себестоимость плюс планируемая прибыль).

На основании основного закона рынка, для того чтобы изменить коренным образом экономическую ситуацию в России и других странах бывшей социалистической плановой системы, необходимо, в первую очередь, решить вопрос о проведении крупномасштабной настоящей приватизации предприятий. Приватизация предприятий, принадлежащих сегодня неодушевленным юридическим лицам, с возложением на физические лица (частных собственников) ответственности своим личным имуществом (залогом) за результаты работы предприятий, в случае ее проведения, запустит работу основного закона рынка. Цены на промышленную продукцию снизятся до уровня признания их потребителями и устранят барьеры, образовавшиеся на пути производства и реализации товаров на внутреннем рынке. Исчезнут также неденежные экономические отношения в народном хозяйстве (взаимозачеты, бартер, вексельное обращение, неплатежи).

8. Закон эффективности натурально планового и рыночного управления экономической деятельностью.

Закон эффективности натурально планового и рыночного управления экономической деятельностью определяет эффективность каждого от количества хозяйствующих субъектов, попадающих в сферу их действия. На каждом предприятии во всех странах мира применяется натурально плановое управление экономической деятельностью. Внутри предприятий отсутствует система купли и продажи произведенной продукции.

Эффективность натурально планового управления хозяйственной деятельности падает с увеличением количества хозяйствующих субъектов, а эффективность рыночного, денежного напротив возрастает.

И наоборот, эффективность натурально планового возрастет от уменьшения количества хозяйствующих субъектов, а эффективность рыночного падает.

При увеличении количества хозяйствующих субъектов в натурально-плановой системе управления растет бюрократизация экономической деятельности. Индивидуальные качества производимой продукции и производительных сил при поступлении в высший орган управления для принятия решений вынужденно обобщаются, что приводит к потере качества производимой продукции и учета индивидуальных возможностей производительных сил. Чем выше уровень управления, тем больше отрыв индивидуальных качеств в обобщенных показателях. В этом заключалась основная причина неконкуретоспособности плановой государственной экономики по отношению к рыночной.

При рыночном управлении хозяйственной деятельностью, напротив, чем больше продавцов и покупателей, тем больше вероятность нахождения каждым покупателем и продавцом наиболее эффективного партнера. Чем больше размеры рынка, тем эффективней образующиеся торговые связи. При малых объемах рынка он становится менее эффективным, чем натурально-плановое управление хозяйственной деятельностью.

В этой связи для эффективности управления экономической деятельностью необходимо максимально возможно увеличивать объемы рынка, убирая все преграды на пути движения товаров, денег и людей, а размеры предприятий с натуральным планированием производства продукции необходимо максимально возможно уменьшать, даже не меняя их собственников. Отсюда концентрация финансов не ведет к негативным последствиям для экономики, если она не увеличивает уровень натурального планирования.

3.1. Что такое экономика?

Вы собрались идти в театр. Казалась бы, какая здесь может быть экономика? Ведь это не автомобильный завод, коммерческий банк, шахта или фермерское хозяйство. Вы ошибаетесь. Что мы ни предпринимали бы, мы постоянно вынуждены заниматься экономической деятельностью.

Для того чтобы пойти в театр, нужно купить билет. А это уже экономика. Артисты за свое выступление должны получать деньги. Это тоже экономика. Для того чтобы церковь работала, и в нее могли ходить верующие, церкви тоже нужно откуда-то получать деньги и соответствующим образом их тратить.

Когда многие деятели культуры заявляют о приоритете духовного начала над экономическим, они также ошибаются. Заявляя о приоритете культуры, они тут же требуют выделения больше денежных средств на культуру. Но это уже экономика. Если культура и наука погибают без денег - это очевидный приоритет экономических отношений над всеми остальными. Без источников финансирования погибает и культура, и наука, и церковь.

Мы постоянно заняты зарабатыванием денег или их тратой, следовательно, постоянно заняты экономической деятельностью.

Но вот вы пришли в театр и смотрите спектакль. В это время уж нет никакой экономики, скажете вы. Есть только ваши переживания и игра актеров. Но и тут вы ошибаетесь. Работа театра ничем не отличается от работы любого предприятия. Что делают артисты? Они производят спектакль для зрителя, так же как производят любой товар. Они обслуживают зрителя и получают за это вознаграждение не только в виде аплодисментов, но и определенное количество денег. Писатель, художник, артист, шахтер, продавец - все они заняты общественным производством, так как что-то производят для зрителя, для читателя, для покупателя.

Современная жизнь общества построена так, что одни люди делают что-то для других, удовлетворяя их потребности, и получая за это вознаграждение. Потребности не только материальные, но и духовные.

Для того чтобы процесс производства и потребления материальных и духовных ценностей шел успешно, общество должно правильно оценивать результат деятельности одних людей на пользу других. Необходимо чтобы люди правильно получали вознаграждение за свою деятельность. Величина доходов людей от своей деятельности на пользу других составляет главную суть экономических отношений. Если общество правильно оценивает результат деятельности своих членов, то оно работает эффективно. Если доходы людей не соответствуют результатам их деятельности на пользу общества, то они будут принимать ложные решения для повышения своих доходов, что дестабилизирует жизнь общества. Соответствие доходов граждан результатам их деятельности должно составлять главную задачу для всего общества. Достижению этой цели обязана подчинить свою деятельность государственная власть в любой стране. Любые факты, которые сигнализируют о том, что доходы граждан не соответствуют той пользе, которую они приносят обществу, будут говорить о болезни общественного устройства и необходимости принятия мер для того, чтобы его лечить.

какие условия приводят к повышению соответствия доходов граждан результатам их деятельности на пользу общества, а какие снижают, должно составлять основное содержание экономической науки.

3.2. Кому и для чего нужна экономическая наука?

Какое значение она имеет для жизни общества? Могут ли государственные деятели, управляя жизнедеятельностью общества, обходиться без экономических идей и теорий?

На последний вопрос можно ответить так: нет ничего практичнее и полезнее правильных экономических идей и теорий, и нет ничего опаснее и разрушительнее, чем использование ложных.

Когда любой государственный деятель (президент, премьер-министр, министр, губернатор, депутат) принимает какие-либо экономические решения или участвует в них, он обязан прогнозировать, какое влияние они окажут на жизнь общества. Если экономическая теория помогает правильно предвидеть эти последствия, тогда из всех возможных вариантов экономической политики государственные деятели могут выбрать наилучшие, способные с наибольшей эффективностью использовать ресурсы общества в достижении поставленных целей (независимо от того, какие они). Другими словами, они смогут привести доходы граждан в соответствие с тем, чтобы стимулировать их деятельность в достижении поставленной ими цели.

Напротив, если государственная власть использует при выборе вариантов своих действий ложные экономические идеи и теоретические выводы, она постоянно будет принимать ошибочные решения, приводящие порой к финансовым, экономическим и социальным кризисам и катастрофам.

Государственные деятели, чтобы предвидеть последствия проводимой ими экономической политики - хотят они того или нет - вынуждены использовать в своей практической деятельности истинные или ложные экономические знания. Следовательно, экономическая наука нужна, в первую очередь, государственным деятелям. В такой экономической науке должны быть заинтересованы все граждане, чтобы не позволять обманывать себя государственным и политическим деятелям, так как от экономической политики государства зависят, в конечном счете, их доходы и благополучие.

Использование государственными деятелями ложных экономических идей и знаний при выборе экономической политики является основной причиной всех финансово-экономических кризисов и неэффективной работы народного хозяйства во всех странах мира. Отличить истинные знания от ложных - главная задача для всего общества и, в первую очередь, для государственной власти, чтобы не допустить использование ложных в практической деятельности. Необходимо признать, что во всем мире внимание к качеству экономических знаний, которыми пользуются государственные деятели при выборе экономической политики государства, прогнозируя результаты от ее проведения в жизнь, неоправданно легкомысленное. Некритичность общества к экономическим идеям и теоретическим знаниям позволяет государственным деятелям проводить в разных странах крупномасштабные экономические эксперименты над народами, приводящие к разрушению производительных сил общества и финансово-экономическим кризисам и катастрофам.

Чтобы отличить истинные экономические знания от ложных, необходимо поставить надежный фильтр, который не позволял бы использовать в практической деятельности органов государственной власти ложные знания.

3.3. Экономические теории и практика.

Когда говорят, что в теории одно, а на практике получается совершенно иное, то это означает, что реализовался один из двух вариантов возможных взаимоотношений теории и практики. Либо люди не овладели теорией в достаточной степени, чтобы пользоваться ею в практической деятельности. Либо теория оказалась ложной и непригодной для ее использования в достижении высоких результатов. Нет ничего практичнее и полезнее в деятельности людей и общества, чем использования в качестве главного инструмента в проектировании достижения высоких результатов, чем использование научных открытий и теорий первого типа. Примером этому может служить научно-технический прогресс, который и создал современную цивилизацию.

Использование же социально-экономических идей и теорий, не доказавшими свою надежность и прочность, приводило и будет приводить к экономическим кризисам и социальным катастрофам. Лучше не пользоваться ими вообще при проектировании экономической политики государства, пользуясь методом проб и ошибок, чем использовать сомнительные. В этом случае государственные деятели не будут допускать больших ошибок. Но все же, если они совершают ошибки, то быстро их замечают и корректируют свою деятельность. Главное преимущество метода проб и ошибок, заключается в том, что он дает возможность быстро обнаруживать и исправлять допущенные ошибки, потому что их ожидают. Однако и выдающихся успехов без использования научных знаний в практической деятельности трудно достигнуть. Иногда о таком поведении говорят, что оно соответствует здравому смыслу. Принятие решений без твердой опоры на научные знания можно назвать методом проб и ошибок.

В истории человечества найдется мало примеров, когда прагматичные государственные деятели использовали здравый смысл в своей деятельности. Такие деятели снискали славу мудрых политиков. Например, Рузвельт в США и Дэн Сяопин в Китае не использовали какие-либо теоретические экономические догмы, а при принятии конкретных решений пользовались здравым смыслом. Им удалось устранить ошибки, допущенные их предшественниками, подняв активность и эффективность работы производительных сил в своих странах, но в ограниченных пределах. Отношение к экономическим знаниям этих государственных деятелей прекрасно выразил Дэн Сяопин, взяв на вооружение изречение Конфуция: “Неважно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей”.

Когда государственные деятели используют социальные идеи и экономическую теорию в своей практической деятельности, а они либо оказались ложными, либо их неверно поняли и не смогли соединить с реальной жизнью, то в этом случае теория отделяется от реальности и живет самостоятельной жизнью, негативно влияя на жизнедеятельность общества. Такое использование социальных идей и экономических теорий в практической деятельности неотвратимо приводит к ошибкам, порой трагическим. Этот вариант «теоретизирования» самый опасный для общества. Лучше не пользоваться какими-либо экономическими теориями вообще, если нет уверенности в их надёжности, в их способности правильно предвидеть поведение общества и человека. Но именно такой вариант взаимодействия экономических идей и теорий и практики используют сегодня большинство политических и государственных деятелей во всем мире.

Времена реформаторства Горбачева в СССР и Ельцина в России как раз и характеризуются таким взаимодействием экономической теории и практики. Теоретики - экономисты (сначала представители академической науки Абалкин, Аганбегян, а затем экономисты “либералы” Гайдар, Чубайс и их соратники) получили возможность проводить безответственные эксперименты над народом. Сначала Горбачев, а затем Ельцин поставили во главе экономических реформ людей, не обладающих не только истинными знаниями в экономической науке, но и здравым смыслом. Они оказались неспособными не только точно предвидеть последствия своих действий, но и вовремя понять их ошибочность, когда уже были получены отрицательные результаты. Отсюда и разрушительные последствия проводимых ими экономических преобразований.

Если бы государственные деятели владели теорией настолько, что она позволяла им правильно предвидеть последствия своих действий, тогда теория стали бы мощным инструментом в деятельности государственной власти, гарантирующим наибольший успех в достижении поставленных целей. Именно люди, владевшие истинными теориями, теориями первого типа в естественных науках, обеспечили бурный научно-технический прогресс. Благодаря физикам-теоретикам стало возможным строительство электрических машин, атомных реакторов, компьютеров и космических аппаратов. Но очень мало в истории человечества примеров, когда бы государственные деятели пользовались истинными экономическими знаниями при проектировании государственной политики. Таким редким исключением явились реформы в послевоенной Германии, проведенные Людвигом Эрхардом, хотя он и не оставил после себя фундаментальных научных трудов.

От того, какой вид взаимоотношений теории и практики изберет общество при принятии ответственных решений, будет зависеть, в конечном счете, его будущее. Самую большую опасность несет человечеству использование ложных экономических теорий при принятии важнейших решений.

Что делают политики, когда они видят, что результат их действий оказывается не тем, на который они рассчитывали, опираясь на определенные экономические идеи и знания? Возможны три варианта их поведения.

Первый вариант. Государственные деятели перестают доверять любым экономистам и переходят на метод проб и ошибок, используя в качестве аргумента свой здравый смысл. Они отбирают меры, которые приводят к положительным результатам и отбрасывают те, что приводят к отрицательным. Они используют метод проб и ошибок.

Второй вариант. Государственные деятели не подвергают сомнению используемые ими экономические идеи и знания. Отрицательные результаты они относят к неумению хозяйствующих субъектов действовать правильно и эффективно. Они не признают своих ошибок и не ставят под сомнение те экономические знания, которыми они пользовались при принятии решений. Виновными признаются те, кто действовал не так, как предполагали власти - руководители предприятий, банкиры, чиновники, граждане. Власть прилагает усилия по воспитанию и обучению хозяйствующих субъектов, используя, в первую очередь, принудительные меры, в том числе и репрессивные. Особенно ярко этот вариант проявился при проведении рыночных реформ в России. Реформаторы, по их мнению, действовали в основном правильно, но хозяйствующие субъекты, испорченные социалистической системой, не смогли, мол, быстро адаптироваться к условиям рынка. Отсюда лозунг - “сохраним курс реформ” (несмотря на отрицательные их последствия). Необходим, по их мнению, переходный период, в течение которого народ обучится и привыкнет к рыночному мышлению и поведению.

Нет ничего более опасного для общества, чем упорство власти в своих заблуждениях. Это упорство не дает ей возможности вовремя осознать ошибочность своих экономических взглядов и исправить допущенные ошибки. Опасны для общества не сами ошибки государственных деятелей, без которых невозможно обойтись в практической деятельности. Наибольшую опасность представляет упорство власти в непризнании своих ошибок и в нежелании организовать поиск их причин.

Третий вариант. Государственные деятели ищут и находят новые экономические знания, признавая ложность тех, которыми они пользовались ранее для оценки последствий от своих действий. Такой вариант поведения государственных деятелей был бы наиболее перспективен. Но, к сожалению, он никем не использовался в мировой практике.

Власть во всех странах мира не осуществляет поиск истинных экономических знаний. Она не проводит их защиту на прочность и надежность, на их истинность или ложность с привлечением наиболее сильных оппонентов, прежде чем использовать определенные экономические идеи в своей практической деятельности.

По этой причине экономическая наука не стала инструментом, обеспечивающим выбор вариантов наиболее эффективной экономической политики в разных странах. Напротив, она превратилась в один из главных дестабилизирующих факторов в жизни мирового сообщества.

Необходимо признать, что мировая экономика строилась не по заранее разработанному проекту, который опирался бы на какие-либо экономические теории, а методом проб и ошибок. Экономическая теория лишь пыталась описать и объяснить то, что уже произошло. В том, что западные страны оказались впереди других стран в своем экономическом развитии, нет заслуги экономической науки. Это случилось лишь благодаря более благоприятным историческим условиям. Почти нет примеров того, что экономическая наука помогла излечить серьезные заболевания экономических систем. Однако не перечесть примеров отрицательного влияния рекомендаций экономистов различных школ на ситуацию в государствах и в мире. Экономическая наука до сих пор не стала инструментом для правильного предвидения последствий деятельности органов государственной власти - как положительных, так и отрицательных. Это свидетельствует о несоответствии качества и надежности экономических знаний, имеющихся у мирового сообщества, минимальным требованиям для их использования государственными деятелями в практической деятельности. Лучше не пользоваться какой-либо экономической теорией и не следовать советам любых ученых-экономистов, а полагаться на здравый смысл, нежели пользоваться ложными экономическими знаниями. Экономисты всех широко известных экономических школ представляют сегодня наибольшую опасность для общества. Они играют ту же роль, которую сыграл в СССР в естественных науках академик Лысенко.

Негативное влияние экономических и политических теорий на принятие органами государственной власти конкретных решений предопределено, в первую очередь, отрывом основных категорий экономической теории от их истинного содержания. Оторвавшись от реальной жизни, они начинают жить самостоятельной жизнью, негативно влияя на принимаемые в обществе решения. Экономические теории превращаются в догмы, а использование их выводов в практической деятельности неотвратимо приводит к неспособности теории правильно предвидеть последствия от принимаемых государственными деятелями решений.

Отрыв от жизни категорий и понятийного аппарата экономической науки - то, что русский физиолог Павлов назвал отрывом второй сигнальной системы от реальности. Для экономистов и государственных деятелей более важными становятся сами экономические категории и экономические догмы, а не получаемые результаты.

Павлов отметил, что наибольший отрыв слов от жизни имеет место в России, чем и объясняется тот факт, что российский народ позволял невежественным людям проводить над собой крупномасштабные социально-экономические эксперименты. Слова в России значат больше, чем конкретные действия и поступки людей. Непонятные для народа по своему содержанию слова: “эксплуатация”, “социализм”, “коммунизм”, “реформы”, “рыночная экономика” воздействовали на него больше, чем реальные условия жизни. Слова “справедливость”, “равенство”, “демократия”, “свобода”, не имеющие под собой четкого реального содержания, приводили к власти людей, не способных к созидательной государственной деятельности. Такие слова увлекали громадные массы людей на разрушение существующего механизма управления жизнедеятельностью общества без ясного осознания, как построить новый. Только поэтому народ России, падкий на слова, смиренно покорялся такой экономической политике государственных деятелей, которую никогда бы не могли допустить прагматичные англичане или американцы.

Существуют два вида отрыва категорий и понятий от реальной жизни. Первый - когда понятия и категории носят неоправданно обобщающий или неоправданно абстрактный характер, тем самым, отрываясь от реальной действительности. Второй - когда понятия и категории меняют то содержание, которое ранее они имели.

Приведем несколько примеров такого отрыва слов от реальной жизни.

Слово “государство” может иметь два различных значения для восприятия. Под государством мы понимаем органы государственной власти, когда говорим, что государство должно что-то сделать. Но слово “государство” имеет и другое значение: сообщество людей, объединенных одной территорией, едиными правилами ведения хозяйства и поведения в обществе. Этому содержанию соответствуют выражения типа: в государстве произошел экономический кризис. При таких разных значениях слова “государство” часто его употребление приводит к отрыву от содержания обсуждаемой темы разговора, в котором оно употребляется. Например, говорят, что государство обязано содержать людей с низкими доходами. Очевидно, что речь идет о государстве, как об органах государственной власти, так как делать что-то могут лишь конкретные люди - государственные деятели и чиновники. Но они не производят доходы, чтобы на них кого-либо содержать. Государственная власть не может кого-то кормить и одевать. Эту роль могут играть только граждане, имеющие возможность производить для себя доходы и отчислять часть их для финансирования социальной защиты других граждан. Речь может идти только о перераспределении органами государственной власти доходов граждан посредством налогово-бюджетной политики. Но это означает и формирование иного требования к органам государственной власти. Для финансирования социальной защиты государственная власть обязана установить, кто и кого в обществе должен содержать. Она обязана устанавливать: кто и какую часть своих доходов должен отчислять в бюджет государства, кто и на каких основаниях эту долю должен получать. Итак, вместо требования от государства (как избранной народом власти) социальной защиты граждан, мы должны предъявлять к нему иное требование, которое не было бы оторвано от реальной действительности: государство (государственная власть) должно перераспределять доходы граждан так, чтобы профинансировать социальную защиту малообеспеченных слоев населения. Перераспределить денежные доходы в пользу кого-то и содержать кого-либо - разные по смыслу требования. Первое неотвратимо рождает вопрос - с кого нужно брать деньги и на что тратить? Второе требование представляет государство как некоего благодетеля, которое само зарабатывает деньги и помогает людям. Второе требование как бы обожествляет государственную власть.

Когда говорят об интересах государства, под этим также может скрываться двойное содержание этих слов. Интересы государства - как интересы людей, которые представляют государственную власть, и интересы большинства граждан государства - не одно и тоже. Они могут совпадать только при определенных условиях, когда власть несет неотвратимую ответственность за результаты своей деятельности перед гражданами государства. Интересы людей, которые управляют государством, без такой их ответственности перед гражданами и интересы большинства граждан могут быть противоположными. Поэтому необходимо одинаково понимать, когда употребляется термин “интересы государства”. Идет ли речь об интересах государственной власти и ее могуществе или об интересах большинства граждан государства? Абстрактного интереса не может быть. Интересом могут обладать только конкретные люди, а не сами по себе слова.

Другой пример. Деньги по своему содержанию являются инструментом купли и продажи товаров и услуг. Без оплаты товаров и услуг они существовать не могут. Однако в существующей экономической практике деньги могут существовать и вне указанных процедур, обслуживая, например, рынок спекулятивных операций и неслыханно обогащая игроков финансовых и фондовых рынков. Тем самым они превращаются в псевдоденьги, а финансовая система отрывается от реальной хозяйственной деятельности, дестабилизируя всю финансово-экономическую систему государств. Называть игроков азартных финансовых игр инвесторами, как это делают сегодня, не что иное, как признать очередной факт отрыва экономического понятия “инвестор” от его истинного содержания. Игроки на сегодняшних финансовых и фондовых рынках, покупая друг у друга акции предприятий и компаний, не финансируют реальный сектор экономики, а поэтому не могут называться инвесторами. С таким же успехом можно и игроков в казино называть инвесторами. Государство не должно поощрять их деятельность, так же как оно не должно поощрять работу казино.

Третий пример. Он относится к применению понятий “финансовое оздоровление” и “финансовая стабилизация”. Очевидно, что под этими терминами должно пониматься улучшение обслуживания деньгами народного хозяйства, в том числе и сохранение их постоянной покупательной способности. Однако под финансовым оздоровлением и финансовой стабилизацией стали понимать нечто иное. Это и сокращение бюджетного дефицита, и сохранение курса национальной валюты (при этом, игнорируется воздействие этих мер на состояние экономики государства). При таком понимании терминов "финансовое оздоровление" и "финансовая стабилизация" они отрываются от своего истинного содержания и разрушительно влияют на экономику государства. Сокращение дефицита бюджета и сокращение роста массы денег становятся самоцелью экономической политики. Такое их восприятие создает впечатление, что финансовое оздоровление зависит только от количества денег в государстве и от исключения эмиссии денег для покрытия бюджетного дефицита. Тем самым деньги отрываются от реального хозяйства и существуют вне него, и уже не они должны обслуживать хозяйственную деятельность общества, а, напротив, народное хозяйство обязано обслуживать денежную систему. На самом же деле указанные термины должны применяться в том контексте, что финансовая система должна лучше и эффективнее обслуживать реальный сектор экономики. Только по результатам работы народного хозяйства можно судить о финансовом оздоровлении, а не по тому, что исключили эмиссию денег и дефицит бюджета из практики государства или по неизменности курса национальной валюты по отношению к какой-либо другой.

Отрыв экономических категорий и понятий от реальной действительности приводит к невозможности нормального функционирования общества. Такой отрыв напоминает вавилонское столпотворение. Люди, вроде бы говорящие на одном языке, переходя на нынешние экономический и политический языки, перестают понимать друг друга, обвиняя друг друга в чем угодно, а, следовательно, и не могут действовать сообща на пользу общества.

Отрыв выводов экономических теорий от практики говорит о несостоятельности самих теорий. Настоящие, истинные теории не могут отрываться от жизни, поскольку они обязаны строиться только на опыте практической деятельности, а их отрыв от реальности - это отрыв второй сигнальной системы от того, что ее порождает. Экономическая наука превращается в схоластику, которой нельзя пользоваться в практической деятельности.

Современная экономическая наука - это образец догматизма и схоластики, аналогичный средневековой схоластике в естественных науках, с которой боролся Галилей. Экономическую науку необходимо было создавать заново, не обращая внимания на существующие в ней догмы и постулаты. Такая наука была создана и получила название информационная экономическая теория.

3.4. Об информационной экономической теории

Информационная экономическая теория не является продолжением уже известных экономических аксиом и выводов. Она опирается на новые фундаментальные положения, а поэтому отвергает сложившиеся стереотипы в экономической науке. Она ставит перед экономической наукой совершенно иные основные задачи, чем это было ранее. По существу создана новая экономическая теория, которая практически ничего не заимствовала у современной науки. Главным предметом ее исследований стали доходы граждан и экономическая информация, которая влияет на принятие ими экономических решений.

Чем было вызвано создание новой экономической теории?

Человечество в процессе длительной по историческим меркам деятельности изобрело инструмент, без которого оно сегодня не может обходиться. Таким инструментом являются деньги. Встает естественный вопрос: какое единое для всех товаров свойство, называемое стоимостью товара, численно измеряется деньгами? При каких условиях это свойство правильно измеряется, а при каких ложно? Метрами мы измеряем единое свойство физических тел - протяженность. Килограммами мы измеряем вес, градусами - температуру. Какое же общее для всех товаров свойство численно измеряется деньгами? Какого свойства в одном товаре вдвое больше, чем в другом, если мы на его приобретение тратим вдвое больше денег? Очевидно, что, не дав ответ на этот фундаментальный вопрос, не поняв, какой инструмент изобрело человечество в процессе своей длительной хозяйственной деятельности, называемого деньгами, нельзя строить какую-либо экономическую теорию.

Определение стоимости впервые попытался дать Уильям Петти (1623-87). Он заявил о трудовом происхождении стоимости товаров. Общим свойством всех товаров, согласно этой теории, является то, что в них вложен труд человека. Это фундаментальное положение экономической науки, названное законом стоимости, было развито классической политэкономией. Трудовое определение стоимости (закон стоимости) впервые применили в практической деятельности коммунисты в СССР при строительстве новой более эффективной и справедливой, на их взгляд, в распределении благ, социалистической экономики. Стоимость производимой в СССР продукции определялась как сумма затраченного труда, исчисленного по тарификационным справочникам. В них час работы трудящихся разной квалификации и профессий оценивался определенным количеством рублей.

До этого эксперимента в СССР трудовое содержание стоимости (закон стоимости) мировым сообществом в практической деятельности не использовалось, а было лишь теоретическим положением, объясняющим загадочное его содержания. Практическое применение в СССР этой теории привело к отказу от рыночной экономики и строительству плановой.

Трудовое содержание стоимости - единственная на сегодня в экономической науке попытка (хотя и неудачная) вскрыть ее загадочное содержание. Современная экономическая наука стыдливо уходит от ответа на этот главный вопрос. На него не дает ответа ни одна из широко известных экономически теорий, кроме трудовой теории стоимости. Австрийская теория предельной полезности является лишь философским рассуждением, неприменимым в практической деятельности, поэтому нельзя ее принимать серьезно, как научную теорию.

Однако несоответствие трудовой аксиомы стоимости реальной жизни становится очевидным, если руководствоваться здравым смыслом. Почему в курортных зонах стоимость проживания гораздо выше, чем в иных местах? Ответ очевиден - только потому, что более привлекательны природные условия, но в них не был вложен труд человека. И уж никакими трудозатратами не объяснить высокую стоимость наркотиков на криминальных рынках. Также невозможно объяснить трудовыми затратами высокие доходы от добычи нефти в арабских странах. Они являются следствием легкодоступных природных запасов нефти в этих странах, а не соответствующих затрат труда.

Но если признать ложность трудового происхождения стоимости (ложность закона стоимости), то необходимо признать и ложность самого понятия прибавочной стоимости, как неоплаченного труда рабочих, присваиваемого классом капиталистов, что является фундаментом коммунистической идеологии. Открытие Карлом Марксом прибавочной стоимости было положено в основу политико-экономической идеологии коммунизма. На понятии прибавочной стоимости и на законе стоимости (трудовом содержании стоимости товара) держится весь огромный научный труд Маркса “Капитал”. Поэтому, признав ложность трудового содержания стоимости, необходимо признать и ложность понятия прибавочной стоимости. То же самое относится и к эксплуатации рабочего класса капиталистами, и к утверждению коммунистов о неотвратимости победы угнетаемого пролетариата над классом эксплуататоров. Все это приводит к признанию ложности от начала и до конца экономической теории Маркса, изложенной им в “Капитале”.

Но трудовая теория стоимости по крайней мера имела фундамент, хотя и ложный, на котором она строилась, чего нельзя сказать о современных экономических теориях. Если признать, что трудовая теория стоимости ложна, и быть далее последовательными, то необходимо сделать вывод, что сегодня у экономической науки нет никакого фундамента - ни истинного, ни ложного. Она не имеет права называться наукой. Она до сих пор не знает, что за инструмент в виде денег изобрело человечество, без которого оно сегодня не может жить.

О том, что экономическая наука до сих пор не знает, что такое деньги, свидетельствует поговорка кейнсианцев (сторонников экономической теории английского ученого Кейнса): “Если вы не можете определить, что такое деньги, - обратитесь к количественной теории (монетарной) - она окончательно затуманит вам мозг”. Английский ученый Питер Браунинг о деньгах пишет: “Концепции денег нечетки. Одно определение не хуже и не лучше любого другого. Деньги - это то, чем их считают. Согласно другой точке зрения – это платежное средство. Они имеют свою стоимость и используются для оплаты приобретаемых товаров и услуг, а также других видов имущества.”

Как видно из приведенных высказываний, речь не идет в экономической науке об ответе на вопрос: какое единое для всех товаров и услуг свойство измеряется деньгами? Всеобщим эквивалентом, какого свойства всех товаров являются деньги? Такой вопрос в современной науке даже не ставится. Но без ответа на фундаментальный вопрос, - какое общее для всех товаров свойство (называемое стоимостью) измеряется деньгами, и при каких условиях это свойство измеряется в обществе правильно, а при каких - ложно, любая экономическая теория превращается в схоластику. Без осознания фундаментального истинного содержания денег и стоимости товаров не может быть экономической науки, которая должна давать ответ: какая денежная, финансовая и экономическая политика государства приводит к правильной оценке результатов работы предприятий, банков и граждан, а какая нет. Это все равно, если бы мы в физике не знали, что измеряется градусами: либо температура, либо угол. Получив замеры угла, мы пытались бы нагревать тело, чтобы повысить численное значение угловых градусов. Именно в таком состоянии находится современная экономическая наука. Поэтому пользоваться ее выводами в практической деятельности чрезвычайно опасно для общества. Экономистов много, в том числе и лауреатов нобелевской премии по экономике, но нет настоящей экономической науки. Государственные деятели должны перестать следовать советам любых известных экономистов (в том числе и экспертов из международных финансовых институтов, МВФ и ВТО). Тем более нельзя доверять нынешним экономистам государственные посты, неважно, к какой из известных экономических школ они принадлежат. Правильнее пользоваться здравым смыслом, как это делали Рузвельт в США и Дэн Сяопин в Китае, хотя бы до тех пор, пока не будет признана обществом надежная для применения новая экономическая наука.

С определения истинного содержания стоимости товаров и условий, при которых она измеряется правильно, а при каких - нет, и должна строиться новая экономическая наука. Наука, которая стала бы инструментом правильного предвидения последствий от любой экономической политики государства и международных организаций. Поэтому экономическую науку необходимо было создавать заново, не обращая внимания на существующие положения и догмы, к которым привыкло общество.

Необходимо иметь в виду, что экономическая наука не создает эффективных экономических систем. Она - лишь инструмент правильного предвидения последствий от любых решений, принимаемых органами государственной власти - как положительных, так и отрицательных. Выбор и проведение определенной политики в государстве - это задача инженерная, проектная, которая будет успешной, если государственные деятели будут пользоваться истинными научными знаниями. Зная последствия от принимаемых решений, можно выбирать из всех возможных вариантов экономической политики наиболее эффективные. Поэтому экономическая наука может быть плохим или хорошим инструментом при оценке и выборе вариантов действий органов государственной власти и при создании новых более эффективных социально-экономических технологий.

Для того чтобы правильно ответить на главный вопрос, стоящий перед экономической наукой, необходимо рассмотреть сами экономические процессы.

Экономическая наука всегда рассматривает только общественное производство и распределение благ, когда одни люди производят что-либо для других. Конечно, делают они это не из моральных побуждений, а руководствуясь своим собственным экономическим интересом. Этот интерес заключается в вознаграждении за их деятельность на пользу других. Есть внеэкономические способы общественного производства, построенные либо на принуждении (рабство, крепостное право и труд заключенных), либо на благотворительности. Но они не представляют большого интереса для экономической науки.

Перед экономической наукой в связи с общественным характером экономической деятельности стоят два фундаментальных вопроса, без ответа на которые она превращается в схоластику.

Первый вопрос: чтобы деятельность людей носила общественный характер, производителям товаров и услуг нужно каким-либо образом узнавать, какая их деятельность и насколько полезна обществу.

Второй вопрос тесно связан с первым: какое вознаграждение и за что получает человек за свою деятельность, направленную на удовлетворение потребностей других людей и общества в целом?

Общественный характер экономической деятельности был бы невозможен, если бы люди не получали информацию о том, какая их деятельность и насколько полезна обществу, а общество не оценивало бы каким-либо образом результат деятельности людей и предприятий. Поэтому новая экономическая теория была названа информационной экономической теорией. В условиях ложной экономической информации (при ложной оценке результатов деятельности предприятий и граждан), порождаемой экономической системой, никто, включая и органы государственной власти, не может принять правильных решений.

Следует особо отметить, что оценка результатов деятельности людей и предприятий на пользу общества может быть либо правильной, либо ложной, но она не может носить какую-либо политическую окраску. Этот вопрос чисто технический и его нельзя решить с помощью любых политических теорий (правых, левых или центристских).

Экономические и финансовые кризисы - не стихийные природные катастрофы, а в основном результат воздействия ложных политико-экономических идей и теорий на государственную власть, руками которой они и создаются. Экономическая ситуация в любой стране и в мире - почти всегда (за исключением землетрясений, засухи и других природных катастроф) дело рук государственной власти. Ее неумение или нежелание принять те меры, которые привели бы к активной и эффективной экономической деятельности граждан, являются причиной всех финансово-экономических и политических кризисов. Ответ на вопрос: при каких условиях доходы граждан соответствуют результатам их деятельности на пользу общества, а при каких - нет, - и должен составлять основное содержание экономической науки. Государственная власть обязана предвидеть, какие ее действия приведут к увеличению экономической активности и эффективной деятельности граждан (следовательно, к увеличению их доходов), а какие, напротив, к их уменьшению. Если граждане будут получать доходы в точном соответствии с результатами их деятельности на пользу общества (независимо от характера этой деятельности), то экономика любого государства будет находиться в максимально благоприятных условиях, ибо только от активной и эффективной деятельности людей зависит благосостояние общества.

Степень соответствия доходов граждан результатам их деятельности на пользу общества характеризует эффективность экономической политики в любом государстве. Соотношение доходов бизнесмена, руководителя предприятия, инженера, рабочего, крестьянина, ученого, учителя должно соответствовать соотношению результатов их деятельности на пользу общества. Кто более полезен обществу, тот должен получать более высокие доходы. Речь не должна идет о величине доходов, а только об их соотношении. В бедной стране невозможно платить людям столько же, сколько платят в богатой, за один и тот же результат. Соответствие доходов граждан результатам их деятельности на пользу общества - главное условие эффективной работы экономики в любой стране мира. В этом заключается вся суть общественного производства, когда одни граждане работают на пользу других, получая за это соответствующее вознаграждение. Только от активной и эффективной деятельности граждан, которая стимулируется их доходами, зависит благосостояние общества и прочность государственной власти.

Продавцы и покупатели товаров, бизнесмены и руководители предприятий, органы государственной власти в своей деятельности постоянно совершают ошибки. Из-за этих ошибок абсолютного соответствия доходов граждан результатам их деятельности достичь невозможно, так же как невозможно достичь ста процентов коэффициента полезного действия какой-либо машины. Но создавать условия, повышающие это соответствие, и устранять препятствия на этом пути - главная обязанность государственных деятелей в любой стране.

При определенных условиях несоответствие доходов граждан результатам их деятельности может достигать такой величины, когда все экономические решения граждан в целом будут приводить к дестабилизации экономики. При Президенте Ельцине в России не увеличили, а напротив снизили такое соответствие по сравнению с плановой экономикой, что и стало главной причиной поражения реформ. Отсюда и невостребованность труда в России, в первую очередь интеллектуального, и ностальгия по прошлому.

Итак, главной целью экономической политики в любом государстве должна стать единственная: создание подъемной силы в экономике страны - условий, при которых доходы граждан соответствовали бы результатам их деятельности на пользу общества. Никаких иных целей у экономической политики государства не может и не должно быть. Все остальные задачи, которые власть решает в области строительства экономики государства, могут быть лишь средствами для достижения этой главной цели, но не самоцелью. Демократия, свобода, приватизация, установление вертикали власти, федерализм ничего не стоят, если они не направлены на достижение этой главной цели работы власти. Без такой цели работы власти демократия и свобода превращаются в политический и экономический хаос, а усиление государственной власти - в произвол и вседозволенность государственных чиновников разного ранга.

Экономическая наука - не теория относительности, которая имеет дело с объектами, движущимися со скоростями близкими к скорости света, что в повседневной жизни мы не наблюдаем, а поэтому ее трудно понять. Но мы все являемся участниками экономических процессов в обществе и наблюдаем их отдельные элементы повседневно. Мы все тем или иным способом получаем доходы и тратим их для удовлетворения своих потребностей. Нужно только выбрать правильную точку зрения, чтобы все элементы экономической жизни общества сложились для нас в стройную картину. Мы вполне можем понять, в отличие от теории относительности, при каких условиях наши доходы будут соответствовать результатам нашей деятельности на пользу общества, а при каких - нет. Мы обязаны понять, что мы должны требовать от государственной власти, а чего требовать от нее бессмысленно. Мы, в первую очередь, должны требовать от нее решения главной задачи - создания условий, при которых результаты деятельности всех граждан и предприятий оценивались бы деньгами правильно, в соответствии той пользой, которую они приносят обществу, независимо от характера их деятельности.

Конечно, я не ставил перед собой такой задачи, чтобы после прочтения этого раздела книги, читатель смог бы сам проектировать экономическую политику государства. Граждане должны знать основы новой экономической теории настолько, чтобы могли самостоятельно отличить правду ото лжи. Читатель обязан знать об экономике столько же, сколько мы знаем об электричестве, пользуясь электроприборами и при их неисправности вызывая электрика, а не сантехника. За штурвалом государственной власти должны стоять не те люди, которые, как некоторым кажется, больше переживают за судьбу страны, а те, кто точно знает, какие условия нужно создать в государстве, чтобы деятельность людей правильно оценивалась бы обществом. Это, как и в медицине - нужны не те врачи, которые говорят, что готовы умирать вместе с каждым больным, а те, кто умеет эффективно лечить.

Государственная власть должна быть в максимальной степени заинтересована в точном предвидении последствий своей деятельности, чтобы достигать тех целей, которые она ставит перед собой, и которые ставит перед ней избравший ее народ. Она должна быть заинтересована в отборе таких проектантов государственной политики, которые способны спроектировать эффективную экономическую политику государства. Но для того, чтобы это стало реальностью, а не благими пожеланиями, каждому необходимо потратить какое-то количество своего времени, по крайней мере, не меньше, чем тратят его при обучении людей вождению автомобиля. К серьезным вопросам, от которых зависит наше благополучие и безопасность, нельзя относиться легкомысленно, какой бы деятельностью мы не были заняты.

Если граждане хотят, чтобы их перестали, наконец-то, обманывать политики, экономисты, политологи, аналитики, средства массовой информации, а государственная власть захотела бы не допускать серьезных ошибок в достижении поставленной ею цели, нужно овладевать истинными экономическими знаниями.

Какими же должны быть экономические законы, чтобы они позволяли точно предвидеть последствия мер (и положительных, и отрицательных), которые предпринимают (или хотят предпринять) органы государственной власти? Между какими параметрами экономической деятельности должны устанавливать связь экономические законы?

Ответ на этот вопрос можно дать, если рассматривать общественное производство и распределение продукции с точки зрения управления деятельностью хозяйствующих субъектов. Тот, кто производит какую-либо продукцию для других людей или оказывает им услуги, должен знать, что нужно потребителю в большей мере, а что в меньшей? Производитель продукции и услуг не может начать работать на удовлетворение потребностей других людей и общества, пока он не будет знать о них. Он должен каким-либо образом получить информацию о том, кому, какая продукция, какие услуги и насколько нужны. Он должен знать степень полезности для общества того, что он должен делать, и прогнозировать свой доход от этой деятельности.

В общественном производстве каким-то образом должна рождаться информация о потребностях людей и общества в товарах и услугах, передаваться производителям. В любой системе управления общественным производством и распределением должны по определенным правилам отбираться потребители. От них должна исходить информация о значимости в обществе их многочисленных потребностей. Эта экономическая информация через определенный социальный механизм должна передаваться производителю продукции и услуг и соответствующим образом воздействовать на его работу. Во всей этой процедуре мы имеем дело с рождением информации о потребностях общества, передачей ее производителям и ее влиянием на них. Если информация о потребностях общества рождается и передается правильно, и она правильно воздействует на работу производителей товаров и услуг, то общественное производство и распределение будут работать эффективно. Если по каким-либо причинам происходит искажение информации о потребностях общества, и производители продукции и услуг неверно стимулируются, то общественное производство будет работать либо неэффективно, либо оно будет разрушаться. В этом случае доходы граждан не будут соответствовать результатам их деятельности на пользу общества.

Экономические законы - по сути, законы системы управления производительными силами и социальными процессами в обществе. Они должны устанавливать связь между определенными параметрами в экономической деятельности общества. Тогда, зная одни параметры (или их изменения), можно точно предвидеть другие параметры (или их изменения) и правильно выбирать действия органов государственной власти для достижения поставленных целей. Управление всегда построено на формировании информации и на ее переработке. Такой подход к содержанию и назначению экономических законов неизбежно приводит к построению информационной экономической теории.

Конечно, читатель может задать справедливый вопрос - зачем ему нужны эти знания и экономические теории? Пусть, мол, их изучают государственные деятели, которым доверили управление страной. Но без нашего влияния сами государственные деятели, как уже было сказано выше, не будут этим заниматься. Они паразитируют на нашем невежестве и озабочены только своей политической рекламой. Для того чтобы читатель мог воздействовать на государственную власть и мог принуждать ее работать эффективно, нужно знать как, кто и на основании чего должен платить людям вознаграждение за результат их деятельности? Нужно знать, кто в обществе правильно получает доходы, кто неоправданно большие, а кто неоправданно низкие и почему? Кто и каким образом должен отвечать за то, чтобы доходы граждан не соответствуют результатам их деятельности на пользу общества? Это главная наша проблема, каким бы видом деятельности мы ни занимались, и в каком бы государстве мы ни жили.

Можно конечно встать и на другую точку зрения, пусть, мол, государственные деятели занимаются экономической политикой государства и разбираются с экономической наукой, а нам до этого нет дела. Но это означало бы - пусть нас обманывают, кто и как хочет. Но мы должны знать, при каких условиях наши доходы соответствуют результатам нашей деятельности на пользу общества, а при каких – нет и почему, чтобы оказывать соответствующее влияние на работу государственной власти. Экономическая наука - наука о наших доходах. Мы непременно должны знать, от чего и от кого они зависят, чтобы нас перестали обманывать государственные и политические деятели, а также обслуживающие их деятельность экономисты, политологи и средства массовой информации. Мы должны знать экономическую науку хотя бы для того, чтобы правильно планировать свою деятельность в зависимости от экономической политики, проводимой в стране, чтобы обеспечивать получение максимальных доходов от своей деятельности при любой политике государства.

3.5. Хозяйственная деятельность

и мотивы экономического поведения людей.

Экономика в переводе на русский язык означает хозяйствование. Людей же в экономической науке рассматривают, как хозяйствующих субъектов, которые от своей деятельности хотят получить как можно больше материальных и денежных средств для удовлетворения своих потребностей. Потребности людей могут быть самые разнообразные, как физиологические, так и духовные. Но для их удовлетворения требуются денежные средства. Для этого людям нужно каким-либо способом зарабатывать деньги. Экономическая наука не должна рассматривать иные мотивы поведения людей - моральные, патриотические, религиозные, идеологические. Конечно, на поведение человека влияет множество внеэкономических факторов. Например, люди высочайшей квалификации, заработав достаточное для них количество денег в других странах, затем возвращаются на родину, так как родная среда порой оказывается более важной, чем дальнейшее зарабатывание денег. Стремление к творчеству и множество других психологических и социальных факторов влияют на работу и деятельность людей. Но главным мотивом их поведения в экономической деятельности нужно рассматривать только материальную или денежную выгоду, которая им необходима для удовлетворения своих потребностей. На собственную выгоду люди во всех странах и во все исторические времена реагировали и реагируют одинаково. Экономическая наука - это в первую очередь наука о доходах граждан и общества. Она должна отвечать на вопрос, от чего и как они зависят при различных вариантах проведения государством экономической политики.

Необходимо избежать многих суждений, которые нам навязали невежественные экономисты. Отказ от уже привычного, хотя и невежественного, не совсем простая задача. На это нужно потратить определенное время, чтобы здравый смысл вытеснил из нашего сознания множество существующих в обществе политических и экономических догм, не соответствующих здравому смыслу.

Например, “монетаристы” чикагской экономической школы, возглавляемой лауреатом Нобелевской премии Фридманом, через МВФ и ВТО навязывают всем государствам невежественную экономическую политику, при которой не деньги и финансовая система должны обслуживать народное хозяйство, а, напротив, народное хозяйство должно сокращаться до случайного количества денег, имеющегося в данный момент в государстве. Сторонников этой экономической школы не останавливают отрицательные результаты использования их рекомендаций в практической деятельности государств. Несмотря на то, что следование этим рекомендациям приводит к прямо противоположному результату, на который они рассчитывали, эксперты из МВФ и ВТО настаивают на продолжении реализации их доктрин. Так, борьба с инфляцией в российской экономике по этим рекомендациям должна была привести, по их мнению, к увеличению инвестиций в реальный сектор экономики и обеспечить ее подъем. Однако инфляция была побеждена, а инвестиции не только не увеличились, но, напротив, еще более сократились. Более того, хотя в российской экономике не используется громадное количество имеющихся ресурсов (трудовых, природных, средств производства), МВФ требовал от правительства России дальнейшего сокращения объемов производства через введение неотвратимого банкротства предприятий и остановки их работы, запрета бартера, взаимозачетов и долговых обязательств. Международные финансовые институты даже выделяли, в связи с этим требованием МВФ, денежные средства, чтобы правительство России получило возможность менее болезненно для шахтеров закрывать “нерентабельные” шахты. Шахтерам платили деньги, чтобы они лишились своих рабочих мест. Здравый смысл должен был бы подсказать вывод о ложности экономических знаний, которыми пользуются эксперты МВФ, поскольку они не могут правильно предвидеть последствий борьбы с инфляцией методами, ими же рекомендуемыми. Что было бы с экономикой США, если Рузвельт во времена Великой депрессии пользовался бы рекомендациями, которые раздают сегодня всем государствам мира чиновники МВФ? Ответ очевиден - наступил бы полный паралич экономической системы США после закрытия неплатежеспособных предприятий из-за дефицита денежных средств в стране. Применение одних и тех же лекарств при разных заболеваниях экономических систем аналогично использованию одних и тех же лекарств при различных заболеваниях человеческого организма.

Но одним из самых главных заблуждений мирового сообщества оказалось то, что хозяйствующими субъектами признали юридические лица.

Предприятия и организации лишь инструмент отношений между людьми. Когда говорят об интересах фирмы, то невольно делают ошибку, поскольку за виртуальными интересами фирмы стоят всегда экономические интересы конкретных физических лиц, которые от имени фирмы принимают те или иные решения. Абстрактные интересы юридических лиц оказываются лишь прикрытием действительных интересов конкретных физических лиц.

Экономические отношения - это отношения между людьми, но не между предприятиями и финансовыми учреждениями.

Предприятия и фирмы не обладают экономическими интересами. Такой интерес может быть только у конкретных физических, а не юридических лиц, который воздействует на экономические решения, когда они принимают их от имени предприятий и организаций.

К экономическим нелепостям можно отнести и то утверждение значительной части ученых экономистов, что нет универсальных способов построения эффективной экономики. В каждой стране, согласно этому утверждению, необходимо строить экономику по своим правилам и с национальной спецификой. Они считают, - что приемлемо, например, для США, не применимо для России. Распространенным стало мнение об особом третьем пути России, в связи со спецификой ее исторического пути развития и сложившимися в народе духовными ценностями. Но это означало бы то же самое, что и строительство самолета по национальным законам аэродинамики. Сами производительные силы имеют разную специфику в каждой стране, но законы, которым подчиняется их работа и методы управления ими, не имеют каких-либо исключений. Они не могут быть разными - российскими, китайскими, японскими в зависимости от национальных особенностей, как это можно сегодня слышать. Не может быть экономики с российской или китайской спецификой и таких экономических законов, которые бы действовали в одних странах и не действовали, например, в России.

Законы экономики не могут зависеть и от исторического пути развития какой-либо страны. Стремление к получению и увеличению доходов не зависит от национальных и исторических условий. И японец, и русский, и немец во все исторические времена стремились и стремятся увеличивать свои доходы, чтобы иметь больше возможностей, удовлетворять свои разнообразные потребности. Функция денег, как инструмента купли и продажи, так же не менялась во всех странах во все времена, исключая периоды строительства социализма и коммунизма в некоторых из них. От национальных особенностей зависят потребности общества в продуктах питания, в одежде, в жилье. То, что потребляют в одних странах, может не пользоваться спросом в других. Например, в северных районах необходима теплая одежда, в то время как в южных она совершенно не нужна. Точно так же строят различное по типу жилье в зависимости от климата и национальных особенностей.

Разные страны, вследствие своих исторических и географических условий, обладают и разными возможностями для своего развития в соответствии с уровнем образования населения и квалификации граждан, степенью развития производительных сил, природными ресурсами, географическим положением, численностью и национальным составом населения. Однако стремление граждан к увеличению своих доходов не зависит от исторических и от национальных условий. Это стремление универсально, поэтому и законы экономики также универсальны. Следовательно, методы эффективного управления экономическими процессами и производительными силами в разных государствах не должны отличаться. Они должны быть универсальными, приводящие к наиболее эффективной деятельности людей, опираясь на их стремление увеличивать свои доходы.

Способы и методы практического управления работой производительных сил в разных государствах могут быть разными. Например, плановое и рыночное управление народным хозяйством. Но только потому, что они могут быть разными, они и отличаются по своей эффективности. Эти способы необходимо различать совершенно по другим основаниям, которые не зависят от исторических, национальных и географических особенностей страны. Наиболее эффективные же методы и способы управления экономическими процессами в государствах не могут быть разными. Они универсальны и не зависят от государства, в котором они будут применяться.

Не вся экономическая деятельность людей подпадает под управление обществом. Не попадает под такое управление ведение натурального хозяйства.

Натуральное хозяйство предполагает: что люди производят, то и потребляют. Примером натурального хозяйства является вся наша работа по домашнему хозяйству, будь-то приготовление обеда, уборка квартиры или выращивание фруктов и овощей на приусадебных участках для собственного потребления.

Когда же мы говорим об экономике, то обычно имеем в виду общественное производство и распределение: одни люди производят что-то для других. Любые предприятия или организации нужно рассматривать как ячейки общественного производства независимо от характера их деятельности. Будь то промышленное предприятие, театр, церковь, государственные или финансовые учреждения, редакции газет и журналов, телевизионные каналы. Экономическая деятельность всех людей приобретает общественный характер. Одни люди работают на удовлетворение потребностей других. Центральным вопросом для того, чтобы понять законы общественного производства и распределения оказывается вопрос, - каким образом одни люди узнают, что нужно другим, и как их деятельность для удовлетворения потребностей других соотносится с их собственной выгодой. Общественный характер работы производительных сил связан с системой оценки и с признанием обществом результатов деятельности людей и коллективов. Оценка обществом результатов деятельности отдельных людей и коллективов является центральной для экономической науки. Все беды в экономике всех государств во все времена (кроме природных катаклизмов) происходят только из-за ложной оценки обществом результатов деятельности предприятий, финансовых учреждений и отдельных людей, которые могут быть вызваны множеством различных причин. Так же как человеческий организм могут поражать различные болезни, требующие разных методов их лечения, экономический организм общества могут поражать различные болезни, вызванные разными причинами, но все они, в конечном счете, искажают оценку результатов работы предприятий и граждан на пользу общества. От того, насколько правильно оценивает общество результаты деятельности отдельных людей и коллективов, зависит эффективность, как экономики отдельных государств, так и мировой экономики в целом. Если мы правильно ответим на вопрос: при каких условиях оценка обществом результатов деятельности людей и предприятий производится правильно, а при каких - ложно, тогда нам многое станет ясно. Мы увидим то общее в работе разных людей в различных областях их деятельности, что объединяет всех в единый общественный экономический организм. Общее - то, что заставляет одних людей работать на других, а результат деятельности всех приобретает общественный характер.

В общественном производстве и распределении хозяйствующие субъекты могут быть либо производителями, либо потребителями продукции и услуг. Производитель каким-то образом должен узнавать, что нужно потребителю и удовлетворять его потребности. Между производителями и потребителями должна возникать какая-то информационная и управленческая связь, которая соединяет разные хозяйствующие субъекты в единую систему.

По типу экономических связей управление экономической деятельностью можно разделить на два типа: денежный (рыночный) и натуральный. В свою очередь натуральный тип управления может быть натурально-плановым (натурально-директивным) или построенным на натуральном обмене одного товара на другой (бартерный).

На уровне государства и межгосударственных связей экономические системы могут быть трех типов:

- натурально-плановое государственное хозяйство;

- общественное хозяйство, построенное на натуральном свободном обмене товарами (бартерный обмен);

- рыночное общественное хозяйство, которое связывает производителей и потребителей посредством денег.

3.6 Плановая экономика

Необходимо отметить, что натуральный плановый метод управления экономической деятельностью в рамках предприятий сохраняется при любом типе экономики. На любом предприятии в рыночной экономике осуществляется плановый тип управления его работой. Внутри предприятий между его подразделениями и людьми хозяйственные связи устанавливаются администрацией, которая руководствуется единым планом работы предприятия. Между работниками предприятия отсутствует процедура купли и продажи товаров.

Работа государственного планового хозяйства построена на натуральном государственном плане производства и распределения продукции. Вся экономика государства работает как одно предприятие. Признание общественного характера работы производительных сил производится через оценку результатов работы предприятий по процентам выполнения натурального государственного плана производства и поставки продукции. Плановая экономика предусматривает обязательное выполнение государственного плана всеми предприятиями страны. Если какие-либо предприятия не выполняют государственных планов, то рвутся взаимоувязанные цепочки хозяйственных связей в экономике. Поэтому план производства и поставок продукции предприятиями должен носить характер закона, обязательного для выполнения всеми. Руководители предприятий, не выполняющих государственный план-закон, должны привлекаться к строжайшей ответственности, как это было в СССР и в других коммунистических странах. Напротив, руководители предприятий, перевыполняющие государственные планы, должны поощряться.

Государственные органы своим натуральным планом-законом связывают производителей и потребителей продукции. В государственной плановой экономике результат работы людей и предприятий оценивается только по процентам выполнения плана их работы, привязанным к выполнению натурального государственного плана производства и поставки продукции. Хотя в таких экономических системах существуют денежные показатели работы предприятий (прибыль и рентабельность), однако, по своему содержанию они ничего общего не имеют с такими же по названию показателями в рыночной (денежной) экономике. Деньги, а соответственно и денежные показатели работы предприятий (прибыль и рентабельность), не оказывают сколько-нибудь существенного влияния на объемы и номенклатуру производимой продукции и на их распределение в плановой экономике. Они не связывают производителей и потребителей, а эту роль выполняют натуральные количественные показатели производства и поставки продукции (тонны стали, метры шерстяной ткани, тонны-километры перевозок, количество экскаваторов и т. д.). В лучшем случае деньги в такой системе выполняют функцию распределения товаров потребления через заработную плату, но в ограниченных пределах. Например, в коммунистических странах товары в магазинах розничной продажи распределялись с помощью денег. Однако в эти магазины товары попадали через поставки по государственному плану, а не в результате свободных закупок этих товаров магазинами.

Натуральный безденежный характер плановой экономики подтверждается хотя бы тем, что ни один директор предприятия во времена бывшего СССР не говорил, что он у какого-либо предприятия что-то купил. Он непременно говорил, что ему либо поставили продукцию, либо он кому-то поставил или отгрузил. Но если речь шла о товарах приобретаемых на мировых рынках, то принято было говорить уже не о поставках продукции, а об ее закупке за рубежом. Отсюда безналичная часть денег в СССР не являлась инструментом купли и продажи, то есть не являлась собственно деньгами, которые могут появиться только как инструмент торговых, рыночных отношений между продавцами товаров и их покупателями. Безналичные деньги играли в СССР совершенно иную роль, чем исторически сложившиеся. Так же как отличаются по своему содержанию градус угла от градуса температуры, так же безналичный рубль в плановой экономике СССР отличался от дореволюционного рубля в рыночной экономике России. Сталин совершенно справедливо заявлял, что денежные показатели оценки результатов работы предприятий (прибыль и рентабельность) - атрибуты капиталистической (то есть денежной, рыночной) экономики, и на них нельзя ориентироваться в социалистической экономике (натурально-плановой). Он лучше экономистов понимал безденежный, натуральный характер плановой экономики, поскольку она строилась под его руководством, и он запрещал серьезно относиться к денежным показателям прибыли и рентабельности работы советских предприятий. Тезис о том, что в СССР сохранялись товарно-денежные отношения - ложный. Они сохранялись лишь на колхозных и “черных” рынках, а также во внешней торговле со странами, не входившими в Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ). Советские предприятия не работали на продажу товаров, они их поставляли по государственному плану. Плановая экономика на самом деле - это натуральная безденежная экономика, в которой безналичные деньги выполняли совершенно иную функцию, чем исторически сложившиеся - как инструмент купли и продажи товаров. Деньгами измерялось количество эквивалентного труда, исчисленного по нормативно-тарификационным справочникам, израсходованного на производство продукции в соответствии с трудовой теорией стоимости.

Как только в натуральной плановой экономике пытались ориентироваться на денежные показатели оценки результатов работы предприятий (прибыль и рентабельность), так в экономике сразу же и закономерно наступал хаос. Так было в СССР при Хрущеве, что и стало главной причиной отстранения его от руководства страной. То же самое закономерно случилось и при Горбачеве, когда в плановом хозяйстве стали вводить чуждые этому типу экономики и управления бригадный подряд, самофинансирование, хозрасчет, аренду и кооперативы... Собственно, это и было главной причиной распада СССР. Показатели прибыли и рентабельности в плановой экономике лишь запутывали экономистов и руководителей государства. Ведь если не было купли и продажи товаров между предприятиями, то не могло быть и подлинных денег и денежных показателей работы предприятий. Они могут быть только в рыночной, денежно-торговой экономике. Деньги - это инструмент купли и продажи. Без них они существовать не могут, а, следовательно, не может быть и денежных показателей работы предприятий.

Как уже было сказано, суть любых общественных экономических отношений состоит в том, что одни люди каким-то образом узнают, что нужно другим, удовлетворяют своим трудом их потребности и получают за это вознаграждение. Оно дает им возможность жить и удовлетворять свои потребности.

В условиях планового хозяйства производители узнавали, что нужно производить, от доведенного до предприятий государственного плана производства и поставок продукции. Для того чтобы люди на предприятиях добивались выполнения государственного плана, их труд оплачивался и стимулировался не только заработной платой, но и с помощью премий, путевок в дома отдыха и многими другими способами. За невыполнение государственного плана предприятием его руководство строго наказывалось. Вопрос о закрытии нерентабельных предприятий в условиях планового ведения хозяйства никогда не стоял, так как показатели рентабельности не влияли на номенклатуру, объемы производства и распределение продукции. Их роль была совершенно непонятной, и они играли скорее роль сохранения видимости товарно-денежных отношений, которых на самом деле не было. Объемы производства определялись взаимоувязанными государственными планами, доведенными до каждого предприятия. Нельзя в нерыночном (плановом, бартерном) хозяйстве пользоваться в широких масштабах рыночными инструментами. И, наоборот, в рыночном - методами Госплана. По своей природе это совершенно разные системы управления народным хозяйством. Одна из них денежная, другая натуральные, и каждая из них требует своих мер воздействия на экономические процессы. То, что хорошо для одной, совершенно неприемлемо для другой.

Натурально-директивный тип управления экономической деятельностью - самый древний в мире. Он являлся основой общественного управления экономической деятельностью в первобытном обществе. Вождь племени определял кому, и какой деятельностью, необходимо было заниматься. Он же распределял то, что могли добыть и произвести в первобытной общине.

Марксисты доказывали, что в будущем человечество откажется от товарно-денежных отношений, и на смену “стихии рынка” придет научный натурально-плановый способ управления экономической деятельностью. Он должен был, по их мнению, прийти на смену эксплуататорскому рыночному типу управления экономической деятельностью. Отсюда и общество будущего, в котором отомрут товарно-денежные отношения, было названо коммунистическим, (название исходит из первобытно общинной коммуны). Свой главный труд “Капитал” идеолог коммунизма Карл Маркс посвятил исключительно одной проблеме - бесперспективности денежных (рыночных) отношений. В нем нет ни одного слова о том, как строить новую эффективную безденежную экономику. Эту задачу пытался решить Иосиф Сталин. Практически народ в СССР жил (в экономическом смысле слова) при коммунизме, поскольку не было купли и продажи при производстве и реализации продукции, производимой на предприятиях. Рыночные отношения сохранялись лишь во внешнеэкономической деятельности, на колхозных и “черных” рынках.

В такой экономике неотвратимо появляются вожди народа (вожди коммунистической партии), как они появлялись и в первобытной общинной коммуне. Как и в ней, вожди народа распоряжались всем произведенным. Их команды выполнялись беспрекословно. За нарушение полагалась соответствующая кара, иначе экономическая деятельность и порядок в обществе (коммуне) становились невозможными. Отсюда следует, что коммунисты, которые не выступают за отмену товарно-денежных отношений, перестают таковыми быть.

3.7 Натуральный обмен

Натуральный (бартерный) обмен одного товара на другой – один из самых древних способов общественного производства. Общественный характер такого производства и распределения основывается на натуральной оценке одних товаров количеством других. Обменивают, например, количество зерна на количество метров ткани.

Экономику, основанную на натуральном свободном обмене, мы не будем рассматривать, так как такой обмен появляется лишь на непродолжительное время, когда перестают работать плановый метод хозяйствования и рыночный. Бартерный обмен, который существовал в России между предприятиями, был вызван именно этой причиной.

3.8. Рыночная экономика

Рыночная экономика - это экономика, в которой результат деятельности людей и предприятий оценивается потребителями с помощью определенного количества денег. В ней отношения между производителями и потребителями продукции строятся как отношения между продавцами и покупателями.

Рыночная экономика - не капитализм и не еще какой-либо “изм”. Это всего лишь социальная технология, при которой существует денежная оценка результатов деятельности продавцов покупателями. В качестве покупателя могут выступать граждане, организации и государство. И они же могут выступать и в качестве продавцов.

Во всей многочисленной экономической литературе и в учебниках не ставится и не исследуется центральный для экономической науки вопрос: при каких условиях в рыночной экономике оценка деньгами результатов деятельности предприятий и граждан производится обществом правильно, а при каких нет? Соответствует ли количество денег, которые получает продавец за свою деятельность, той пользе обществу, которую он приносит?

Ввиду того, что современная экономическая наука не дает ответ на этот главный вопрос, она и является схоластической наукой. Особенно много нелепостей о рыночной экономике наговорили экономисты разных научных школ при проведении “рыночных” реформ в бывших коммунистических странах.

Как отмечалось выше, денежная (рыночная) экономическая система строилась не под влиянием экономической науки, а методом проб и ошибок, который не гарантирует от появления и развития в экономике негативных явлений, приводящих к ложным оценкам результатов деятельности людей и предприятий. Их нарастание приводило и приводит к финансово-экономическим потрясениям. Одним из них стала Великая депрессия тридцатых годов, которая началась в США, а затем охватила и всю мировую экономику. Циклические кризисы перепроизводства, поразившие экономику многих стран во второй половине девятнадцатого века и начале двадцатого, еще одно подтверждение накапливания ошибочных элементов в экономических системах. Несостоятельным оказалось и золотое обеспечение денег. Оно прекратилось не под влиянием экономических теорий, а в результате активных действий Президента Франции де Голля, который хотел сделать экономику своей страны независимой от политики США. Обмен Францией долларов на золото вынудило правительство США отказаться от золотого обеспечения доллара, после чего исчезли циклические кризисы, так называемого перепроизводства товаров.

Постоянно, то в одном регионе или государстве, то в других происходят большие неприятности. Использование рекомендации международных финансовых и экономических организаций, как правило, приводит не к устранению причин экономических катаклизмов, а, напротив, к отрицательным последствиям. Представители международных финансовых институтов до сих пор не знают основ работы рыночной экономики. Экономическая наука до сих пор не может понять, что за экономику построило человечество в процессе своей многовековой экономической деятельности, методом проб и ошибок. Совет читателю - перестаньте читать широко известную экономическую литературу и учебники. В них изложена лишь экономическая схоластика, поскольку у современной экономической науки нет научного фундамента, нет ответа на вопросы, какое общее для всех товаров свойство измеряется деньгами, при каких условиях доходы граждан соответствуют результатам их деятельности на пользу общества, а при каких нет. Не забивайте себе голову этой схоластикой, если только не ставите перед собой цель - узнать историю развития экономической мысли.

Рыночная экономика - такое общественное производство и распределение продукции, при котором люди связаны в своей хозяйственной деятельности деньгами. В рыночном хозяйстве одни люди оценивают результат деятельности других с помощью определенного количества денег. Если результат деятельности предприятий и граждан не оценивается деньгами (плановая экономика, бартерная и долговая), такая экономика не может быть признана рыночной, а все показатели прибыли и рентабельности предприятий, исчисленные без оплаты товаров потребителями в процессе их купли и продажи, необходимо признать ложными. На основании этих показателей нельзя принимать какие-либо экономические решения.

Деньги, не участвующие в оценке результатов деятельности людей на пользу общества, перестают ими быть. К таким деньгам относятся сбережения граждан, которые не используются в хозяйственной деятельности и деньги, используемые на нынешних финансовых и фондовых рынках. Для того чтобы люди могли правильно оценивать своими деньгами результат деятельности других, необходимы определенные условия. Для выявления этих условий надо знать, как осуществляются связи между деятельностью множества разрозненных хозяйствующих субъектов в рыночной экономике.

Итак, суть рыночных отношений состоит в том, что экономическая связь между хозяйствующими субъектами осуществляется только с помощью денег покупателей (собственников предприятий, денег бюджета государства и денег бюджета граждан). Признание общественного характера результатов работы людей и предприятий в рыночной экономике производится с помощью определенного количества денег, которыми покупатели оплачивают товары и услуги. В рыночном хозяйстве деньги связывают все народное хозяйство в единое целое. С их помощью одни люди узнают (зачастую, не общаясь друг с другом, или даже находясь на другой половине земного шара), какая их деятельность и насколько полезна, а какая нет.

В рыночной экономике существуют продавцы товаров и покупатели. Экономические отношения между ними складываются из желания продавцов получить как можно больше денег за свои товары, покупатели же стремятся купить дешевле. Рыночные отношения между продавцом и покупателем состоятся только в том случае, если продавец и покупатель найдут согласие в количестве денег, которыми покупатель оплачивает товар продавца, то есть в его цене. Согласие продавцов и покупателей в количестве денег, которыми оценивается результат деятельности продавцов, то есть согласие в цене товара, объединяет все народное хозяйство в единое целое. Нельзя согласиться с Адамом Смитом в том, что в рыночной экономике действует “невидимая рука”, которая заставляет одних людей работать на других и на все общество в целом, исходя из своей выгоды. Эта рука настолько видима, что люди иногда убивают из-за нее друг друга. Эта рука - деньги.

Под понятие “товар” попадают не только материальная продукция, производимая в обществе, но и различные виды услуг, а также труд наемных работников и труд наемной администрации предприятий, поскольку размер их оплаты (цена труда) определяется соглашением между ними - продавцами своего труда - и теми, кто нанимает их на работу - покупателями.

Рыночная экономика может быть эффективной и неэффективной, либеральной и социально-ориентированной, цивилизованной и криминальной, но она не может быть безденежной. В связи с этим необходимо остановиться на принципиальных ошибках, которые совершают экономисты и государственные деятели, поскольку эти ошибки не дают возможности принять правильные решения в экономической политике России и в других бывших коммунистических странах.

1. При оценке работы ранее существовавшей плановой экономики социалистических стран большинство и сегодня продолжает считать, что и тогда в них сохранялись товарно-денежные отношения. Под этим подразумевается, что существовали деньги и цены, которыми якобы оценивалась производимая продукция на предприятиях, существовали показатели прибыли и рентабельности предприятий, действовали банки, существовал бюджет государства. Однако такие экономисты и политики забывают, что у этих слов-терминов было иное содержание, чем в рыночной (по настоящему денежной) экономике. Плановая экономика была безденежной, а под видом денег существовали трудозатраты, исчисленные по специальным нормативам оплаты труда. Безналичные деньги в плановой экономике надо было бы назвать трудовыми часами, а не рублями. Поэтому введение в плановой экономике СССР ответственности руководителей предприятий при Хрущеве и Горбачеве за денежные показатели результатов работы предприятий приводило к экономическому хаосу.

2. При оценке экономического положения в России, начиная с 1992 года, многие считают, что с предоставлением руководителям предприятий коммерческой свободы, либерализации цен и уничтожением принудительно-плановых методов хозяйствования экономика России перешла в основном на рыночные отношения. Однако на протяжении многих лет после начала радикальных реформ около трех четвертей производимой в стране продукции не оплачивалось потребителями реальными деньгами. Три четверти промышленной продукции в России имели цены, но они не превращались в реальные цены, признанные и оплаченные покупателями. Большая часть производимой в стране продукции либо обменивалась на другой товар (бартер), либо отдавалась и продолжает отдаваться в долг, который, в конце концов, списывался в результате взаимозачетов или других операций. Отсутствие реальной денежной оценки результатов работы предприятий покупателями товаров говорит о том, что государственной власти не удалось в полной мере перевести экономику России на денежные (рыночные) отношения. Поэтому оценивать эффективность работы предприятий по денежным показателям прибыли и рентабельности (образованных без денег) в нынешней экономической ситуации в России так же неверно, как и в плановом хозяйстве СССР. Прибыль и рентабельность, как и в плановом хозяйстве, в России стали лишь продуктом бумажной бухгалтерской отчетности, а не реальных денежных сделок. Предоставление коммерческой свободы руководителям предприятий - условие необходимое, но недостаточное для работы рыночного хозяйства. В России после десяти лет реформ цены на товары, за исключением цен на потребительском рынке, по-прежнему вычисляются. Они не стали денежной оценкой покупателями результатов деятельности продавцов. Производители, вычисляя цены на свои товары, игнорировали платежеспособный спрос. Они пытаются сами без покупателей оценивать результат свой деятельности при назначении цен на товары и услуги. Вычисление цен навязывалось и правительством Гайдара, которое обязывало своим постановлением “О порядке исчисления свободных (рыночных) цен” вычислять величину стоимости товаров. Это все равно, что студент сам себе ставил бы оценку на экзамене по определенной методике. В результате множество товаров, производимые в России, перестали оплачиваться деньгами. Цены на большинство средств производства оторвались от платежеспособного спроса покупателей, что и привело к безденежной экономике в России.

Как отмечалось в Отчете межведомственной государственной комиссии, в России была построена неизвестная цивилизации экономика, когда предприятия работали в долг без всякой надежды его погашения. Все показатели прибыли и рентабельности предприятий, бюджетные показатели и долги оказывались ложными, так как они носили безденежный характер, как это было и в плановом социалистическом хозяйстве.

Экономисты до сих пор не поймут, что без реальной оплаты товаров покупателями не могут существовать денежные показатели работы предприятий (прибыль и рентабельность). По таковым нельзя судить об эффективности работы предприятий и принимать решения об их банкротстве или о сворачивании производства якобы “нерентабельной” продукции.

Существование денежных показателей прибыли и рентабельности без денег говорило о поражении рыночных реформ в России. Плохо стало в России не потому, что быстро перешли к рынку, а потому, что не сумели этого сделать из-за ложных экономических знаний, которыми пользовались государственные деятели при проектировании экономической реформы. Самое страшное для экономики России в условиях ложного образования прибыли и рентабельности - применение жестких рыночных мер. Совершенно правильные и, казалось бы, необходимые меры рыночного характера, принимаемые органами государственной власти и руководителями крупнейших энергетических компаний, могут привести к разрушению еще каким-то чудом существующей российской экономики. Пример из российской практики: попытка правительства Сергея Кириенко и Центрального Банка принять решительные меры рыночного характера привела к параличу банковской системы и резкому повышению цен. В течение нескольких дней резко понизился уровень жизни в стране и надолго. Выполнение аналогичных требований МВФ о введении неотвратимости банкротства, запрета бартера, взаимозачетов и долговых обязательств приведут экономику России к полному параличу.

Необходимо было согласиться с руководством США, которое не предоставляло России статуса наибольшего благоприятствования, так как не считало экономику России рыночной.

3.9. Основной закон рынка и роль собственника товара

В рыночной экономике существуют не одна, как это принято считать, а две цены на каждый товар. Вопрос о реальном существовании в рыночной экономике не одной, а двух цен на каждый товар в мировой экономической науке до сих пор не освещен. Это лишний раз подтверждает справедливость утверждения о ее несостоятельности.

Цена продавца. Это цена, по которой продавец хотел бы продать свой товар. Цены всех непроданных или неоплаченных товаров (будь-то цены на товары в магазине, на оптовых рынках, цены, установленные на какое-либо оборудование, величина оплаты труда наемных работников и администрации предприятий, которую они хотят получать за свою работу при найме), - то есть цены, объявленные собственниками товара, но не оплаченные покупателями - относятся к ценам продавцов. Цена товара, отданного в долг или в кредит, но не оплаченного потребителем, также относится к цене продавца, поскольку неизвестно, отдаст ли долг или погасит ли кредит покупатель товара. Конечно, тот, кто отдавал товар в долг или в кредит, надеется, что долг вернут или кредит будет погашен, иначе бы он не поступал таким образом. Но и все производители товаров надеются, когда производили товар, что они продадут их по цене, на которую они рассчитывали, исходя из получения соответствующего дохода для себя. Однако в большинстве случаев требования продавцов не удовлетворяются покупателями товара (владельцами денег). До тех пор, пока товар не оплачен деньгами, цена товара будет оставаться только ценой продавца, его желанием, чтобы покупатель таким, а не меньшим количеством денег оценил бы результат его деятельности. Но между желанием и действительностью большая дистанция. Главное в рыночных (денежных) отношениях - согласится ли с этим желанием продавца покупатель, сможет или согласится он оплатить таким количеством денег товар.

Реальная (признанная покупателем) цена – это такая цена, по которой товар был оплачен в действительности. Реальную цену товаров нельзя вычислить каким-либо образом. Ее можно лишь узнать при реализации товара.

В рыночной экономике цены продавцов всегда выше реальных цен, что обеспечивает наличие всех товаров в свободной продаже, независимо от их количества (включая и трудовые ресурсы на рынке труда). Если цены продавцов оказываются ниже реальных, то неотвратимо образуется их дефицит, и денежное распределение производимой продукции и наемного труда становятся невозможными из-за их отсутствия в свободной продаже.

ОСНОВНОЙ ЗАКОН РЫНКА

В рыночной экономике существует неотвратимая сила - интерес собственников товаров и ответственность продавцов за их реализацию, принуждающая продавцов снижать свои цены до уровня признания их покупателями.

Если такой силы нет, то экономика страны не может быть признана рыночной. В такой экономике цены либо “свободные” (и от государства, и от покупателей), либо кем-то (в том числе и государством) назначаются независимо от спроса покупателей.

Эта сила - интерес собственников товаров и ответственность продавцов за их реализацию, принуждающая цены продавцов снижаться до уровня признания их покупателями, аналогична подъемной силе в аэродинамике. Она заставляет продавцов признать, что интересы покупателя выше их собственных, если они стремятся получить максимальный доход от своей деятельности.

Такая сила приводит реальные цены на все товары к равенству спроса и предложения. Эта сила заставляет продавцов, в конце концов, объявлять не те цены, по которым они хотели бы сначала продать товар, чтобы получить больше денег, а только такие, по которым покупатели могут оплатить товары продавцов. Цена реализации товара становится результатом главного процесса рыночных отношений, приводящего к согласию продавцов и покупателей (гласного - в процессе торговли или подписания контракта или негласного, когда продавец корректирует свою цену в зависимости от активности реализации своего товара).

Если цены кто-то назначает (государство или люди, контролирующие рынки сбыта), то рыночные отношения между продавцами и покупателями исчезают, поскольку в этих случаях отсутствует сам процесс оценки покупателем товара продавца. Следовательно, денежные отношения будут умирать или перемещаться в другие места, где свободной купле и продаже ничто не мешает.

В отличие от многих экономистов граждане с древнейших времен признают существование двух цен на каждый товар или услугу и, соответственно, вытекающую из них результирующую цену (или равновесную, реальную, окончательную). Об этом свидетельствует самая распространенная и живучая поговорка наших базаров и рынков: “На рынке два дурака: один - продавец, другой - покупатель. Один хочет как подороже, а другой - как подешевле”.

Рыночные отношения не могут возникнуть, если отсутствует сила - интерес собственников и ответственность продавцов за реализацию товаров - принуждающая их снижать цены до уровня признания покупателями.

Необходимо отказаться от расхожего мнения о свободе образования цен в рыночной экономике. В общественном производстве оценка результатов деятельности одних граждан другими не может быть свободной. Цены в рыночной экономике должны жесточайшим образом зависеть от владельцев денег - покупателей. Нельзя работать на общество и быть свободным от него при оценке результатов работы граждан и предприятий. Цены на товары могут быть свободными от государственных чиновников, но не от покупателей.

Каждый товар обладает своим допустимым сроком реализации. У одних он может исчисляться несколькими часами, у других - месяцами, а иногда годами, как, например, у произведений искусств. Нереализованные товары требуют расходов на их хранение, а многие теряют при этом свои качества, следовательно, покупатели меньше могут за них заплатить, если их не продать вовремя.

Реальная цена товаров (оплаченных покупателями) не может быть известна заранее или каким-либо образом вычислена, поскольку она является оценкой потребителями результатов деятельности продавцов. Все стараются, как можно точнее предугадать спрос покупателей. Но необходимо понять, что этот прогноз будет всегда неточен. Так же как работа автопилота построена на отклонении самолета от заданного курса, рыночный механизм построен на отклонении прогнозируемых цен (цен продавцов) от реальных цен (признанных покупателями). Чем больше отклонение, тем более существенные коррективы вносят продавцы в производство и реализацию товаров.

Разность между ожидаемыми ценами (ценами продавцов) и реальными (признанными покупателями) является главной управляющей силой в рыночной экономике.

Она и является основным содержанием рыночных отношений и одновременно “подъемной силой” в экономике общества, которая заставляет продавцов принимать решения в пользу покупателей.

Реальные цены товаров (признанные покупателями) становятся механизмом оценки результатов деятельности предприятий и продавцов покупателями.

Этот механизм направляет одних людей на наиболее эффективную деятельность на пользу других. В реальных ценах заложена практически вся экономическая информация, на основании которой принимают решения все хозяйствующие субъекты, в том числе и органы государственной власти.

Таким образом, деньги покупателя становятся главной управляющей силой в рыночной экономике. Покупателями могут быть и граждане, и государство, и различные организации. Удовлетворение их потребностей в разного рода товарах и услугах, выраженных определенным количеством денег, становится главным смыслом экономической деятельности денежного (рыночного) общественного производства и распределения.

Следует еще раз подчеркнуть, что сама работа рыночного механизма не характеризует какую-либо формацию в обществе. Это всего лишь социальная технология денежной оценки одними людьми результатов деятельности других, что и связывает хозяйственную деятельность людей в единое целое. Формирование денежных доходов и их перераспределение характеризует общественную формацию. Общественное устройство может быть социально-ориентированным, либеральным, милитаризованным, криминальным, феодальным, рабовладельческим и т. д. Но рыночная экономика не может жить без согласия продавцов и покупателей в количестве денег, которыми оплачивается товар.

Если государство или еще кто-то устанавливают цены на какие-либо товары или их вычисляют каким-либо образом, то исчезает предмет договора продавца и покупателя. Либо продавец, либо покупатель не согласятся с такими ценами.

Если цены, принудительно установленные государством, оказываются ниже равенства спроса и предложений, образуется избыток покупателей, желающих купить по такой заниженной цене товары, что приводит к их дефициту (отсутствию в свободной продаже) и невозможности их денежного распределения. Продавцы же, не желая упускать свою выгоду, будут продавать свои товары нелегально по ценам согласия продавцов и покупателей. Так рождается “черный” рынок. Эту картину мы наблюдали в СССР в конце 80-х и в начале 90-х годов.

Если цены, назначаемые государством или еще кем-либо, оказываются выше равновесных, то происходит “затоваривание”, а затем и искусственное сокращение производства до объемов, при которых установленная государством цена становится равновесной между спросом и предложением. С явлением “затоваривания” в магазинах розничной продажи мы сталкивались в СССР в конце 50-х и в начале 60-х годов при Хрущеве, когда в магазинах было изобилие товаров, но лишь советского производства. В те времена до тридцати процентов товаров не реализовывалось в розничной продаже из-за превышения цен над возможностями покупателей. У населения не хватало денег для того, чтобы по установленным государством ценам можно было продать в магазинах все, что было произведено. Где устанавливают цены выше равенства спроса и предложений, там вынуждены сокращать объемы продажи, что приводит к планированию объемов производства. Например, установление цен странами ОПЕК на нефть привело к планированию квот на продажу нефти этими странами. То же самое происходило при установлении цен на сельскохозяйственную продукцию в странах Общего рынка. Им пришлось устанавливать и объемы производства сельскохозяйственной продукции каждой стране, входящей в Общий рынок.

Изобилие товаров на прилавках - не показатель рыночных отношений в обществе, как это считают некоторые российские “экономисты-либералы”, и тем более не может служить показателем успеха рыночных реформ в бывших коммунистических странах.

Успех рыночных реформ может быть только тогда, когда цены на все товары устанавливают равенство спроса и предложения, когда все товары находятся в свободной продаже, но, в конце концов, они продаются в допустимый для каждого товара срок. Только такие цены приводят к правильной оценке результатов работы граждан и коллективов на пользу общества, то есть к правильному образованию стоимости товаров.

Цены в рыночной экономике нельзя регулировать органам государственной власти, поскольку сами цены уже являются регулятором, устанавливающим равенство спроса и предложений на все товары и услуги. Цены на рынке не могут быть хорошими или плохими, они могут быть либо правильными (устанавливающими равенство спроса и предложения товаров), либо ложными, если они не оказываются продуктом согласия продавцов и покупателей. Плохим или хорошим в обществе может быть лишь механизм формирования и перераспределения денежных доходов. Социально-ориентированная политика государства направлена на уменьшение расслоения по уровню доходов бедных и богатых, а либеральная - не предусматривает их выравнивания. Криминальная экономика позволяет людям обогащаться преступным путем и т. д. Но рыночная экономика не позволяет вмешиваться кому-либо в отношения между продавцами и покупателями в вопросе о цене товара.

При истинно рыночных отношениях цены не могут расти по воле продавцов. Понятие “необоснованно завышенные цены” является невежественным. Если рыночные отношения между продавцами товаров и покупателями существуют, то цены продавцу невозможно завысить, чтобы не быть наказанным за это покупателями. Об этом нам говорит основной закон рынка. Цены не грибы, чтобы расти, как им вздумается. Если такие явления происходят, это свидетельствует о серьезных нарушениях в отношениях между продавцами и покупателями, в отсутствии ответственности собственников за результаты работы предприятий. Не цены нужно регулировать, а отношения между ними, и вводить ответственность собственников.

Если нет силы, принуждающей продавца снижать цены до уровня признания их покупателями (до уровня равенства спроса и предложений), это означает, что рыночный механизм денежной оценки товаров и результатов работы предприятий не работает, так как не работает основной закон рынка.

Итак, центральный вопрос для экономики государства, желающего строить жизнь своих граждан по рыночным (денежным) правилам - откуда появляется сила, принуждающая продавцов снижать цены до уровня признания их покупателями? То есть до уровня, который устанавливает равенство спроса и предложения на все товары? (Еще раз необходимо отметить, что никаких “свободных” цен, согласно основному закону рынка, в рыночной экономике не существует).

Такой силой является интерес собственника товаров в производстве доходов для себя и своей семьи. Если собственник товара не будет снижать цены до уровня признания их покупателями, он будет нести максимальный убыток из-за нереализации товара. Эта сила - страх нанести себе максимальный ущерб из-за неоплаты товара. Она заставляет продавца порой снижать цену даже ниже себестоимости, так как вариант вернуть хотя бы часть затраченных денег предпочтительнее варианта полного отсутствия оплаты товара. Конечно, если реальная цена товара оказалась ниже затрат его собственника или принесла ему слишком маленький доход, то он будет вынужден после продажи товара изменить свою деятельность. Он либо найдет другие рынки сбыта, либо прекратит производство, либо найдет пути уменьшения затрат на производство и реализацию, либо найдет способы повышения качества продукции или ее рекламы, что должно повысить спрос на товар. Но уже имеющийся товар собственник вынужден продать по ценам, признаваемыми покупателями, чтобы не нанести себе максимальный ущерб.

Сила, которая принуждает продавцов товара снижать свою цену до уровня признания их покупателями, не появится, если у товара будет отсутствовать ответственный собственник в виде частных лиц или органов государственной власти, ответственных за наполнение бюджета от продажи принадлежащих государству товаров.

В связи с этим необходимо пересмотреть роль собственника и собственности в рыночной экономике. Собственник предприятий - это в первую очередь ответственность и риск потерять свое имущество из-за неправильно принятых решений. Для того чтобы собственник получал доходы от работы предприятий, он должен много и ответственно работать, чтобы получать доходы. Ответственность собственника за результаты работы предприятий является главной силой управляющей работой всего народного хозяйства в рыночной экономике. Именно ответственность собственника, его страх нанести себе максимальный ущерб из-за высоких цен, приводящих к нереализации произведенных товаров, заставляет цены снижаться до уровня признания их покупателями, и они начинают правильно оценивать результат деятельности предприятий на пользу общества.

Необходимо пересмотреть и сложившееся представление о ценности предприятий для общества. Средства производства сами по себе не представляют богатство для общества. Они всего лишь инструмент по его производству. Будут или не смогут они производить богатство для общества - это большой вопрос. Ставить знак равенства между собственником и богатым человеком, эксплуататором труда наемных трудящихся, как это делают коммунисты - большая ошибка. Предприятие только при определенных условиях может приносить доход собственнику. Стоимость предприятия должна определяться, его способностью приносить доход, а не его размерами и оснащенностью. Но самая главная роль собственника в экономике - это его ответственность за цены, которые назначаются на производимые товары в обществе. Его ответственность приводит все цены на товары в порядок, и они дают основную экономическую информацию для принятия правильных решений всеми хозяйствующими субъектами, в том числе и государственными деятелями. Без ответственности собственника за результаты работы предприятий цены не смогут подчиниться платежеспособному спросу покупателей и не смогут правильно оценивать результаты работы предприятий на пользу общества. Основной закон рынка работать не будет.

Когда слышишь от идеологов “рыночных реформ” в России, что в цену товара входят налоги или стоимость чего-то, или когда публикуется постановление правительства Гайдара “О порядке исчисления свободных (рыночных) цен”, или “радикальные реформаторы” в России объявляют запрет продавать товары ниже их себестоимости, или правительство России требует выплаты налогов по факту отгрузки товаров, а не по факту их оплаты, то создается впечатление, что в правительстве России не знали и до сих пор не знают основ работы реального рынка, который существует уже много веков. Утверждения о том, что в цену товара входят налоги и различные виды затрат, равносильно тому утверждению, что оценка пять, поставленная студенту на экзамене, состоит из двойки за первый раздел, двойки за второй и единицы за третий.

Когда от представителей академической науки России слышишь о необходимости создания регулируемого государством рынка (они понимают под этим то, что государство должно определять объемы производства важнейших для общества товаров - индикативное планирование и добиваться их выполнения с помощью регулирования цен, налогов и дотаций), опять встает вопрос: а понимают ли и эти экономисты что-либо в рыночных отношениях?

В обществе сложились ложные представления о работе рыночного хозяйства. Эти ложные представления появились не случайно, а под воздействием политических идеологий разного толка - правых, левых, центристских, патриотических, либеральных. Однако политика государства не может быть ни “правой”, ни “левой”, ни “центристской”, ни “либеральной”. Она может быть либо эффективной - повышать благосостояние граждан и решать проблемы общества, либо нет. Она может либо приводить к правильной оценке результатов деятельности предприятий и граждан на пользу общества, либо нет.

Например, в России развернулась широкая политическая полемика между большинством депутатов Государственной Думы второго созыва с одной стороны и правительством и Президентом с другой по поводу свободной продажи сельскохозяйственных земель. Однако этих политических оппонентов нисколько не останавливала бессмысленность такого спора. Бессмысленно спорить потому, что в сегодняшних российских условиях сельскохозяйственное производство убыточно при любых формах собственности. Обычно это явление называют диспаритетом цен. То, с чего можно было сорвать сколько-нибудь приличный “куш”, уже давно в России кем-то “прихвачено” (алкогольная продукция, нефть, бензин, алюминий, никель, алмазы, розничная и оптовая торговля). Но что-то особого ажиотажа насчет сельскохозяйственных земель не наблюдалось. Кому они нужны, если не приносят доход? Разве только вырастить урожай для собственного пропитания.

Именно поэтому надо уйти сегодня в России от политических идеологий и дать элементарные сведения о рыночном (денежном) способе ведения хозяйства и о роли государства в нем. Без этого нельзя понять, что же строили в России, и что, в конце концов, построили. Без этого нельзя увидеть, каких глупостей натворили реформаторы из-за невежества экономистов, которые проектировали государственную экономическую политику в СССР и России при переходе от натурально-планового хозяйства к рыночному. Не вскрыв этого невежества, невозможно быстро исправить положение в стране. Нельзя спроектировать и построить самолет, не зная законов аэродинамики. Точно также нельзя построить рыночную экономику, не зная, благодаря чему возникает в ней подъемная экономическая сила. Нельзя построить рыночную экономику, не зная основного закона рынка

3.10. Эффективность управления экономической деятельностью

Главное отличие натурально-планового от рыночного управления экономической деятельностью состоит в том, что:

- при натурально-плановом управлении полезность производимой продукции для общества определяется до начала деятельности хозяйствующих субъектов, при разработке плана производства продукции;

- при рыночном управлении полезность результатов деятельности определяется после реализации продукции (доходы собственников товаров заранее не известны, их лишь прогнозируют).

Рассмотренное раннее государственное плановое хозяйство относится к натурально-плановому типу управления экономической деятельностью в государстве в целом. Полезность продукции, которую должны производить предприятия, определяется государственным планом до начала производства. В рыночной экономике внутри предприятий также применяется натурально-плановый метод управления экономической деятельностью: вся деятельность работников предприятия увязывается единым планом работы. В рыночной экономике внутри предприятий отношения между работниками предприятий не строятся на основе взаимоотношений продавцов и покупателей. Каждый выполняет то задание, которое поручает ему его руководитель, и оно должно соответствовать единому плану работы предприятия по производству и реализации товаров. В рыночной экономике стоимость товаров определяется при их оплате, то есть после производства товаров.

Зависимость эффективности натурально-планового и рыночного управления экономической деятельности от количества хозяйствующих субъектов, охватываемых ими, прямо противоположна и определяется соответствующими законами.

ЗАКОН ЭФФЕКТИВНОСТИ

НАТУРАЛЬНО-ПЛАНОВОГО УПРАВЛЕНИЯ

Эффективность натурально-планового управления экономической деятельностью обратно пропорциональна уровню управления.

Эффективность натурально-планового управления возрастает при понижении уровня управления, при уменьшении количества хозяйствующих субъектов, охватываемых этим типом управления. И, наоборот, эффективность натурально-планового типа управления падает при повышении уровня управления, при увеличении количества хозяйствующих субъектов.

С помощью этого закона можно прогнозировать повышение или снижение эффективности управления экономической деятельностью при изменении уровня натурально-планового типа управления. Так, например, если есть возможность большую компанию разбить на несколько самостоятельных, это принесет дополнительные доходы собственникам за счет снижения уровня натурально-планового управления и повышения эффективности управления экономической деятельностью. (Хотя все эти предприятия после такой реформы компании могут и не менять своих собственников.) Антимонопольный закон, принятый в США в начале века, был направлен на снижение уровня натурально-планового управления в гигантских компаниях, которые несли в ту пору громадные убытки. Примером понижения уровня натурально-планового управления производительными силами, приведшего к повышению конкурентоспособности компаний, могут стать автомобильные компании Японии. Размеры их предприятий были сведены до минимума. При этом концентрация финансов автомобильных компаний достаточно велика.

Напротив, применение натурально-планового государственного типа управления привело к резкому отставанию в уровне жизни граждан СССР от уровня жизни в западных странах при том же уровне квалификации граждан и более богатых природных ресурсах.

Чем вызвано проявление такой закономерности с точки зрения информационной экономической теории? При повышении уровня натурально-планового управления количество разнообразных индивидуальных потребностей потребителей и количество индивидуальных возможностей производителей растут. Информация об индивидуальных потребностях потребителей и индивидуальных возможностях производителей, поступая к администрации, принимающей управленческие решения, вынужденно обобщается по определенным главным критериям. При этом исчезают индивидуальные различия в потребностях потребителей и возможностях производителей, теряется качество товаров. На основании такой информации, лишенной индивидуальных различий, ставится задача в виде натурального плана-приказа производителю (количество в штуках, метрах, тоннах). Производитель, стремясь выполнить в срок такой план, наделяет конкретную продукцию своими свойствами, удобными ему для быстрого выполнения натурального плана. Он производит продукцию не с тем качеством, которое нужно больше потребителю, а наиболее выгодным самому производителю с точки зрения увеличения объемов производства или сроков выполнения плана. Качество продукции не будет соответствовать индивидуальным потребностям потребителей. Именно по этой причине в СССР наблюдались такие явления, как незавершенное строительство, низкое качество сельскохозяйственных машин при высоких объемах производства, встречные перевозки грузов и так далее.

Борьба за повышение качества производимой в СССР продукции и введение с этой целью “знака качества” закономерно не дали результата из-за действия объективного закона натурально-планового управления. Попытки увеличивать количество планируемых показателей производства продукции, чтобы повысить ее качество, приводили к дезориентации руководителей предприятий, которые, в конечном счете, пытались выполнять лишь основные количественные показатели плана, игнорируя множество других. Количество показателей, призванных повысить качество продукции, на крупных предприятиях СССР достигало нескольких тысяч, и все они, кроме нескольких основных, все же игнорировались их руководителями.

Чем выше уровень натурально-планового управления, тем выше уровень обобщения плана производства продукции, и тем больше отклонение индивидуальных свойств производимой продукции (качества продукции) от индивидуальных потребностей потребителей. Можно сколь угодно совершенствовать государственное натурально-плановое управление экономической деятельностью (социалистическую систему), но при его функционировании будут постоянно производить не то, что нужно обществу, и не того качества. Это - как коэффициент полезного действия паровоза - его невозможно существенно поднять, не заменив паровоз тепловозом и электровозом. Максимальный коэффициент полезного действия государственного натурально-планового управления, по-видимому (также как и у паровоза), невозможно поднять выше нескольких процентов. Это объективное свойство государственного натурально-планового управления народным хозяйством, названного социалистическим плановым хозяйством. Именно по этой причине плановое государственное хозяйство оказалось неконкурентоспособным рыночной экономике, хотя последняя и имеет сегодня немало своих болезней и недостатков, но которые можно устранить, в то время как в плановой экономике они не устранимы.

В период горбачевской “перестройки” критике были подвергнуты натуральные показатели, по которым СССР опережал все другие страны в экономическом развитии. Это и тонны-километры перевозимых грузов, тонны выплавляемой стали и чугуна, тонны добываемых нефти и газа, киловатт-часы электроэнергии, количество металлорежущих станков, тракторов и экскаваторов. По этим показателям СССР был ведущей страной в мире, а уровень жизни граждан СССР был намного ниже, чем в странах Запада. Не случайно именно со статьи Игоря Клямкина “Лукавые цифры”, опубликованной в журнале “Новый мир”, началось переосмысливание оценки эффективности работы экономики СССР по натуральным показателям производства продукции.

Необходимо понять, что потребности граждан и каждого предприятия всегда индивидуальны. Потребителям не безразлично, килограмм какого мяса окажется у них дома, или какой марки телевизор или автомобиль они приобретут. Предприятию не безразлично, какой марки электродвигатель и с какими характеристиками будет использован в работе. Для производства конкретной продукции с определенными качествами, которые ценятся потребителями, нужны и определенные индивидуальные возможности тех, кто производит продукцию, в том числе и квалификация работников. То, что может сделать один слесарь или инженер, не смогут сделать другие, и наоборот. Закон эффективности натурально-планового управления утверждает, что чем выше уровень натурально-планового управления экономической деятельностью, тем больше руководство при планировании работы теряет индивидуальные свойства требуемой продукции и индивидуальные возможности работников и самих предприятий. Руководство вынуждено обобщать великое множество потребностей общества и способностей производительных сил в виде обобщенных натуральных показателей.

Информация о конкретных потребностях граждан и производительных сил, приходя от них к верхнему уровню управления, а оттуда к конкретному производителю, искажается тем больше, чем выше уровень натурально-планового управления. Зависимость искажения экономической информации о потребностях общества от уровня натурально-планового способа управления является законом для экономики любого государства и любой фирмы. Отсюда, чем выше уровень натурально-планового управления, тем выше уровень бюрократизации экономической деятельности, тем больше доходы граждан не соответствуют результатам их деятельности на пользу общества. Очевидно, что предприятия с численностью работающих более 500 человек начинают работать неэффективно из-за бюрократизации экономической деятельности. Правда, с такой бюрократизацией приходится мириться, если физически нельзя организовать процесс производства на разных предприятиях. Однако там, где это возможно, нужно стремиться к понижению уровня натурально-планового управления, разбивая предприятия на несколько мелких.

Не вызывает сомнений, что нет никаких перспектив у государственного планового управления народным хозяйством (социалистической системы), так как закон натурально-планового управления свидетельствует о его неэффективности. Нужно исследовать и лечить рыночную систему хозяйствования, а не отрицать ее из-за существующих у нее серьезных болезней. Основной дефект плановой экономики не в уравниловке, как это принято считать. Стимулов в ней было вполне достаточно, иначе не смогли бы построить в СССР столько промышленных предприятий, особенно в оборонном комплексе, и наше государство не стало бы сверхдержавой. Основная беда плановой экономики заключалась в ее неэффективности. Она не могла точно сообщить руководителям предприятий, какая продукция нужна обществу больше, а какая не нужна совсем. Все это происходило в точном соответствии с законом натурально-планового управления.

В отличие от натурально-планового управления работой производительных сил - в рыночной экономике деятельностью хозяйствующих субъектов управляют деньги потребителей.

Производят то, за что потребители выгодно платят. А за что потребители выгодно не платят, то производить перестают. Количество денег, которые платят потребители за товары и услуги, (реальная стоимость) является главной экономической информацией для принятия конкретных решений всеми хозяйствующими субъектами. Производитель при рыночном типе управления экономической деятельностью свободен в принятии любых решений. Однако они будут соответствующим образом оценены деньгами потребителей, а, следовательно, производитель будет нести неотвратимую ответственность за результаты своей деятельности. Рыночный тип управления экономической деятельностью построен на удивительном по своему совершенству механизме рождения точной денежной информации о потребностях общества и передаче этой денежной информации производителям товаров и услуг. Такая информация рождается при свободной купле и продаже всех товаров. Она сосредоточена в количестве денег, которыми оплачивает потребитель товары и услуги продавцов, то есть в реальных ценах на товары и услуги.

Продавец ищет покупателя, который выше оценит его товар, т. е. больше заплатит денег. Покупатель, наоборот, ищет продавца, который предложит ему более нужный и дешевый товар. Из-за того, что продавцы ищут наиболее выгодных покупателей, все товары находятся в свободной продаже, независимо от того, много их или мало. Ответственность продавцов за реализацию товаров (определяется основным законом рынка) обеспечивает непременную реализацию практически всех производимых товаров.

Как изменяется эффективность рыночного типа управления экономической деятельностью в зависимости от количества хозяйствующих субъектов, охватываемых этим способом управления? Она противоположна натурально-плановому типу управления.

ЗАКОН ЭФФЕКТИВНОСТИ РЫНОЧНОГО

УПРАВЛЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ

Эффективность рыночного управления экономической деятельностью повышается при увеличении количества продавцов и покупателей и, наоборот, падает при их уменьшении.

Этот закон определяет зависимость эффективности рынка от его объемов. Чем больше объемы рынка, тем более выгодно и продавцам товаров, и их покупателям. Наиболее эффективен международный рынок, как наиболее объемный. С уменьшением размеров рынка эффективность его падает. При малых размерах рынка рыночное управление экономической деятельностью становится менее эффективным, чем натурально-плановое.

Один из главных выводов этого закона: снятие всех барьеров на пути движения товаров, услуг, денег, труда соответствует интересам всех, так как увеличиваются размеры рынка. Создание общего мирового рынка с единой денежной системой и едиными экономическими правилами должно стать главным направлением в мировой экономике. Оно является наиболее перспективным для всего мирового сообщества. Именно в этом направлении пошла Европа, реализуя идеи Эрхарда по созданию Общего рынка. Нужно создавать Мировой общий рынок, в котором не было бы дискриминации каких-либо стран и граждан и не было бы диктата какой-либо страны или группы стран.

Чем объяснить такую закономерность? Тем, что с возрастанием количества продавцов и товаров у покупателя появляется больше возможности найти наилучший по своим качествам и стоимости товар. С другой стороны, чем больше покупателей, тем больше возможности у продавцов найти наиболее выгодного покупателя, который больше заплатит денег за его товар. Увеличивается число возможных вариантов, а, значит, возрастает возможность нахождения путей более эффективного соединения продавцов и покупателей с помощью денег. Полезность использования обществом одних и тех же товаров с увеличением объемов рынка увеличивается за счет нахождения наиболее выгодных и для продавцов и для покупателей денежных сделок.

В соответствии с этим законом рыночное хозяйство требует добровольного объединения стран и регионов для совместной экономической деятельности. Она требует единых правил экономической деятельности и уничтожения таможенных барьеров в торговле. Такое объединение выгодно гражданам всех стран и называется сегодня международным разделением труда. В государствах расширяют ту экономическую деятельность, которая приносит наибольший успех их гражданам, и, напротив, прекращают производство товаров, которые с меньшими затратами производятся в других странах. Правда, такому международному взаимовыгодному разделению труда противятся государственные и политические деятели, которые теряют свои регулирующие функции, а, следовательно, и свое влияние в обществе. Сколько потрачено сил определенными политическими деятелями, в первую очередь в США и в Англии, чтобы замедлить процесс интеграции в Западной Европе. Не нужно подменять внешне правильные лозунги о создании мирового рынка, которыми пользуются представители США, от истинной причины их противодействия Общему рынку. Этой причиной является не забота о создании международного открытого рынка, а стремление администрации США поставить под свой контроль деятельность международных организаций.

Сколько потрачено сил во всех странах мира, чтобы ограничить доступ импорта в свои страны. Здравый смысл должен говорить нам о том, что преграды на пути импорта приводят и к соответствующему сокращению экспорта (не продав что-то, страны не смогут потом и купить товары за рубежом). Ограничение импорта в какой-либо стране влечет за собой и уменьшение экспорта из этой страны, что наносит ущерб международному разделению труда, в первую очередь, странам, вводящим ограничения на внешнеэкономическую деятельность. В этих странах страдают покупатели (потребители), ради которых и призвана работать экономика. Так, жители Японии вынуждены платить за рис в несколько раз больше денег из-за протекционистской политики правительства по отношению к своему сельскому хозяйству.

Из закона рыночного управления экономической деятельностью следует, что одно и то же количество товара между одними и теми же потребителями при их объединении в одном рынке более эффективно распределяется, чем на нескольких изолированных рынках. Через большие рынки каждый товар находит более выгодного покупателя. Товар на больших рынках выражает свою максимальную полезность обществу, находя свое наилучшее применение.

На основании законов эффективности натурально-планового и рыночного управления экономической деятельностью можно сделать вывод о том, какая экономика может быть наиболее эффективной.

Наиболее эффективное управление экономической деятельностью в обществе достигается в том случае, если применять на уровне предприятий натурально-плановый тип управления (с максимально возможным уменьшением размеров предприятий), а выше необходимо применять рыночный (денежный) тип управления экономической деятельностью.

При отсутствии свободных торговых сделок между производителями и потребителями рыночный способ управления экономической деятельностью не работает. Он неотвратимо будет заменяться либо натурально-плановым типом управления экономической деятельностью, либо производители и потребители будут вынуждены переходить на натуральный бартерный обмен. И, наоборот, наличие безденежных отношений, бартерного обмена и государственного принудительного планирования производства и распределения продукции будет означать отсутствие рыночного (денежного) типа управления экономической деятельностью.

Чтобы общество перестали пугать словами “командная экономика” или, напротив, “стихией рынка”, мы должны сделать следующий вывод: нельзя отрывать слова от их истинного содержания.

Любая рыночная (денежная) экономика на уровне предприятий является командной, а вмешательство государства в рыночные отношения между продавцами и покупателями всегда разрушительно.

Другой, не менее важный вывод состоит в том, что рыночную экономику характеризует только одно свойство - оценка результатов деятельности и эффективности управления производительными силами производится с помощью денег покупателей. Рыночная экономика не является стихией, а представляет собой величайший экономический порядок, осуществляемый с помощью денег покупателей, организуемый и поддерживаемый органами государственной власти. Государство имеет право управлять конкретной экономической деятельностью предприятий и продавцов только с помощью денег, выступая в роли покупателя, а не с помощью принуждения производителей и продавцов товаров к каким-либо действиям, нарушающим условия быстрого установления согласия между продавцами и покупателями.

3.11. Деньги и стоимость товаров

Теперь можно перейти и к ответу на фундаментальный вопрос, стоящий перед экономической наукой, от которого зависит вся дальнейшая экономическая деятельность в мировом сообществе. Что такое деньги, и какое общее для всех товаров свойство (стоимость товаров) измеряется деньгами?

Вопрос, связанный с определением денег и стоимости товаров - один из самых запутанных как в экономической науке, так и в мировой практике. Недаром с переменным успехом идет война между “монетаристами” и “антимонетаристами”. Выше были приведены поговорка кейнсианцев и высказывание Питера Браунинга по поводу определения денег. Вопрос определения денег особенно остро стоит в странах, проводящих экономические реформы.

Каждая экономическая реформа в любой стране начинается с попыток оздоровить денежную систему. Они, как правило, не улучшают экономическое положение в стране, а ухудшают. Происходит это в первую очередь из-за отрыва денег от реального производства и потребления товаров и услуг. Подавляющее число попыток оздоровления финансовой системы сводится к порочной стратегии, когда не деньги обслуживают народное хозяйство, а народное хозяйство должно соответствовать случайному количеству денег в экономике. Все эти неудачные попытки происходят из-за того, что ученые и государственные деятели не могут понять, какой инструмент изобрело человечество в результате своей многовековой экономической деятельности, а, следовательно, и не могут правильно им пользоваться.

Количеством денег измеряется стоимость товара. Если нет четкого определения денег, то не может быть и удовлетворительного ответа на вопрос о содержании стоимости товара и наоборот.

Какое свойство товаров измеряют деньгами?

Главным инструментом рыночных отношений являются деньги. С их помощью производится продажа товаров, оплата труда наемных работников и наемной администрации предприятий. Ими же исчисляется доход собственников. Необходимо отметить, что деньги как таковые проявляют себя только при оплате товаров, в том числе труда наемных работников и наемной администрации предприятий и организаций. Количеством денег покупатель оценивает, насколько велика его потребность в этом товаре. Без процесса купли и продажи товаров деньги существовать не могут. Деньги, оторванные от купли и продажи товаров, обеспечивающих их движение от продавца к покупателю, перестают ими быть. Деньги, на которые покупают ценные бумаги на фондовых рынках, не являются полноценными деньгами, поскольку они не связаны с оценкой покупателями товаров и не обеспечивают их движение к потребителям. В этой роли деньги являются инструментом для смены собственников предприятий, по сути, то же, что процедуры банкротства, национализации или приватизации, но в иной форме.

Поскольку деньги являются главным инструментом рыночных отношений, нужно точно определить, что они собой представляют, чтобы отделить действительные деньги от их суррогатов и от тех денег, которые потенциально ими могут быть, но до определенного времени ими не являются.

Когда мы покупаем за одни и те же виды денег разные товары, напрашивается вопрос - какого свойства в одном товаре в два раза больше чем в другом, если мы платим за первый вдвое больше денег? Когда мы покупаем товары, нас интересует только одно - насколько они нужны нам относительно других товаров в момент оплаты данного товара или подписания контракта. Нас интересует, насколько они могут удовлетворить наши потребности больше, нежели остальные, имеющиеся в продаже товары, поскольку, истратив деньги на одни товары, мы не можем их потратить для приобретения других. Поэтому в рыночной экономике происходит конкуренция не только между товарами одного назначения, как это принято считать (одни продукты питания в сравнении с другими), но и между товарами различного назначения. Истратив деньги, например, на покупку квартиры, нельзя их потратить на покупку автомобиля и наоборот. Люди платят соответствующее количество денег, чтобы удовлетворять свои потребности. Модница больше тратит денег на одежду. Пьяница пропивает их. Ученый тратит деньги на соответствующую его научным интересам литературу. Коллекционер большую часть доходов тратит на пополнение своей коллекции. Многодетные семьи тратят основную часть денег семейного бюджета на своих детей.

Для того чтобы понять, что такое деньги, попытаемся ответить на вопрос: что мы измеряем численно, когда делим семейный бюджет на статьи расхода? Мы численно соизмеряем потребности семьи в различных товарах. Мы сравниваем, насколько потребность в одном товаре у нас больше относительно всех других, имеющихся в свободной продаже.

Когда один и тот же покупатель платит за один товар в два раза больше, чем за другой, он тем самым ценит этот товар в два раза выше, считая, что в данный момент он в два раза нужнее ему, чем другой.

Стоимость товара не может быть какой-то абстрактной. Она всегда конкретна и проявляется только в момент оплаты товара деньгами. Реальная цена товара, по которой покупатель оплачивает его деньгами, определяет ценность конкретному покупателю относительно всех других, которые он имеет возможность купить. Отсюда появилось слово ­ «цена» товара» Один и тот же товар в зависимости от времени и места реализации обладает разной стоимостью. Торговые организации, перемещая товар с одного места на другое, увеличивают спрос на него, а, следовательно, увеличивают реальную стоимость (ценность) товара. Разность цен на различных рынках заставляет товары перемещаться в пространстве, ища наиболее выгодных покупателей.

Реальной средней стоимости товаров не существует. По средней стоимости товары не покупают. Средние стоимости могут быть только расчетными, что необходимо для ориентировки при принятии решений о производстве того или иного товара. Такие цифры существуют только в статистике, но не в реальной жизни. Не могут существовать и реальные мировые цены на товары. Не существует реальных мировых цен на нефть и нефтепродукты. Мировыми ценами могут быть лишь среднестатистические цены. Бензин на западном и восточном побережье США продается по разным ценам. Еще раз, разность цен на различных рынках заставляет товары перемещаться с одних рынков на другие и находить свое наилучшее применение. Равенство реальных цен на разных рынках прекращает их движение.

Отсюда фундаментальные выводы для экономической науки (они не были сделаны до сих пор, хотя их диктует нам здравый смысл):

1. Деньги являются инструментом для численного соизмерения покупателями единого свойства всех товаров - их ценности (потребности) обществу относительно друг друга. Это свойство товаров называется их стоимостью.

2. Деньги - такой же измерительный инструмент, как метр или весы.

3. Стоимость отдельного товара без стоимости всех других определить невозможно.

4. Искажение цен в отдельных отраслях народного хозяйства неотвратимо искажает цены во всех других, что приводит к ложной оценке обществом результатов работы всех предприятий.

Оценка покупателями деньгами единого свойства всех товаров - их относительной ценности обществу - ориентирует продавцов, а, следовательно, и производителей товаров: что им нужно предпринять, чтобы заработать больше денег покупателей. Некоторые убеждаются в правильности своей деятельности и продолжают ею заниматься. Другие, не получив ожидаемого дохода, меняют ее характер. Третьи, получив результат выше ожидаемого, расширяют масштабы своей деятельности.

Реальная стоимость товара - главная информация о результатах деятельности людей в рыночной экономике.

Она управляет всеми решениями людей как хозяйствующих субъектов. Если условия, которые создали в обществе, способствуют правильной денежной оценке результатов деятельности людей и предприятий (способствуют правильному измерению стоимости товаров и труда), то они будут принимать правильные решения в своей экономической деятельности.

В условиях ложной экономической информации, ложного измерения стоимости, которую ежечасно рождает экономическая система, принять правильные решения (в том числе и органам государственной власти) невозможно.

Обязанности органов власти (законодательных и правоохранительных) состоят в том, чтобы интересы покупателей и продавцов не противоречили интересам всего общества. Например, создать все условия, чтобы люди не тратили деньги на наем киллеров или на покупку наркотиков, а те, в свою очередь, не могли бы получать доходы от такой деятельности. Это проблемы контроля государства за законностью происхождения доходов граждан, но не проблемы самого рыночного механизма производства и реализации товаров и услуг.

Рыночный механизм представляет собой постоянную оценку покупателями различных товаров деньгами, в том числе и труд людей, и постоянную корректировку своей деятельности продавцами.

Не нужно отождествлять рыночные отношения с “псевдорыночными”, созданными, например, командой Гайдара и Чубайса в России, при которых большая часть товаров предприятий не оплачивалась деньгами. Не следует также приводить примеры работы рыночной экономики из практики работы “псевдорыночной” российской. Эти примеры имеют не рыночное происхождение, хотя по внешним признакам они и похожи на них. Если не работает основной закон рынка, то все выводы о том, как улучшить работу предприятий, пользуясь их денежными показателями прибыли и рентабельности, оказываются ложными, а решения всех хозяйствующих субъектов, в том числе и государства, оказываются также ложными и дестабилизирующими экономическую ситуацию в стране. Все денежные показатели работы предприятий и народного хозяйства, когда более  половины продукции не оплачивается деньгами, являются плодом лишь бумажной отчетности, а не показателями реальной эффективности работы. Принятие решений, руководствуясь денежными показателями в безденежной экономике, - сегодня главная проблема России и других бывших коммунистических стран, которые дестабилизируют экономическую ситуацию.

Еще раз отметим чрезвычайно важный вывод о том, что рынок - это не капитализм, а всего лишь социальная технология оценки покупателями деньгами производимых для них товаров по их ценности относительно друг друга (реальной стоимости).

Именно относительная полезность людям (реальная стоимость) является универсальным свойством всех товаров и услуг, производимых в обществе для их продажи.

Относительная ценность товаров потребителям, называемая стоимостью - универсальное свойство всех товаров, которое численно измеряется покупателями деньгами при их свободной купле и продаже.

Деньги в рыночной экономике - инструмент для численного измерения потребностей общества в товарах относительно друг друга.

Если этот инструмент меняет свою покупательную способность во времени (инфляция или дефляция), то происходит искажение информации о стоимости товаров во времени. Неверные измерения стоимости неотвратимо приводят людей, в том числе и государственных деятелей, к ложным решениям. При инфляции и дефляции происходит то же самое, что и при измерении длины предметов резиновым метром.

Как только деньги отрываются от купли и продажи товаров, они перестают ими быть, превращаясь либо в инструмент азартных финансовых игр на фондовых биржах (типа фишек в казино), либо временно выбывают из экономической деятельности, выполняя функцию сбережений (деньги “в чулках”).

Деньги, как и любой измерительный инструмент, проявляют свои свойства только в момент измерения ими ценности всех товаров покупателям, то есть во время оплаты товара. В многочисленных актах купли и продажи товаров деньги становятся всеобщим эквивалентом относительной полезности товаров для общества.

Любая государственная политика в финансовой сфере, отрывающая деньги от купли и продажи товаров, приводит к дестабилизации экономики.

Нельзя рассматривать денежную политику в отрыве от реальной экономической ситуации. Деньги всего лишь инструмент реальной хозяйственной деятельности, и они не могут существовать в отрыве от нее. Именно поэтому огромную угрозу несут миру “монетаристы”, сторонники чикагской экономической школы, поскольку их влияние в мире сегодня стало подавляющим.

Отрыв финансов от реальной экономической деятельности, от численной оценки относительной ценности товаров обществу, является одной из главных причин мировых финансовых кризисов, приводящих к сильным потрясениям экономики многих стран.

Деньги - величайшее изобретение человечества, которое позволило придать экономической деятельности людей общественный характер. Но человечество еще не нашло эффективных путей их распределения. Оно не нашло таких путей, которые делали бы невозможными криминальные и паразитические доходы. Эти проблемы необходимо решать, но нельзя из-за самого их факта существования отвергать или ломать рыночный (денежный) механизм управления производством и распределением товаров.

Правильное теоретическое определение денег как измерительного инструмента (способного измерять универсальное свойство всех товаров - стоимость, относительную их ценность покупателям) приводит к выбору наиболее эффективной финансовой политики государства.

Измерение потребностей общества в произведенных товарах в рыночной экономике происходит одновременно с их распределением в обществе. Напомним, что в плановом хозяйстве распределение товаров в обществе происходило по плану, составленному еще до производства продукции предприятиями. Отсюда деньги в рыночной экономике - это не только инструмент численного соизмерения относительной потребности общества в товарах, но и одновременно инструмент их распределения их в обществе. Окончательно можно сформулировать определение денег так:

Деньги в рыночной экономике являются инструментом для численного измерения потребностей общества в произведенных товарах относительно друг друга и одновременно инструментом распределения их в обществе.

деньги являются главным носителем информации для производительных сил о потребностях общества, под воздействием которой принимают решения все хозяйствующие субъекты.

Это определение денег является фундаментом для построения всей экономической науки, так как только на основании денежных показателей оценки работы граждан и предприятий принимаются все решения в экономике общества с рыночными отношениями.

Отсюда можно сделать очень важный вывод о том, что стоимость товаров определяется не только их потребительскими качествами, но и сложившейся в обществе системой формирования доходов и их перераспределения. При резком расслоении доходов граждан стоимость предметов роскоши и высококачественной продукции становится очень высокой по отношению к стоимости товаров массового спроса. Производство их оказывается более выгодным, чем производство товаров массового потребления. Население страны с такой системой формирования доходов граждан не может высоко оценивать работу производительных сил, (призванных повышать благосостояние большей части народа), и значит стимулировать работу производительных сил по увеличению производства товаров массового потребления. Напротив, при невысоком уровне расслоения доходов граждан стоимость товаров массового потребления возрастает по отношению к стоимости товаров роскоши и стимулирует производство товаров массового потребления. Товары роскоши из-за меньшего денежного спроса становятся для производителей менее привлекательными, чем товары массового потребления. Налогово-бюджетная политика государства, изменяя соотношение реальных доходов граждан, влияет тем самым на структуру спроса и на объемы производства всех товаров.

Однако без оплаты первых образцов товаров по высокой стоимости, они не могут в будущем стать товарами массового потребления. Наступает застой в уровне жизни народа. Политика уравниловки в обществе играет роль тормоза в развитии общества. В каждый момент времени государственная власть должна выбирать конкретную налоговую политику в зависимости от реального положения дел. Общих правил в выравнивании уровня жизни граждан не должно быть.

3.12. Деньги коммерческие и некоммерческие

В рыночной экономике необходимо различать два типа денег: коммерческие (инвестиционные) и некоммерческие (потребительские). И не только различать, но и разделить все деньги на эти два типа. Эти деньги нельзя отличить друг от друга, по какому либо внешнему признаку. Они постоянно переходят друг в друга. Тип денег можно отличить только по целям, для достижения которых их тратят.

Коммерческие деньги (инвестиционные денежные средства) используют для того, чтобы с их помощью создавать доход их владельцам. Когда их тратят, то прогнозируют, какой доход и через какое время получат владельцы этих денег. С их помощью не увеличивают потребление товаров для семьи и государства, а создают будущий доход. Такие деньги не влияют на уровень цен товаров конечного потребления, а, следовательно, от их количества не зависят покупательная способность денег и инфляционные процессы. Такие деньги можно назвать инвестиционными, коммерческими или оборотными деньгами, так как их тратят в коммерческих целях - в целях производства доходов для их собственников.

Некоммерческие деньги (потребительские денежные средства) служат для удовлетворения конкретных потребностей их владельцев. Когда их тратят, то не прогнозируют, какой доход они принесут. Они не используются в коммерческих целях. Семья, покупая продукты питания, не вычисляет, какой она получит доход в будущем от такой траты денег. Однако для собственника предприятия деньги, предназначенные для выплаты заработной платы, являются инвестиционными, так как он вычисляет свой будущий доход, выплачивая зарплату. Если граждане, получившие зарплату, направляют часть ее в коммерческие банки, то и эта часть денег остается коммерческой (инвестиционными денежными средствами), так как граждане вычисляют, какой доход принесет им эта часть денег в будущем.

Такое разделение денег (неизвестное экономической науке, но известное каждому собственнику малого предприятия) приводит к формированию наиболее эффективной финансовой системы и денежной политики государства.

Количество некоммерческих (потребительских) денег в государстве, под воздействием основного закона рынка, определяет реальные цены на товары конечного потребления, а, следовательно, покупательную их способность, от которой зависит уровень инфляции или дефляции.

Количество же коммерческих (инвестиционных) денег определяет степень использования ресурсов общества, в том числе и трудовых, в коммерческих целях, в целях создания доходов для общества.

В рыночной экономике (в отличие от российской “псевдорыночной”) процесс ценообразования начинается с цен на товары потребления. Цены на средства производства под воздействием основного закона рынка зависят только от их способности влиять на производство и реализацию товаров потребления, но не наоборот, как это считают многие российские экономисты (и “либералы”, и “государственники”). Сохранившийся затратный механизм ценообразования на продукцию большей части предприятий в России и в других посткоммунистических странах (себестоимость плюс прибыль) - еще одно подтверждение нерыночного характера работы производительных сил, несмотря на предоставление предприятиям коммерческой свободы.

До тех пор, пока цены на средства производства не будут определяться ценами на товары потребления, экономика России и других пост коммунистических стран не может быть признана рыночной. Любые рыночные методы воздействия (неотвратимое банкротство, запрет на бюджетное финансирование предприятий, их реструктуризация, сокращение производства якобы нерентабельной продукции, борьба с инфляцией путем сокращения эмиссии денег, запрет бартерного обмена и взаимозачетов.) на экономику России, еще не перешедшую на денежные (рыночные) отношения, вместо положительного результата приведут к обратному. В нерыночной российской среде нужно использовать и нерыночные методы для устранения угрозы экономических катастроф, в том числе и эмиссионные, несмотря на сильнейшее противодействие им со стороны наших и зарубежных “монетаристов”. Лучше жить с “плохими” инфляционными деньгами, чем совершенно без денег!

Наиболее эффективная денежная политика в рыночной экономике должна поддерживать постоянную покупательную способность некоммерческих денег и количество коммерческих денежных средств, достаточное для использования всех ресурсов общества в активной коммерческой деятельности по производству доходов для общества.

В связи с таким выводом необходимо отметить, что политика поддержания курса валют, сокращения дефицита бюджета и эмиссии денег, поддержания курса акций на фондовых рынках и другие монетарные меры, не связанные с выше перечисленными, являются ошибочными и ведут к дестабилизации экономики.

Пропорция коммерческих и некоммерческих денег в мелких хозяйствах может достаточно эффективно определяться самими собственниками денег. Они способны правильно определять - какую часть денег направлять для производства доходов, а какую часть отнести семье на потребительские расходы. Этим и объясняется успех реформ в Китае и нэпа в России, когда основная масса работающих была занята в мелких крестьянских хозяйствах, торговле и предприятиях промышленности группы “Б”.

В условиях развитого промышленного производства эффективная пропорция денежных средств, направляемых на производство доходов и на потребление, без регулирующей роли государства установиться не может. Такая пропорция устанавливается дифференциацией налогов на денежные средства, направляемые на потребление и на производство доходов.

Низкие налоги или их отсутствие на денежные средства, направляемые на производство доходов (деньги предприятий), и высокие налоги на денежные средства, направляемые на потребление (деньги граждан), приводят к увеличению инвестиций и к уменьшению расходов на потребление.

Однако это вовсе не должно означать сокращение общей массы денег, направляемых на потребление. Их количество должно поддерживаться национальным банком из условия сохранения постоянной покупательной способности потребительских денег, чтобы не допускать ни разрушительной инфляции (понижение покупательной способности денег), ни еще более разрушительной дефляции (повышение покупательной способности денег).

Изменение покупательной способности потребительских (населения и бюджетных) денег во времени приводит к ложной рентабельности работы предприятий по производству и реализации товаров конечного потребления. При инфляции происходит лишь численное, ложное увеличение прибыли предприятий. При дефляции - ложное ее снижение, вследствие чего наступают ложные массовые банкротства (кризисы перепроизводства). По цепочке банкротства затем переходят и на производство средств производства. Ложные банкротства гораздо опаснее для экономики, чем ложное завышение прибыли предприятий. Дефляция, вызванной сокращением количества денег в хозяйственной деятельности, оказалась главной причиной Великой депрессии в США.

Ложное банкротство при дефляции приводит к остановке производства, а ложное повышение рентабельности при инфляции к неэффективной трате ресурсов.

При инфляции тратят дорогие деньги, а получают увеличенное количество дешевых, чем и объясняется искусственное повышение рентабельности предприятий. Хозяйствующие субъекты реагируют на такую ложную экономическую информацию увеличением процента за кредиты денежных средств. Кредиты становятся дорогими. В условиях непрогнозируемого роста цен долгосрочная и среднесрочная кредитная деятельность резко сокращаются, что, в конечном счете, приводит к стагфляции, то есть к спаду производства при увеличении количества денег у потребителей (при инфляции).

При дефляции заем денег становится разорительными для производителей товаров. Они занимают дешевые деньги, с низкой покупательной способностью, а вынуждены отдавать дорогие, да еще и с процентами.

По этой причине золотой эквивалент денег из-за накладываемых им ограничений на рост массы денег, которая не поспевала за ростом объемов производства, приводила к так называемым циклическим кризисам перепроизводства. Избавление от долговых обязательств собственников предприятий перед кредиторами, происходило за счет массовых банкротств. При банкротстве новые собственники, освобожденные от груза долговых обязательств, могли снова начать производство товаров, что приводило к оживлению, а затем к бурному подъему экономики. Но затем и новые собственники снова попадали в ситуацию ложных банкротств (спад производства и кризис перепроизводства). При дестабилизирующей монетарной политике государства кризис мог достигать катастрофических размеров. Огромное количество нереализованных  продуктов питания и толпы голодных - главная характеристика экономики США в те времена. Дело доходило даже до уничтожения громадного количества товаров потребления, чтобы остановить падение цен на них, остановить дефляцию. Самое главное лекарство от этой болезни - это увеличение массы денег в экономике, что и сделал Рузвельт с помощью финансирования широкомасштабных общественных работ. Однако простая эмиссия денег и без этих работ привела бы к более быстрому выходу экономики США из кризиса тридцатых годов.

Золотой червонец в России в двадцатых годах также привел к кризису платежеспособности, что и стало главной причиной отказа руководства СССР от нэпа и переходу к пятилетним планам развития народного хозяйства, т. е. к плановой экономике. Задним числом можно сколько угодно обвинять Сталина за отказ от нэпа. Но в то время, когда экономику всего мира поразила Великая депрессия, все человечество с надеждой смотрело на эксперимент с плановым ведением народного хозяйства в России, который мог бы найти альтернативу безумному состоянию мировой экономики в то время. Великий Эйнштейн по этому поводу высказывался так: “Потомки с благодарностью будут вспоминать опыт России, впервые доказавшей возможность планового ведения хозяйства”.

При формировании экономической политики государства большое значение имеют процессы перехода денег из коммерческих в потребительские и наоборот. Таких переходов может быть несколько.

Собственники коммерческих предприятий отчисляют часть доходов предприятий (деньги предприятий - коммерческие деньги) от продажи товаров и услуг на свои потребительские расходы. В этом случае коммерческие деньги предприятия превращаются в потребительские деньги в виде доходов собственника. Необходимо при этом отметить, что производство доходов для собственника предприятия (потребительские деньги) является целью работы коммерческого предприятия и положительно воздействует на состояние экономики государства.

Собственники коммерческих предприятий, выплачивая заработную плату наемным трудящимся и наемной администрации предприятий, переводят коммерческие денежные средства предприятий в потребительские деньги наемного труда, если те будут тратить их для удовлетворения своих потребностей. Однако надо отметить, что заработная плата не является целью работы коммерческого предприятия. Для собственника предприятия деньги, которые идут на оплату труда, являются инвестиционными. Они ничем не отличаются от денежных средств, идущих на закупку средств производства и товаров, необходимых для коммерческой деятельности предприятия. Но деньги, переходя в руки наемного труда, которые они хотят потратить на удовлетворение своих потребностей, превращаются в потребительские.

То же происходит, когда предприятия выделяют деньги на спонсорскую помощь или на благотворительные цели. Они переводят коммерческие деньги предприятий в потребительские. Но если оплата труда носит инвестиционный характер, стимулирующий производство товаров, то спонсорская и благотворительная деятельность уменьшают инвестиционную деятельность предприятий, что оказывает негативное влияние на экономическую деятельность предприятий.

Когда государство забирает денежные средства предприятий через налоги в бюджет, то происходит тот же самый процесс перевода коммерческих денег предприятий в потребительские, так как бюджетные расходы относятся к некоммерческим расходам. Однако если доходы собственника - цель работы коммерческих предприятий (она заставляет собственника оставлять достаточно денежных средств для коммерческой деятельности предприятий, думая о своих будущих доходах), а заработная плата стимулирует труд для увеличения доходов предприятий, то налоги с денег предприятий носят антиэкономический характер. Налоги на денежные средства предприятий уничтожают коммерческие деньги и увеличивают количество потребительских, что равноценно эмиссии денежных средств, используемых обществом для потребления.

Нельзя в целях наполнения бюджета использовать налоги на денежные средства предприятий и пошлины на товары.

Они могут играть только регулирующую роль, искусственно повышая себестоимость товара и сокращая объемы его производства, например, алкогольной, табачной продукции, экологически вредных технологий, а также их импорт и экспорт.

Нужно отметить, что кражи денег у предприятий и у граждан влияют на экономику по-разному. Кража денег у предприятий наносит двойной ущерб обществу, ибо уничтожает инвестиционные деньги предприятий, что приводит к спаду их активной деятельности. Перейдя через руки преступников в потребительский сектор, краденые деньги играют такую же роль, как и фальшивые. То есть воры денежных средств у предприятий выполняют еще и роль фальшивомонетчиков для экономики государства. Если происходит кража денег у граждан, то экономическая активность в обществе не уменьшается. И трудящиеся, и собственники коммерческих предприятий на следующий день после кражи будут заниматься тем же самым, что и до нее (возможно и более активно, чтобы восполнить свои потери). При этом количество потребительских денежных средств в экономике не меняется. Но если деньги крадут у предприятий, это приводит к сокращению объемов производства и занятости из-за недостатка денег на оплату труда и закупку инвестиционных товаров для предприятий. Общее количество инвестиционных денежных средств в экономике страны уменьшается.

3.13. Сбережения граждан

Из определения денег следует, что деньги как инструмент соизмерения относительной ценности (потребности) общества в товарах появляются только одновременно с их распределением в процессе постоянно идущих сделок. Вне процесса купли и продажи товаров деньги существовать не могут.

А что происходит с деньгами, которые граждане хранят в качестве сбережений и не используют в хозяйственной деятельности? Они временно перестают быть инструментом, измеряющим потребности общества. С их помощью не происходит распределение товаров. Они временно выбывают из экономической деятельности и перестают быть деньгами, но при определенных обстоятельствах они ими снова смогут стать. Такой процесс выбытия денег из экономической деятельности можно называть тезаврацией - использование денег, как и сокровищ в целях сбережений. В отличие от сокровищ, которые не могут потерять свою стоимость для общества (хотя она и может меняться), денежные сбережения могут потерять свою покупательную способность при неправильной экономической политике государства. Возможны конфискационные денежные реформы и инфляция, понижающая покупательную способность денег. Многие люди денежным сбережениям по этой причине предпочитают сбережения в драгоценных металлах, драгоценных камнях и в произведениях искусства. По этой же причине граждане в странах с нестабильной валютой предпочитают делать сбережения в валюте других государств.

Сбережения граждан в деньгах, которые они не используют в экономической деятельности, воздействуют на экономику так же, как и уничтожение денег, но только временно, до их возвращения в экономическую деятельность. Их возвращение в экономическую деятельность равнозначно денежной эмиссии. Для того чтобы сбережения граждан не влияли негативно на экономику, национальный банк должен отслеживать этот процесс - либо увеличивая количество денег с помощью эмиссии, либо уменьшая с помощью их изъятия. Для того чтобы уменьшить склонность к сбережениям, государство должно стимулировать использование денег граждан в коммерческой деятельности своей налоговой политикой. Нужно не облагать налогом ту часть доходов граждан, которую они направляют в коммерческий банк или вкладывают в коммерческую деятельность, то есть, используют эти доходы в качестве инвестиционных денег.

3.14. Денежная политика государства

Если денежная (монетарная) политика государства будет исходить только из поддержания постоянной покупательной способности потребительских денег (постоянства уровня цен на основные товары потребления), такая политика будет наиболее эффективной денежной политикой в области потребления.

Необходимо признать, что денежная политика государства, направленная на сокращение дефицита бюджета (на сокращение эмиссии денег) и на поддержание курса национальной валюты, ошибочна. Эмиссия денег должна точно соответствовать увеличению производства товаров потребления. Она должна увеличивать спрос на них путем увеличения количества потребительских денег. И напротив - уменьшать денежный спрос на товары потребления, уменьшая количество потребительских денег в точном соответствии с уменьшением производства товаров конечного потребления, например, при сокращении производства продуктов питания из-за сильной засухи.

Если бы все страны исходили в своей денежной политике из поддержания постоянной покупательной способности своих валют на внутренних рынках, то курсы валют были бы устойчивы и не зависели бы от спекулятивных игр на финансовых и фондовых рынках.

Объем коммерческих (инвестиционных) денежных средств должен определяться полным использованием ресурсов общества в коммерческой деятельности - в производстве доходов для собственников, а, следовательно, и для всего общества. Ограничением в объемах коммерческих (инвестиционных) денежных средств должна стать ответственность собственников коммерческих банков своим имуществом за своевременной возврат кредитов национальному банку, а также его процентная ставка. Собственники коммерческих банков, при их ответственности за возврат кредитов национальному банку, не возьмут кредитов больше, чем могут использовать предприятия в коммерческой деятельности. Ограничением количества инвестиционных денежных средств может быть только объем свободных материальных и трудовых ресурсов в обществе.

Одна из важнейших функций государства - создание и поддержание в надежном и устойчивом состоянии денежной системы. Кроме государства такую систему никто не может создать и поддерживать ее нормальную работу. Но от нее зависит, смогут ли люди правильно оценивать результат деятельности друг друга или нет.

Государственным органом, призванным осуществлять денежную политику в государстве, является национальный банк страны. В России таковым должен стать Банк России. Исходя из предыдущих выводов, можно сформулировать наиболее надежную и эффективную денежную политику государства.

Денежной политикой государства должен заниматься только национальный банк. Правительство не должно иметь право вмешиваться в нее, так как в условиях рыночной экономики оно является таким же хозяйствующим субъектом, как и все остальные. Поэтому нельзя допускать правительство к формированию денежной политики государства. Для того чтобы национальный банк мог выполнять свои функции, к нему должны предъявляться следующие требования:

1. Национальный банк должен быть некоммерческим предприятием и содержаться только за счет бюджета государства. Он не должен получать собственные доходы, так как цель его работы некоммерческая - обеспечение надежной работы финансовой системы как единого целого, а не продажа денежных средств отдельным финансовым учреждениям с целью получения доходов.

2. Национальный банк не должен заботиться о бюджете государства. Эти заботы должны быть только у правительства (министерства финансов и налоговой службы). Если национальный банк будет в какой-то степени привязан к решению вопросов бюджетного характера, то он не сможет проводить эффективную денежную политику в государстве. Каждый в государстве должен выполнять свои функции.

3. Национальный банк должен поддерживать постоянную покупательную способность потребительских денег на внутреннем рынке, осуществляя их эмиссию в строгом соответствии с ростом производства товаров потребления или их изъятия при спаде.

4. Национальный банк должен поддерживать достаточное количество коммерческих (инвестиционных) денежных средств и их распределение по регионам, чтобы наиболее эффективно использовать все ресурсы общества коммерческим сектором народного хозяйства для производства доходов. Регулирование количества коммерческих денег должно осуществляться национальным банком за счет установления неотвратимой ответственности собственников кредитных учреждений своим имуществом за своевременный возврат кредитов, а также регулированием процентной ставки при продаже коммерческих денег кредитным финансовым организациям. Но продажа инвестиционных денежных средств коммерческим финансовым учреждениям не должна носить коммерческий характер (получение доходов национальным банком). Целью продажи инвестиционных денежных средств должны быть - поддержание достаточной, но не избыточной, покупательной способности предприятий коммерческого сектора народного хозяйства и сохранять ответственность собственников кредитных учреждений за эффективное использование кредитов национального банка.

5. Национальный банк не должен ориентироваться в своей деятельности на количество денежных средств. Он должен постоянно выпускать новые денежные средства и уничтожать старые (кроме наличных, годных для дальнейшего использования). Работа национального банка должна основываться на совершенно иных принципах, чем работа коммерческих банков, поскольку у него другие задачи. Следовательно, у него должна быть и иная технология работы. Учет не должен вестись по схеме доходов и расходов. Структура работы национального банка должна строиться на эмиссии и уничтожении денежных средств, как некоммерческих (потребительских), так и коммерческих (инвестиционных).

6. Национальный банк должен регулировать спрос и предложения иностранной валюты, блокируя неожиданные изменения курса валют, связанных со спекулятивными действиями и не связанные с реальной экономической деятельностью в государстве. Он не должен ставить конечной своей целью поддержание постоянного курса национальной валюты к любой иностранной. Постоянный курс должен быть следствием правильной денежной политики государства, а не целью. Национальный банк обязан поддерживать постоянную покупательную способность денег на внутреннем рынке и договариваться с другими государствами об аналогичной их денежной политике, что и обеспечит постоянный курс валют в условиях их временных колебаний.

7. Национальный банк должен определять правила работы финансовой системы и контролировать ее работу.

3.15. Финансовая система

Если денежная политика государства обеспечивает необходимым количеством денежных средств экономику государства, то финансовая политика обеспечивает эффективность движения денежных потоков, а, следовательно, и эффективность использования ресурсов общества. От устройства финансовой системы во многом зависит правильная оценка результатов деятельности предприятий, не только в краткосрочной перспективе, но и в долгосрочной. Без концентрации инвестиционных денежных средств на наиболее перспективных направлениях (для создания новейших технологий) невозможно обеспечить экономику государства высоким уровнем промышленного потенциала и осуществлять крупномасштабные проекты.

От устройства финансовой системы во многом зависят уровень спекулятивной и криминальной деятельности в обществе, а также полнота сборов налогов.

Необходимо отметить, что введенные экономической наукой понятия оборота денег, массы денег, а также уравнение обмена ничего, кроме схоластики не означают. Ими невозможно пользоваться в практической деятельности. Масса денег и ускорение оборота денег имело смысл при золотом эквиваленте, когда масса денег была ограничена массой золота. Ускорение оборота денег компенсировало недостаток денежных средств, вызванный золотым эквивалентом. Но при правильной политике национального банка количество денег должно регулироваться в зависимости от потребностей народного хозяйства. Оборот денег и общая масса денег должны перестать быть регуляторами экономики, а, следовательно, и не должно быть таких требований к финансовой системе. Денежных средств в экономике должно быть столько, сколько нужно. Они должны эффективно обслуживать народное хозяйство, а не наоборот.

Финансовая система должна быть надежным инструментом для обслуживания всего народного хозяйства денежными средствами. Она должна иметь устойчивый характер работы и исключать возможность финансовых обвалов и кризисов.

Поскольку в рыночной экономике деньги потребителей определяют направление деятельности производительных сил, то от устройства финансовой системы зависит, в конечном счете, эффективность работы экономики отдельных государств и всей мировой экономики в целом. Финансовая система, направляя кредиты покупателям, предопределяет направление развития различных отраслей народного хозяйства и регионов. По значению для общества она равноценна Госплану в натурально-плановой экономике. Куда пойдут денежные потоки, там и будет наблюдаться экономический подъем. Финансовая система обеспечивает инвестициями народное хозяйство. Современное общество для обеспечения научно-технического прогресса не может обходиться без управления денежными потоками и их концентрации на наиболее перспективных направлениях. За счет собственных средств собственники предприятий не могут быстро осваивать новые прогрессивные технологии. Если Госплан управлял всеми производительными силами в натурально-плановом хозяйстве, то финансовая система управляет ими в рыночной экономике.

Финансовая система состоит из финансовых учреждений (банки, страховые компании, различные финансовые фонды, финансовые и фондовые биржи), правил их финансовой деятельности и правил финансовой деятельности предприятий. Национальные банки должны определять правила работы финансовых учреждений и предприятий, находящихся на территории государства, и осуществлять контроль за их финансовой деятельностью.

Финансовая система должна выполнять несколько функций:

- обслуживание клиентов, продавая им различные услуги в области финансовых операций и сбережений;

- концентрация финансов и кредитование ими предприятий и граждан;

- страхование граждан и предприятий от непредвиденных обстоятельств;

- обеспечение надежности и устойчивости финансирования народного хозяйства;

- контроль законности финансовых операций и доходов.

Необходимо отметить, что, как и вся экономика, финансовая система создавалась не с помощью разработанных кем-либо проектов их работы с заранее известными параметрами, а методом проб и ошибок, которые не гарантировали ее от крупных недостатков. Не будем вникать в историю возникновения и развития финансовой системы, а лишь отметим наиболее сильные негативные ее стороны, которые не позволяют ей работать эффективно и надежно.

Главный ее недостаток в том, что она не смогла исключить возможность сразу нескольким хозяйствующим субъектам одновременно претендовать на использование ими одних и тех же денежных средств. Это приводит к неустойчивому характеру финансовой системы, когда вкладчики денег могут потребовать свои денежные средства уже использованные финансовыми учреждениями в кредитной деятельности. Требования вкладчиков могут превышать возможности финансовых учреждений, что приводит к их банкротству не по причине их неэффективной деятельности, а из-за непредвиденных внешних факторов (политических, финансовых спекуляций, подрывной деятельности определенных лиц на финансовых и фондовых биржах и так далее). Резервирование части активов коммерческих банков в национальном банке, направленное на устранение этого дефекта финансовой системы, не всегда срабатывает.

Второй недостаток финансовой системы - это безответственность лиц, которые принимают решения в области деятельности финансовых учреждений (финансовые пирамиды, отсутствие контроля со стороны собственников за деятельностью финансовых учреждений или отсутствия собственника у них как такового и т. д.).

Третий недостаток - отсутствие разделения денежных средств на инвестиционные и потребительские деньги, а также отсутствие надежного контроля за величиной доходов граждан, что не позволяет обеспечить полный сбор налогов.

Четвертый недостаток - финансовые системы позволяют использовать незаконные и преступные доходы граждан и государств.

Пятый недостаток - недостаточное финансирование перспективных крупномасштабных проектов, а также отсутствие во многих странах механизма равномерного распределения инвестиционных денежных средств по регионам.

Шестой недостаток - недостаточно прочная и надежная связь финансовых систем различных государств, что не обеспечивает нормальную внешнеэкономическую деятельность.

Седьмой недостаток - возможность эмиссии безналичных денежных средств коммерческими банками, которая, в конце концов, приводит к обвалам банковской системы.

Какая же финансовая система позволит избежать перечисленных недостатков? Такая система должна строиться на иных принципах и технологиях работы финансовых учреждений и предприятий. Финансовая система во всем мире требует серьезной реформы.

Цель такой реформы - отказаться от ложного утверждения, что финансовая система не должна навязываться сверху, а должна лишь следовать выгоде ее участников. Это, так называемый принцип либерализма, навязываемый человечеству “монетаристами”, сторонниками чикагской экономической школы.

Финансовая система призвана эффективно обслуживать экономику общества. Общество не должно подстраиваться под нескоординированные финансовые действия и интересы хозяйствующих субъектов. Без ее детальной разработки органами государственной власти и международными организациями она эффективно работать не сможет. Сегодня спекулятивная финансовая деятельность на фондовых и финансовых рынках позволяет, не принося пользу обществу, получать громадные доходы. Это самое веское доказательство существования серьезных дефектов в мировой финансовой системе.

Что нужно изменить в финансовой системе, чтобы исключить ее основные недостатки?

1. Необходимо отказаться от самого принципа работы финансовых учреждений по разнице активов и пассивов с резервированием определенной части активов в национальном банке. Необходимо установить такой порядок работы финансовой системы, чтобы каждая денежная единица могла определенное время находиться в распоряжении лишь одного хозяйствующего субъекта, и чтобы другие в это время не могли предъявить свои права на ее использование.

С этой целью нужно установить только две формы вкладов в финансовые учреждения:

а) Первая форма вкладов должна представлять собой продажу денежных средств финансовому учреждению или предприятию на определенное время и ранее этого срока вкладчик (продавец денег) не должен иметь права требовать возврата этих средств, за что продавец денег должен получать процент, оговоренный контрактом (продажа облигаций и выделение кредита);

б) Вторая форма вкладов должна представлять собой денежные средства, предназначенные только для финансовой деятельности клиента. Услуги, предоставляемые банком клиенту, должны оплачиваться, а банк в свою очередь не должен иметь права использовать эти денежные средства клиента в своей деятельности.

Все остальные формы вкладов и заимствований необходимо отменить.

В первом случае продавец денег должен нести риск вместе с владельцами финансовых учреждений и кредитополучателем за эффективность использования ими денежных средств, за что он и получает свой процент. Продавец должен знать, кому он продает свои денежные средства, чтобы не ошибиться. Финансовое учреждение должно знать, кому и подо что оно дает деньги в кредит, чтобы нести риск вместе с владельцами предприятий за эффективность использования кредита. Следовательно, финансовое учреждение должно осуществлять контроль за расходованием этих заимствованных денежных средств в соответствии с заключенным контрактом между финансовым учреждением и кредитополучателем, чтобы не допускать их расходование на иные цели.

Такое взаимоотношение между продавцами и покупателями коммерческих (инвестиционных) денег приводит к другой технологии работы финансовых учреждений. Кредитование финансовым учреждением реального сектора экономики должно происходить в суммах и в сроках, не превышающих сумм своих и купленных денежных средств на этот же срок. Никаких резервирований в национальных банках активов финансовых учреждениях не нужно будет делать, так как при таком порядке взаимоотношений владельцев денег и кредитных учреждений будут исключены спонтанные ажиотажные изъятия денежных средств из финансовых учреждений. Финансовая система будет работать устойчиво и надежно, так как при любых обстоятельствах никто не бросится изымать денежные средства ранее срока, на который они были проданы своими владельцами.

Такой же порядок финансирования необходимо установить между предприятиями реального сектора и владельцами денег без посреднической деятельности финансовых учреждений (продажа облигаций). Такая форма прямого инвестирования под долговые обязательства собственников предприятий должна заменить покупку акций предприятий мелкими вкладчиками. Такая форма инвестирования реального сектора народного хозяйства будет эффективней, чем продажа акций, так как мелкий вкладчик, даже приобретая акции, все равно не выполняет функций собственника предприятий, о чем будет сказано ниже в этом докладе, когда речь пойдет о собственниках предприятий.

Денежные средства на счетах граждан и предприятий, которые были бы не проданы финансовому учреждению за процент, а предназначались лишь для обслуживания самих клиентов, не должны использоваться финансовыми учреждениями. Для этого необходимо привлекать виновных в использовании этих денежных средств к уголовной ответственности, как за кражу финансов у их владельцев. Такая новая финансовая система не несет угроз вкладчикам при банкротстве финансовых учреждений, так как не позволяет этими средствами воспользоваться кому-либо кроме вкладчика. За предоставление финансовым учреждением услуг клиенту без права использования вкладов в деятельности учреждения, вкладчик должен оплачивать эти услуги в соответствии с заключенным соглашением.

Итак, за один вид вкладов владелец денег должен получать процент, а за другой он обязан платить сам за предоставление ему услуг финансовым учреждением.

Такая реформа финансовой системы делает ее надежной и устойчивой. Она будет лишена самой возможности финансовых обвалов и кризисов.

Еще раз необходимо остановиться на ложности начальной посылки сторонников либерализма - не должно запрещаться то, что выгодно индивидуальным хозяйствующим субъектам. Финансовая система должна вводить определенные ограничения на деятельность хозяйствующих субъектов, чтобы не допускать финансовых обвалов и кризисов. Она не должна позволять получать доходы гражданам, которые не делают что-либо полезного для общества. Необходимо развеять миф о том, что деньги делают деньги. Сами по себе они не должны приносить доходы. Эффективная финансовая система не должна давать возможности получать доходы кому-либо, если они не делают ничего полезного для общества. Доходы должны соответствовать только результатам деятельности граждан на пользу общества, независимо от характера их деятельности.

2. Все операции по купле и продаже товаров и услуг между предприятиями, а также продажа товаров выше определенной стоимости должны фиксироваться и быть подконтрольны органам государственной власти. Поэтому они должны проводиться на безналичной основе. Коммерческой тайной должны быть внутренние дела предприятий, но не внешние. Коммерческой тайной могут быть подготовка к производству и реализации товаров и применяемые технологии, но результат деятельности предприятий и их финансовое состояние не могут быть тайной для общества, иначе оно будет дезинформировано и не будет способно принимать правильные решения. Ведь все решения, которые принимают продавцы товаров при их производстве и реализации, принимаются на основе денежной информации в экономической жизни общества и эта информация не должна быть для них закрытой.

Оценка обществом результатов деятельности граждан и предприятий не может быть тайной от самого общества. Конечно, исключением из правил может быть государственная тайна, в том числе и отнесенные к ним коммерческие операции.

3. Все операции по продаже товаров высокой стоимости гражданам также должны проводиться на безналичной основе с единого расчетного счета гражданина, чтобы государство взяло под контроль законность происхождения доходов граждан и обеспечило полноту сборов налогов. Не должно быть тайной от органов государственной власти происхождение доходов граждан и их величина (с неизвестного дохода невозможно взять налог). Все денежные средства, поступаемые на счета граждан и предприятий, должны иметь сведения об их происхождении. Только в этом случае становится невозможной реализация незаконных доходов выше определенной суммы, что поставит надежный барьер криминальной деятельности. Должна уйти в прошлое поговорка - “деньги не пахнут”. Эффективная политика государства по борьбе с незаконными доходами состоит в том, чтобы создать условия, при которых ими нельзя было бы воспользоваться.

4. Для регулирования объемов денежных средств в различных регионах там, должны быть организованы отделения национального банка, которые бы поддерживали необходимый объем инвестиционных денежных средств. Нужно признать, что из всех известных финансовых систем наиболее правильная политика в этом отношении проводится в США. Функции национального банка там выполняют несколько территориальных банков, входящих в резервную национальную финансовую систему, которые следят за равномерным распределением кредитных средств по регионам.

5. Для организации более эффективного движения коммерческих (инвестиционных) денежных потоков должны быть созданы коммерческие банки различных уровней: крупные, среднего уровня и мелкие кредитные финансовые учреждения, которые занимались бы кредитованием проектов различного масштаба - от индивидуальных хозяйств до крупномасштабных проектов. Для того чтобы их создать, национальному банку необходимо устанавливать нижние пределы кредитов для крупных и средних банков, чтобы они не могли конкурировать с мелкими банками и не могли монополизировать кредитную деятельность.

6. Различного рода сберегательные банки должны быть аннулированы. Их функции в новой финансовой системе могут выполнять любые коммерческие банки. Деньги, выполняющие функции сбережений, не должны участвовать в коммерческой деятельности, так как любая такая деятельность связана с риском. Сбережения не должны подвергаться риску. Страховые компании также не должны участвовать в инвестиционной деятельности, кроме вложений в мероприятия, понижающие степень риска, и в меры, предотвращающие злоупотребления со стороны отдельных лиц, пользующихся страховыми полисами.

7. Введение единых правил работы финансовых и денежных систем во всех государствах - единственный путь повышения эффективности и надежности работы мировой финансовой системы.

3.16. Собственность и собственники

Одним из центральных вопросов в рыночной экономике является вопрос собственности. Он настолько политизирован экономической наукой, настолько запутан, что до сих пор не раскрыта эффективность различных видов собственности и роль собственника в народном хозяйстве.

Собственность - это то, что используется только собственниками для удовлетворения своих потребностей. В собственности не может быть, например, воздух, так как невозможно ограничить кого-либо в его потреблении. Однако жилье в курортных зонах является собственностью, которое из-за целебного воздуха стоит дороже, чем в других местностях. Писатели-фантасты обыгрывают ситуацию и с продажей воздуха, когда он становится дефицитным. В собственности может быть лишь то, что может принадлежать кому-то и приносить собственникам какую-либо пользу. Собственность - понятие широкое. К ней относится и интеллектуальная собственность, если использование ее другими лицами можно ограничить. Но, например, использование фундаментальных открытий в науке невозможно ограничить, если они стали известными в обществе. Нельзя ограничить использование знаний закона сохранения энергии или периодического закона Менделеева. Однако использование изобретений можно ограничить, и они становятся чьей-либо собственностью. Книги с изложением научных знаний также становятся чьей-то собственностью. К собственности относятся деньги и ценные бумаги. Они ничем не отличаются по признаку собственности от всех других.

В связи с этим необходимо отметить, что если общество считает, что часть денег собственника необходимо отчислять в бюджет с помощью налогов, это означает, что и с недвижимым имуществом можно поступать таким же образом. Если возможна при определенных условиях конфискационная денежная реформа, то также должна быть возможна и аналогичная реформа других видов собственности, приводящая к более эффективному ее использованию. Неприкосновенность частной собственности - это политический пропагандистский миф. Налоги на доходы граждан, которые являются частной собственностью, достаточно убедительно разбивают этот миф. Налоги - это одна из форм отчуждения частной собственности и ее перераспределения в обществе.

В зависимости от того, кто является собственником, собственность можно разделить на индивидуально-частную, коллективно-частную, государственную, общественную и собственность юридических лиц. Под государственной собственностью необходимо понимать собственность, которой распоряжаются органы власти всех уровней.

Всю собственность, независимо от ее внешних качеств (недвижимость, средства производства, деньги и так далее), можно разделить на два вида в зависимости от целей, для которых она используется: на коммерческую и на некоммерческую собственность.

Коммерческая собственность используется собственниками с целью получения ими доходов. Она служит для производства доходов собственникам, а, следовательно, и для всего общества, поскольку собственник отчисляет часть своих доходов в бюджет государства в виде налогов. Если коммерческая собственность перестает приносить доход, то собственник либо избавляется от нее, либо использует ее в других (некоммерческих) целях. Стоимость коммерческой собственности определяется ее способностью производить доходы для собственников. Ее нельзя вычислить, как и любую другую реальную стоимость. Она определяется только при ее купле и продаже. В связи с этим необходимо сделать главный вывод, чтобы покончить со спекуляциями вокруг этого вида собственности (собственности на средства производства). Причем эти спекуляции часто приводили к революциям и гражданским войнам из-за невежества народа, на чем наживали себе политический капитал радикальные левые силы.

Коммерческая собственность сама по себе не представляет собой богатства для общества. Она всего лишь инструмент по производству богатства.

Этот инструмент может производить богатство для общества только при определенных условиях. Поэтому бездумный передел коммерческой собственности - приватизация, национализация, в первую очередь средств производства, может просто лишить коммерческую собственность этого главного ее свойства, и она окажется никому не нужной. Задача общества состоит в том, чтобы создать такие условия, в том числе и с выбором собственников, при которых коммерческая собственность производила бы максимальный доход для общества, то есть, работала бы наиболее эффективно. Конечно, если есть возможность использовать коммерческую собственность в некоммерческих целях, то она представляет собой потенциальное богатство для общества. Например, легковые машины можно использовать для коммерческих (производственных) целей и для некоммерческих (личный транспорт). Но использовать доменную печь в некоммерческих целях уже невозможно. В Чикаго и Детройте сегодня можно наблюдать огромные кладбища заводов, которые нельзя использовать потому, что они перестали приносить доход собственникам. О любом крупном производственном предприятии нельзя сказать, что оно представляет собой богатство для общества. Оно будет представлять собой ценность для общества, если способно приносить доходы собственникам. Если оно не будет приносить доход, то оно окажется никому не нужным, так как тратит больше, чем производит. Закрытие таких предприятий с принятием мер, направленных на социальную защиту работающих на них, оказывает положительное влияние на благосостояние всего общества. И напротив, бюджетное финансирование этих предприятий с целью сохранения рабочих мест оказывает негативное влияние на благосостояние общества.

При проведении реформ в России была допущена принципиальная ошибка, когда без работы рыночного механизма была определена стоимость предприятий, так называемая балансовая стоимость. Стоимость коммерческого предприятия можно узнать только по его способности производить доходы для собственников. Одинаковые по своей оснащенности предприятия, но расположенные в разных странах, могут быть и высоко рентабельными и нерентабельными в зависимости от стоимости и квалификации рабочей силы в этих странах.

По этой причине при правильной экономической политике государства российские предприятия и средства производства окажутся более рентабельными, даже с учетом технологической отсталости, чем аналогичные предприятия в западных странах. В России одна из самых дешевых в мире квалифицированная рабочая сила. Это обстоятельство способно привлечь громадные иностранные инвестиции, так как дешевле производить аналогичные средства производства и товары не в западных странах, а в России, используя дешевую квалифицированную рабочую силу, в первую очередь интеллектуальную.

Некоммерческая собственность используется для удовлетворения потребностей собственников. Ее целью не должно быть получение доходов, хотя в некоторых случаях ее использование может и приносить доход собственникам. Например, можно сдавать временно в найм часть своего жилого помещения, но главной целью такого жилья все же остается проживание в нем собственника. Метро в городе Москве не может быть коммерческим предприятием, так как его работу нельзя остановить по признаку нерентабельности, иначе жизнь города будет парализована. Однако работа метро может оказаться как прибыльной для бюджета города, так и убыточной, требующей дотаций. Единая энергосистема страны также не может быть коммерческой, так как ее работу нельзя остановить по признаку нерентабельности. Некоммерческая собственность представляет собой богатство для общества до тех пор, пока она способна удовлетворять его потребности, которые соответствуют затратам на их удовлетворение.

О возможности и необходимости передела собственности или ее запрета сказано много нелепого. Настало время прийти к важным выводам, чтобы покончить с политическими спекуляциями, потрясавшими мир. Даже сами слова “передел собственности” стали в обществе синонимом социальных потрясений и катастроф. Однако, без постоянного передела собственности невозможно и само существование общества.

1. Передел коммерческой собственности оправдан только тогда, когда у новых собственников она начинает работать более эффективно. Раздел и передел коммерческой собственности совершенно неоправдан, а порой может стать катастрофическим для общества, если после них либо уменьшается эффективность ее использования, либо она, спустя некоторое время, становится никому не нужной, так как перестает приносить новым собственникам доход. Все остальные точки зрения на проблемы изменения форм коммерческой собственности (как о необходимости национализации средств производства в целях достижения социальной справедливости - со стороны левых политических сил или о неприкосновенности частной собственности и невмешательстве государства в ее работу - со стороны правых) - всего лишь политические идеологии, ничего общего не имеющие с эффективностью работы народного хозяйства. В конституции государств должно быть заложено основное требование к коммерческой собственности: собственником средств производства (коммерческой собственности) может быть лишь тот, кто способен обеспечить ее наиболее эффективную работу.

Банкротство собственников (но не предприятий) - важнейший инструмент замены неэффективных собственников на эффективных. Принудительная процедура лишения собственности тех, кто не использует ее в коммерческой деятельности, также один из элементов эффективной государственной политики. Например, принудительная продажа необрабатываемых сельскохозяйственных земель. Необходимо исключить из экономической практики процедуру банкротства предприятий. Должна быть введена лишь процедура банкротства собственников, а не предприятий, что не одно и тоже. При банкротстве собственников они должны отвечать за долги предприятий своей личной некоммерческой собственностью, а не только тем, что находится на учете предприятий. При процедуре банкротства должны рассматривать не работу предприятия, а речь должна идти о смене собственников и ответственности бывших собственников за долги предприятий.

2. Передел некоммерческой собственности допустим и необходим с целью наиболее эффективного ее использования для всего общества и для уменьшения степени конфликтности в обществе.

Налоговая система является главным денежным инструментом такого передела. Недостаточная эффективность налоговой системы - основная причина революций, потрясавших весь мир длительное время. Когда выдвигают лозунги о строительстве социально-ориентированной экономики, под этим невольно подразумевают эффективный передел денежной некоммерческой собственности (одной из главных в обществе). Эффективная налоговая система скандинавских стран сделала эти страны социально стабильными.

Отсутствие механизмов перераспределения доходов в рамках всего мирового сообщества является главной причиной межгосударственного и межнационального антагонизма. Так же как в скандинавских странах была введена эффективная налоговая система, так и в рамках всего мира рано или поздно будет введена аналогичная налоговая система. Она должна быть способна поднять уровень образования и квалификации труда в развивающихся странах. Она должна быть призвана решать те проблемы в мире, которые не могут решаться государствами по отдельности, но представляют угрозу человечеству. Например, борьба с организованной преступностью и терроризмом, решение экологических проблем глобального характера, борьба с преступными государственными режимами, ликвидация последствий стихийных бедствий и т. д.

Всемирная налоговая система, как и любая налоговая система, не может строиться на добровольных началах. Необходимо создать мировое правительство, наделенное правом перераспределения в мире денежной некоммерческой собственности, так же как это делается во всех государствах. Необходимо обратить внимание, что речь не должна идти о таком перераспределении денежных средств граждан планеты, которое приводит к усилению конфликтов, а, напротив, оно должно уменьшать степень конфликтности в мире. Только неэффективная налоговая система привела к нежеланию многих граждан провинции Квебек оставаться в составе Канады.

Передел некоммерческой собственности необходим и в том случае, если она не используется собственниками. Так, необрабатываемые сельскохозяйственные земли, которые выбыли из коммерческой деятельности и превратились в некоммерческую собственность, необходимо принудительно передавать тем собственникам, которые будут ее использовать в коммерческих целях для производства продуктов питания. Национализации должны подлежать архитектурные памятники, исторические ценности, произведения искусств, имеющие мировое значение, природные заповедники, земельные участки, представляющие особую ценность для общества. Однако при этом необходимо соблюдать основополагающее правило - минимальную конфликтность. Исходя из этого правила, должны выбираться те методы передела некоммерческой собственности, которые приводят к достижению поставленной цели при минимальной конфликтности в обществе. Например, выплата собственникам стоимости по рыночному курсу при национализации или при принудительной передаче собственности другим собственникам.

Итак, надо различать собственность по целям, для достижения которой она используется. Это необходимо сделать не ради простой ее классификации, а для того, чтобы предъявлять к ней разные требования, особенно в сфере перехода ее от одних собственников к другим. То, что нужно для одного вида собственности, недопустимо для другого. Необходим законодательный запрет на бюджетную поддержку коммерческих предприятий, иначе они из производителей доходов превращаются в их потребителей, а это допустимо только для некоммерческих предприятий.

3.17. Типы коммерческой собственности

Рассмотрим коммерческую собственность и эффективность ее работы в зависимости от типа собственности.

Индивидуально-частная - это такая собственность, ответственность за результат использования которой лежит на одном человеке. Например, собственность домашних хозяйств, которая хотя и принадлежит всем членам семьи, но до ее раздела она считается индивидуальной и ответственность за эффективность ее использования несет глава семьи. Так фермерское хозяйство, хотя и принадлежит всем членам семьи, но все же считается индивидуальным хозяйством. Только один человек - глава семьи может принимать решения, иначе хозяйство не может работать эффективно. Размер предприятий при этом не имеет значения. Это может быть и большая компания, и малое предприятие. Частное предприятие может работать эффективно только при условии ответственности собственников своей личной некоммерческой собственностью за результаты деятельности и обязательства предприятия.

Коллективно-частная - это такая собственность, которой обладают несколько собственников, доля которых известна. Например, кооператив или частное акционерное предприятие. При рассмотрении работы коллективно-частной собственности необходимо иметь в виду, что эффективность ее использования не одинакова, а, напротив, принципиально различна. Это различие заключается в количестве частных собственников. При малом их числе они могут контролировать работу предприятия. При большом количестве собственников оно становится неконтролируемым ими и требует специальных процедур и контроля со стороны государственных органов, чтобы множество частных собственников не были обмануты их представителями в акционерных советах или руководителями предприятий. Совершенно очевидно, что организовать большие коллективы частных собственников с целью их контроля за деятельностью руководства предприятий, задача невероятно сложная, а порой и невыполнимая. Большие коллективы частных собственников неэффективны, поскольку они не могут достаточно успешно контролировать работу наемной администрации предприятий. Если доля акций некоторых частных лиц, принимающих решения на акционерных советах, незначительна по сравнению с суммой акций других акционеров, не заседающих в них, то первые могут принимать решения, противоречащие интересам большинства акционеров. Доход акционеров-членов совета от сомнительных операций может превышать доходы в виде дивидендов, получаемых ими как собственниками. Это порождает коррупцию членов акционерного совета в сговоре с администрацией предприятий. Подмена интересов частных собственников интересами руководства компаний одна из самых негативных сторон экономики США. Необходима серьезная реформа собственности в США и в других экономически развитых стран, чтобы излечить их экономику от серьезного недуга. Решение этого вопроса должно исходить из конкретной ситуации в этих странах, но пути решения могут быть только два: либо национализация акций компаний, либо передача их в собственность руководства компаний с заменой уставных фондов на залоговый, а акции мелких акционеров превратить в облигации.

Коллективная собственность - такая собственность, в которой не определена доля каждого собственника. Этот вид собственности порочный, так как неизвестно, кто и как отвечает за результат деятельности коллективного предприятия. Коллективная ответственность всегда оборачивается коллективной безответственностью, а интересы руководителя предприятия, хотя и выбранного, превалируют над интересами членов коллектива.

Государственная коммерческая собственность менее эффективна, чем частная, поскольку чиновники государства, в лучшем случае, могут нести ответственность только своей должностью за результат их деятельности и за долги предприятий, тогда как частная собственность предполагает ответственность собственников их личным имуществом за результаты деятельности предприятий. Однако это вовсе не означает, что государственная коммерческая собственность в принципе неэффективна. Необходимы специальные структуры управления государственной коммерческой собственностью и контроль за их работой. Необходим специальный контракт с чиновниками государства, закрепляющий их ответственность, как представителей государства-собственника, за эффективность работы предприятий. Необходим контроль со стороны специальных органов за сохранностью собственности государства. Например, в СССР существовали специальные структуры ОБХСС (Отдел борьбы с хищением социалистической собственностью). Особенно нелепо выглядят действия государства, которое передает по контракту предприятия в чье-то доверительное управление. Доверить выполнять кому-либо функции собственника невозможно. Можно по контракту нанять руководство предприятия и доверить ему управление предприятием. Но доверить выполнять бесконтрольно функции собственника кому-либо, кроме государственных органов, значит отказаться от выполнения обязанностей собственника. Коммерческую собственность государства можно отдать в аренду, продать, бесплатно передать, но доверить кому-либо выполнение обязанности собственника - абсурд. Это все равно, что доверить выполнять обязанности мужа кому-либо, передав ему свою жену в доверительное пользование. Никакого доверительного управления собственностью, когда государство-собственник устраняется от выполнения своих функций собственника, не должно существовать, как это принято часто в сегодняшней российской экономике. Можно лишь нанимать администрацию предприятий и фирм (директоров предприятий) и постоянно контролировать их работу, но передавать им акции в доверительное управление - это абсурд.

Коммерческая собственность юридических лиц - это такая собственность, когда одно предприятие является собственником другого. Этот вид собственности самый безответственный из всех. Одно коммерческое предприятие не может нести никакой ответственности за результат деятельности другого, собственником которого оно является.

Юридическое лицо (предприятие) - лицо неодушевленное. Нести ответственность могут только конкретные граждане (физические лица) за результаты своей деятельности или бездеятельности, но не неодушевленные юридические лица. Юридическое лицо не может быть вообще субъектом хозяйственной деятельности. Оно - объект хозяйственной деятельности, объект приложения усилий для деятельности людей, которые и должны нести ответственность перед кем-либо за результат своей деятельности. Юридическое лицо не может быть ни налогоплательщиком, ни банкротом, ни собственником.

Налогоплательщиком могут быть лишь частные собственники, которые должны отчислять часть своего дохода в бюджет государства. Предприятие же только инструмент в руках частного собственника по производству доходов для него.

Предприятие не может быть признано и банкротом. Банкротом могут быть признаны не предприятия, как юридические лица, а только собственники предприятий, со всеми последующими действиями органов государственной власти относительно долгов предприятий. Банкротство предприятий не предполагает их остановку. Оно должно быть лишь механизмом смены собственников. Частный собственник должен нести ответственность за долги предприятий своим личным имуществом, а не только имуществом предприятия. Тогда и только тогда появится неотвратимая ответственность собственника за результаты работы предприятия, что и обеспечивает общественный характер его работы. Такая ответственность обеспечивает работу основного закона рынка. Появляется сила, принуждающая снижать цены на товары, производимых на предприятии, до уровня признания их потребителями.

При коммерческой собственности юридических лиц интересы частных собственников (увеличивать свои доходы от работы предприятий) подменяются интересами администрации предприятий, владельцев акций других предприятий. При этом теряется контроль собственников за работой коммерческих предприятий.

Решения администрации предприятий, в собственности которых находятся акции других предприятий, когда она заседает от имени юридического лица в акционерном совете другого предприятия, как правило, никем не контролируются. Целью администрации предприятий (не контролируемой со стороны частных лиц в акционерных советах), становится не увеличение доходов частных собственников, а увеличение объема их личного экономического контроля и влияния. Чем они больше, тем больше значение чиновников компаний в обществе и их возможности для улучшения собственного благополучия. Если для частных собственников, в целях увеличения их доходов, порой выгодно разделить предприятие на несколько самостоятельных, то для администрации предприятия такой вариант в принципе не приемлем. При потере контроля со стороны частных собственников за работой предприятий интересы частных собственников - увеличивать свои доходы подменяются интересом администрации предприятий (представляющих юридические лица в акционерном совете) - увеличивать размеры капиталов предприятий, находящихся в их управлении.

Интерес чиновников транснациональных компаний (как интересы всех чиновников во все времена и во всех странах, когда их деятельность никем не контролируется) только один - увеличение своего влияния в обществе. Интерес таких чиновников ничем и никем не ограничен. Собственность юридических лиц несет громадную угрозу миру. Чем больше влияние транснациональных компаний, тем большего влияния хотят чиновники этих компаний. Это закономерное устремление всех чиновников, и совершенно неважно, какие это чиновники - коммунистические, монархические, исламские или чиновники транснациональных компаний и международных организаций. Сегодня очередные чиновники, уже чиновники международных и транснациональных компаний и организаций, хотят подчинить себе весь мир, увеличивая мощь и влияние своих компаний и организаций. Финансовая империя ничем по сути своей не отличается от всех других империй, в которых интересы чиновников играют ведущую роль в обществе. Эти чиновники уже имеют неограниченное влияние на власть во многих государствах мира и, в первую очередь в США, Англии и России. Россия в сильнейшей степени пострадала в период так называемых ельцинских реформ из-за безраздельного влияния на исполнительную власть рекомендаций чиновников Международного валютного фонда (МВФ), эффективность деятельности которых практически никем в мире не контролируется.

Несмотря на то, что проблема собственности является центральной в политической борьбе между “либералами” и “государственниками”, она ими предельно примитивизирована и сведена только к проблеме отстранения или не отстранения государства от выполнения функций собственника коммерческих организаций и предприятий. Но она не стала предметом обсуждения роли и эффективности выполнения функций собственника. Отстранить государство от выполнения этой функций - лишь небольшая часть проблемы. Главная проблема - кто, как и при каких условиях может эффективно выполнять функции собственника - нести ответственность своим имуществом за результаты деятельности предприятий. Кто и каким образом должен нести ответственность за результат работы предприятия? Но именно эта проблема осталась вне рассмотрения современной экономической наукой, и государственными деятелями. Отсутствие ее решения привело к поражению реформ в России и в других бывших коммунистических странах.

Сегодня в экономической науке собственникам больших предприятий, компаний, фирм и организаций отведена пассивная роль. Они лишь владеют акциями, которые можно продать или в лучшем случае - получать на них дивиденды. Основная роль хозяйствующих субъектов отведена не собственнику, а руководству компаний и коммерческих банков. Если для небольших и мелких